Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый мир задумался о "плохих банках"


Один из крупнейших банков Великобритании Royal Bank of Scotland (уже частично национализированный) объявил, что готов "передать" под государственную страховку свои "проблемные" активы на 462 миллиарда долларов

Один из крупнейших банков Великобритании Royal Bank of Scotland (уже частично национализированный) объявил, что готов "передать" под государственную страховку свои "проблемные" активы на 462 миллиарда долларов

На этой неделе и в США, и в Европейском союзе власти предложили способ, как наполнить национальные экономики кредитами, без которых экономический рост невозможен. И как освободить от "проблемных" активов банки, чтобы деньги, предоставляемые им государством, шли на кредиты компаниям и населению, а не придерживались "про запас".

Тест на стрессоустойчивость

В США финансовые власти начали 25 февраля серию так называемых "тестов на стресс" в отношении самых крупных коммерческих банков. Сколько они продлятся, неизвестно. Но в результате финансовые рынки должны получить подтверждение, что эти банки не обанкротятся, даже если ситуация в национальной экономике будет ухудшаться и дальше.

Фактически – это программа прогнозирования "здоровья" национальной банковской системы, поясняет научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета Михаил Бернштам.

В 20 крупнейших банках США появятся представители Министерства финансов. В их распоряжении будет специальная компьютерная программа. Она позволит моделировать ситуацию в том или ином банке на случай, если цены на жилье в США упадут еще на 20%, а уровень безработицы в стране достигнет 10-12%, то есть повысится в полтора раза по сравнению с нынешним.

Главным параметром теста станет достаточность собственного, акционерного капитала. Даже в самых крайних ситуациях он не должен составлять менее 6% от суммы всех текущих активов банка. Если он окажется меньше, государство будет готово вмешаться, выкупая у банка часть его акций, то есть, частично национализируя его.

Результаты "стресс-тестов" вряд ли будут представлены широкой публике. Ведь, по сути, они должны показать, какие банки способны выстоять и без государственной помощи, а какие – нет. Но главная цель акции – убедить инвесторов, финансовые рынки и акционеров в том, что эти банки в любом случае не обанкротятся, пояснил в эфире Радио Свобода Михаил Бернштам.

Частно-государственная порука

Параллельно в США готовится совершенно новая государственная программа, призванная расширить кредитование национальной экономики.

До сих пор из десятков и сотен миллиардов долларов, предоставленных коммерческим банкам Центральным банком США или Министерством финансов, в кредиты бизнесу и частным лицам превращались лишь считанные проценты. Остальное банки, пытаясь обезопасить себя от резко возросших рисков, либо накапливали на своих же счетах в Федеральной резервной системе, центральном банке США, либо потратили на покупку государственных облигаций. До кредитов дело просто не доходило.

Новая программа исходит из того, что между государством и банками появятся посредники – многочисленные частные инвестиционные фонды и небанковские финансовые компании. То есть именно те, чья деятельность по созданию и расширению рынка разного рода производных финансовых инструментов, и стала, как считают многие, одной из главных причин нынешнего финансового кризиса.

"В этом-то и вся проблема – правительство призывает те самые финансовые учреждения, которых обвиняют в кризисе. Но другого выхода нет: они остаются единственными структурами, через которые государство может восстановить кредитование в экономике. То, что не удалось сделать напрямую через банки", – объясняет Михаил Бернштам.

В целом будущая схема нового частно-государственного партнерства представляется примерно так: например, 15-20 частных клиентов или малых предпринимателей, или даже компаний обращаются в банк за кредитами. У банка эти деньги есть, но он делиться ими не хочет, опасаясь грядущих собственных проблем. А тут ему вдруг предлагают переложить риск на других.
Тогда банк на общую сумму заявок на новые кредиты выпускает собственные облигации, которые этими самыми будущими кредитами и обеспечиваются. Их выкупает посредник – частный инвестиционный фонд. Но использует при этом свои собственные деньги лишь на 10%, остальные 9/10 общей суммы ему под низкий процент (как ожидается,
1,5-3%) предоставит Федеральная резервная система. А тот процент, под который все эти деньги получит в итоге коммерческий банк, чтобы выдать кредит частному лицу, предпринимателю или компании, будет выше, обеспечивая, таким образом, некий доход и посреднику.

