Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смерть ребенка сплотила английское общество


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Александр Гостев: Великобритания охвачена широкой волной сочувствия и сострадания, которая, как отмечают лондонские комментаторы, сплотила страну в невиданном ранее эмоциональном порыве. Наблюдатели заговорили об изменении английского национального характера - после частной семейной трагедии. У лидера оппозиционной консервативной партии Великобритании Дэвида Камерона скончался неизлечимо больной шестилетний сын.

Наталья Голицына: Старший из трех детей Дэвида Камерона, шестилетний Айван, с рождения страдал редкой формой эпилепсии и церебральным параличом. Он не мог ходить и не мог говорить. У некоторых детей с таким заболеванием спазматические приступы случаются по нескольку десятков в день. Айван нуждался в круглосуточном уходе. Болезнь ребенка полностью изменила семейную жизнь Камерона и его жены Саманты. Они знали, что Айван обречен, - дети с таким заболеванием едва доживают до двухлетнего возраста. Однако заботливый семейный и врачебный уход продлили жизнь ребенку. Неожиданно его состояние ухудшилось; он был доставлен в детское отделение лондонской больницы Сент-Мэри, где вскоре скончался.
Дэвид Камерон - необычайно популярный публичный политик, которого прочат в будущие премьер-министры. Известие о смерти его сына и трагические обстоятельства жизни ребенка вызвали небывалый в Британии порыв сочувствия к его родителям. Смерть неизлечимо больного Айвана переживается как национальная трагедия. На несколько часов была прервана работа британского парламента. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун произнес трогательные слова соболезнования, которые транслировались по телевидению:

Майкл Биньон: Каждый ребенок драгоценен и незаменим. Смерть ребенка - невыносимое горе, которое никогда не должны испытывать родители. Политика нередко может нас разъединять. Однако существуют простые человеческие узы, которые объединяют нас в сочувствии и сострадании и вызывают взаимную поддержу в моменты горя и испытаний. Сара и я шлем наши соболезнования Дэвиду и Саманте, и я знаю, что в мыслях и молитвах вся страна сегодня с ними и их семьей.

Наталья Голицына: Сказал премьер-министр Великобритании Гордон Браун. Аналитики пытаются осмыслить и понять психологические причины столь мощной и небывалой волны всенародного сострадания к, казалось бы, частному случаю семейной трагедии. Объясняется ли это изменением национального характера обычно сдержанных англичан? Или же здесь действуют какие-то чисто социальные причины? На эту тему в интервью РС рассуждает политический редактор лондонской «Таймс» Майкл Биньон.

Майкл Биньон: Обычно в прошлом такие события, как частные семейные трагедии, даже если они случались с политиками, не становились предметом общественного обсуждения и широкого освещения в прессе. Обычно они воспринимались с определенной долей сдержанности и уважения к частной жизни. Какие-либо публичные комментарии на этот счет ранее казались неуместными и чрезмерно сентиментальными. Что же случилось сейчас? Я вижу две причины в изменении общественной реакции. Во-первых, страдания и смерть неизлечимо больного сына Дэвида Камерона высветили те трудности, с которыми сталкиваются семьи с неизлечимо больными детьми и бремя, которое всю жизнь несут их родители. Эта проблема стала сейчас центральной в дебатах о судьбах детей с врожденными болезнями и о трагедии их родителей. Вторая причина, на мой взгляд, состоит в том, что публичная демонстрация эмоций в Британии стала сейчас делом более обыденным, чем раньше, причем даже в случае обсуждения частных семейных дел, что ранее было табу. Со времени гибели принцессы Дианы, вызвавшей невиданный взрыв общественных эмоций, стало не только вполне приличным, но, возможно, даже желаемым публичное обсуждение семейных дел и частного горя. Мы стали свидетелями изменения, эволюции британского национального характера. Об англичанах всегда говорили, что они крайне сдержаны в проявлении эмоций и в обсуждении своей частной жизни. Сейчас это уже не соответствует действительности. Британцы сейчас не более сдержаны, чем любая другая нация, и проявляют свои эмоции не менее открыто, чем жители средиземноморских стран. Если вы спросите об этом явлении представителей молодого поколения, то они назовут его в высшей степени позитивным; однако поколение более пожилых людей назовет его негативным, поскольку мы утрачиваем собственный национальный характер.

Наталья Голицына: Говорил политический редактор лондонской «Таймс» Майкл Биньон.
XS
SM
MD
LG