Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Отказав семье школьника Давида Перова, Воронежский областной суд фактически "приговорил" Россию к новому иску, направленному против РФ в Страсбург. На этот раз – по беспрецедентному для страны делу: принуждение ребенка к исполнению религиозных обрядов.

3 сентября 2007 года Давид Перов – мальчик семи лет, из протестантской семьи - пошел в первый класс в школу поселка Грибановский, Воронежская область. Однако перед первым в своей жизни уроком ребёнок оказался участником богослужения - освящения класса и молебна, которые совершил отец учащегося того же самого класса, священник Воронежской епархии РПЦ Александр Муравьёв. Как выяснилось позднее, делалось это по просьбе родителей учащихся. При этом семью Перовых о предстоящем событии никто не известил. Более того, как рассказал сам Давид, одноклассники подталкивали его кресту, чтобы он его поцеловал.

Прокуратура в ответ на жалобу родителей первоклассника вынесла предписание: нарушены конституционные права учащегося на свободу совести и закон "Об образовании". Все это позволило родителям Давида Перова обратиться в суд с иском к школе о компенсации морального вреда.

В декабре прошлого года Грибановский районный суд не согласился с прокуратурой и отказал Перовым по всем пунктам их заявления. Вчера ту же позицию подтвердил Воронежский областной суд, рассмотревший кассационную жалобу родителей Давида.

Ход процесса и его итоги для Радио Свобода прокомментировали представителей обеих сторон.

Правовой советник Межрегиональной правозащитной группы "Воронеж/Черноземье" Ольга Гнездилова, которая представляла интересы семьи Перовых, считает, что права её подзащитных нарушены и у дела есть перспективы попасть в Европейский суд по правам человека в Страсбурге:

- Обе судебные инстанции решили: факт проведения религиозного обряда без учета мнения родителей не нарушает ничьих прав - ни родителей, ни ребенка. Кроме того, и районный, и областной суд признали, что - статья пятая закона "Об образовании" – где говорится о том, что деятельность религиозных организаций на территории школы запрещена, также нарушена не была. Между тем, любые подобные мероприятия должны осуществляться с согласия детей и подписанного заявления родителей. Суд же указал на то, что мероприятие проходило за 10 минут до начала урока - а значит, законодательство об образовании на эту ситуацию якобы не распространяется.

По словам Ольги Гнездиловой, суд также не посчитал доказанным факт принуждения школьника к участию в религиозном мероприятии:

- Говорилось о том, что физического принуждения не было. Но принуждение не всегда может быть физическим. Мы настаивали на том, что ребенок находился в зависимом положении. В замкнутом помещении, в классе, где дверь закрыта. Где был учитель, который рассадил детей за парты, представил священника, - а священник начал свой обряд, не объясняя, что сейчас будет происходить. Поэтому у ребенка не было физической возможности отказаться. Его никто не спрашивал перед началом обряда: "Дети, кто хочет участвовать, кто хочет присутствовать"… Такого не было. Всех рассадили, начали обряд. Давид – ребенок послушный. Как только прозвенел звонок с уроков, мальчик выбежал из класса и спрятался под лестницей. То есть когда он получил эту свободу, он это сделал. Но во время обряда он не мог этого сделать.

Обращение для Европейского суда по правам человека будет составлено стороной защиты в ближайшие два месяца. Перспектива того, что жалоба будет рассмотрена только через несколько лет, родителей Давида Перова не останавливает.

Следует отметить, что Россия ответчиком по делу о принуждении детей к участию в богослужениях еще ни разу не выступала. Однако для Страсбурга такие дела отнюдь не в новинку. Так, в деле "Фольгере против Норвегии" речь шла о невозможности для ряда детей отказаться от посещения уроков христианства; государство в этом деле проиграло.

Интересы православного священника, совершившего религиозный обряд, отстаивал член адвокатской палаты Московской области Александр Корелов:

- Я не вижу здесь каких-то нарушений. Это был даже не обряд, это совместная молитва, это чин освящения класса, когда священник вместе со своими прихожанами, вместе с православными людьми молится. Непосредственно на людей данный чин освящения не направлен. Что страшного, если, не препятствуя деятельности того или иного государственного учреждения, люди отправляют свои какие-то религиозные потребности. В данной ситуации никто не нарушал деятельности самой школы, никого никто не заставлял менять вероисповедание.

Александр Корелов апеллировал к тому, что инициативу родителей, которые пригласили православного священника, запрещать нельзя:

- Это была инициатива именно родителей – не школы. Соответственно, школа не была обязана предупреждать родителей о таком мероприятии. Ребенок просто-напросто присутствовал при исполнении обряда. В этом традиция нашей России, традиция веротерпимости, и на этом строится и строилась наша многонациональная страна.

С такой интерпретацией традиций страны не согласен отец мальчика, протестантский пастор церкви "Содружество Христа" Алексей Перов.

- Мы не православные - значит, выходит, что мы граждане второго сорта. Когда мы подавали в суд, какая-то надежда еще была. Мы надеялись на то, что все-таки у нас светское государство, свобода совести... Человек пошел в первый класс, первый раз в своей жизни, и такое с ним случилось. Неправоту школы признала прокуратура, само РОНО. А в итоге получилось, что как бы ничего и не произошло. Мы не поймем, в каком государстве живем - в светском или нет.

Сейчас Давид Перов ходит в ту же школу (другой поблизости нет), но сразу после инцидента он был переведен в другой класс. По словам Алексея Перова, "все в принципе хорошо, но Давид чувствует, что по отношению к нему существует какой-то антагонизм. Поселок маленький, шума было много, суд..."

Алексей Перов также рассказал, что дальнейшая карьера священника Александра Муравьева, который освящал класс, сложилась не самым лучшим образом:

- Этот священник сейчас переведен от нас в другое место, в село Высокое, где живут в основном субботники - русские люди, исповедующие иудаизм. Там, получается, православный священник оказался в меньшинстве – как и мы здесь среди православных. Бог тоже по-своему все расставил.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG