Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Травин: "Политики как таковой в Петербурге нет"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие петербургский политический эксперт Дмитрий Травин.

Андрей Шарый: О предвыборных настроениях в российском обществе и смысле местных выборов я беседовал с известным петербургским политическим экспертом Дмитрием Травиным. Есть ощущение, что происходят какие-то политические события на таком обыденном уровне? Это важно для горожан, то, что состоятся 1 марта выборы?

Дмитрий Травин: Нет ощущения, что происходят политические события. Честно говоря, последним политическим событием в Петербурге были выборы губернатора Матвиенко. С тех пор, после того, как выборы губернаторские вообще отменены, политики как таковой в городе нет. Даже выборы депутатов законодательного собрания представляют собой скорее бизнес. Люди идут в политику, чтобы решать некоторые деловые вопросы. Ну, а муниципальные выборы совсем ничтожны в этом плане.

Андрей Шарый: Есть какое-то понимание того, как работает эта система в городе? Интересно ли это людям?

Дмитрий Травин: Людям это не интересно. И даже у специалистов в принципе есть некие представления о том, что осуществляется лоббистская деятельность, но как конкретно она осуществляется и что получают те или иные депутаты, даже ученые знают плохо. Один из моих друзей сейчас ведет такие исследования, но пока еще они далеки от завершения.

Андрей Шарый: Насколько это постоянное явление в нынешней России - вот это слияние бизнес-интересов, экономического лоббирования, политических интересов, по крайней мере, на местном уровне, где, может быть, это даже и важнее, хотя деньги там меньше ходят, зато там ближе как бы к конкретным объектам собственности?

Дмитрий Травин: Такого рода деятельность устранить вообще невозможно, она будет всегда. Другое дело, что когда одна политическая сила монополизировала власть, какого-то противодействия лоббистской деятельности быть не может. Противодействие может быть только в том случае, если существует конкуренция политических партий и существуют свободные средства массовой информации, которые сообщают людям о том, каковы злоупотребления тех или иных депутатов, чиновников и так далее. Самое главное, должен быть интерес граждан к этому вопросу. Интереса граждан сегодня в Петербурге нет совершенно. Поэтому даже прессе бессмысленно писать о таких вещах и разоблачать тех или иных лоббистов.

Андрей Шарый: Понимаете, получается в нынешней, описанной вами ситуации, что конфликты, скандалы, публичное выяснение отношений возможно только в двух случаях. Первый, это как в городе Химки, где появилось совершенно конкретное гражданское общественное движение в поддержку Химкинского леса, и один из лидеров этого движения баллотируется в мэры города. И второе - это как, например, ситуация в Мурманске, где вступают в противодействие между собой разные фракции "Единой России", которые что-то там не поделили. Как вы думаете, из Кремля есть возможность управлять всей вот этой системой вертикали, которая уже существует в России сверху донизу?

Дмитрий Травин: Я думаю, что Кремль даже не стремится управлять этими процессами. Кремль сажает губернаторов для того, чтобы регион не создавал проблем. Как происходят процессы внутри региона, как губернатор обеспечивает стабильность и необходимый электоральный результат на парламентских и президентских выборах, это уже дело губернатора.

Андрей Шарый: Институт представителей президента в федеральных округах сейчас имеет какое-то значение политическое?

Дмитрий Травин: По-моему, нет. Понятно, когда человек имеет статус представителя президента, он может что-то пролоббировать в интересах тех или иных структур. Той идеи, которая первоначально закладывалась, когда только Путин пришел к власти, в эту систему, сейчас уже нет. До отмены губернаторских выборов логика этого института была понятна: губернатора выбирает народ, и если губернатора выберут не так, как хочет Кремль, то у Кремля есть механизм воздействия на губернаторов через назначаемых генерал-губернаторов. Но когда успехи вертикализации власти продвинулись настолько, что губернаторские выборы вообще отменили, этот институт стал не нужен. Его не отменяют, поскольку в его существовании заинтересованы те лоббистские структуры, которые через него действуют. Какого-то значения для управления государством он, конечно, не имеет.

Андрей Шарый: Насколько стабильна и эффективна та система власти, которая выстроена сейчас в России, вот в той плоскости, в которой мы сейчас с вами беседуем?

Дмитрий Травин: Мне кажется, что в условиях кризиса, который разворачивается в России очень быстро, эффективность этой системы весьма спорна. Я понимаю, какое значение имела система свободных губернаторских выборов. Если в том или ином регионе происходят серьезные катаклизмы, свободно избираемый губернатор оттягивает на себя народный гнев. Он может быть переизбран. В этом случае Кремль, федеральный центр не несет прямой ответственности за события, происходящие на каком-то предприятии, которое закрылось и оставило полгорода без работы. Когда мы знаем, что за все отвечает один человек - Путин (даже президент сегодня не рассматривается в качестве серьезной политической фигуры), скинуть на кого-то ответственность за катаклизмы, связанные с кризисом, очень тяжело. Последний бомж в России знает, что у нас есть один начальник, а все остальные - просто его представители. И я думаю, что когда кризис всерьез расшатает российскую экономику, возникнет серьезная опасность для стабильности всей вертикали власти. Вертикаль власти не сможет заменить отдельные кирпичи - либо все устоит, либо все обрушится.
XS
SM
MD
LG