Главное отличие новой схемы от всех предыдущих, подчеркивает Михаил Бернштам, заключается в том, что кредиты от американского государства будут в итоге предоставляться под заявки на конкретные кредиты от частных лиц, предпринимателей или компаний.

Финансовый морозильник "плохого банка"

В странах Европейского союза многие крупные банки, как и американские, обременены ставшими теперь "проблемными" активами. Более или менее точных оценок их объемов не существует, однако, о каких суммах может идти речь, нетрудно представить хотя бы из последних новостей.

26 февраля один из крупнейших банков Великобритании Royal Bank of Scotland (уже частично национализированный) объявил, что готов "передать" под государственную страховку возможных рисков свои "проблемные" активы на 462 миллиарда долларов. К этой же программе, как ожидается, присоединятся еще два крупных банка – Barclays и Lloyds. Последний, по экспертным оценкам, может выкупить государственную страховку для своих активов на 355 миллиардов долларов. Кстати, плата за такую страховку во всех случаях одинакова – часть собственных акций.

На этом фоне одно из наиболее обсуждаемых финансовыми властями стран Европы предложений – создание так называемых "плохих банков", которые за счет государственных средств выкупали бы "проблемные" активы у коммерческих банков.

Это своего рода "морозильник", в котором эти активы могут храниться в "замороженном" виде, пока на мировых финансовых рынках не "потеплеет", объясняет директор немецкого исследовательского института IFO в Мюнхене Гернот Нерб. Тогда их можно будет продать по нормальной цене.

Но главная проблема – а по какой, собственно, цене "плохой" банк должен выкупать у других банков их "проблемные" активы? Если установить высокие цены, то выгадают банки, но сильно проиграют бюджеты. А если цену сделать низкой, то банкам это будет невыгодно. Тогда им придется эти активы списывать, что тут же обрушит их балансы. "Определить некую среднюю цену пока у стран Европы не получается. И немудрено: фактически - это политическое решение", – подчеркивает Гернот Нерб.

Еще одна схема, которая активно обсуждается в странах Европы – создание не одного, центрального, а сразу нескольких "плохих банков". Их могут учреждать любые коммерческие банки, объединившись в группы. Например, создать такого рода финансовый институт намерены земельные банки Германии, причем каждый из них будет иметь в этом "плохом банке" свою собственную "ячейку".

Идея создания "плохого банка" еще недавно обсуждалась и в России. У российских банков накапливаются свои "проблемные" активы – и не возвращаемые им кредиты, и корпоративные облигации, по которым компании все чаще в последние месяцы объявляют дефолт. Однако после длительных обсуждений было официально объявлено, что, во всяком случае, на данном этапе идею создания "плохого банка" решено отложить, вспоминает аналитик инвестиционного банка "ВТБ-Капитал" Михаил Шлемов. И прежде всего - из-за высоких "коррупционных" рисков.

Во-первых, как и в других странах, возникает вопрос цены выкупа "проблемных" активов. Вторая проблема – кто и как будет решать, у каких именно банков выкупать "плохие" активы, а у каких – нет?

Но по мере углубления финансового кризиса, и на фоне ухудшения качества кредитных портфелей российских банков, вполне возможно, финансовые власти России вернутся к идее созданию "плохого банка", полагает Михаил Шлемов: "В любом случае это потребует жестких механизмов – как оценки "проблемных" активов, так и прозрачности самого процесса передачи этих активов в "плохой банк".

Поддержка национальных банковских систем обходится государствам в огромные суммы. Например, представленный в четверг в Вашингтоне проект дополнительных расходов Соединенных Штатов в текущем финансовом году предусматривает рекордный дефицит бюджета – более 11% ВВП, такого не было за все послевоенные годы. В России прогнозируемый пока на 2009 год дефицит бюджета составит, как минимум, 8% ВВП.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG