Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Ковачевича и 60 миллионов помощи США Сербии


Ирина Лагунина: Правительство Сербии потрясает скандал, который, на первый взгляд, никакого отношения к государственным делам иметь не должен. На международный уровень поднят случай драки в баре в Америке. Драку учинил сербский студент Миладин Ковачевич. Делом занимается даже госсекретарь США Хиллари Клинтон. Официальный Белград признает, что только с разрешением этого случая можно надеяться на улучшение отношений с США. А на внутриполитическом плане в самой Сербии дела дошли до того, что усиливаются голоса, требующие отставки правительства. Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: История эта началась в мае минувшего года. Двадцатилетний Миладин Ковачевич, начинающий баскетболист, студент местного колледжа в Нью-Йорке в студенческом баре жесточайшим образом избил своего американского сверстника Брайана Штайнхауера. Двухметровый Ковачевич, весом в 120 килограммов, руками и ногами изувечил физически слабого коллегу. Пострадавший пролежал два месяца без сознания в больнице, а Ковачевич был арестован. Через месяц он был отпущен под залог, до судебного разбирательства, а дипломатические представители Сербии в Америке подписали документ, что Ковачевич страну не покинет. Его паспорт был изъят американскими властями. Однако уже на следующий день консульская служба выдала ему новый паспорт на его имя, но с подложными личными данными, и подозреваемый в попытке убийства Миладин Ковачевич сбежал в Сербию. На требование США вернуть его, чтобы он предстал перед американским судом, сербские власти отвечают, что это невозможно. Министр иностранных дел Сербии Вук Еремич.

Вук Еремич: Сербия столкнулась с крайне серьёзной внешнеполитической проблемой из-за случая Ковачевича. Он покинул Соединённые Штаты Америки, нарушая законы США, и причем в помощью служащих правительства Сербии – теперь уже бывших служащих. Ситуация такова, какая она есть – Ковачевич находится в Сербии, и его, как любого гражданина страны, защищают Конституция и законы Сербии, запрещающие его выдачу третьей стране. Об этом я поставил в известность самых высоких американских официальных лиц. Когда я в сентябре был с официальным визитом в Вашингтоне, мы обсуждали лишь две темы с госсекретарём Кондолизой Райс: первая - Косово, вторая – Ковачевич. Я передал ей, что Миладин Ковачевич не может быть выдан США, несмотря на требования американской стороны.

Айя Куге: Утверждение, что Конституция Сербии не допускает выдачи своих граждан судебным органам других государств, весьма популярно в стране. Но в Конституции такого пункта не найти. Чтобы разъяснить это, я обратилась к видному белградскому профессору юридических наук Весне Ракич-Водинелич. Прав ли министр иностранных дел, когда утверждает, что выдача сербских граждан невозможна?

Весна Ракич-Водинелич: Нет! Новая конституция Сербии 2006 года не содержит пункт, согласно которому бы было запрещено выдавать иностранному суду сербского гражданина. Однако в уголовном законе, который ещё не приспособлен к новой Конституции, существует пункт, запрещающий выдачу. Согласно ему, выдача в Америку Ковачевича не допускается. Но существуют, кстати, и противоположные толкования специалистов. Ведь Ковачевич сбежал с территории США в Сербию при помощи консульских представителей нашей страны, а это нарушение международно-правовых норм. Международное право стоит над национальным законом, так записано и в нашей Конституции. И если учесть это, то в данном случае экстрадиция иностранному суду возможна.

Айя Куге: Сербские власти оставляют Ковачевичу выбор – оставаться в Сербии или добровольно вернуться в Америку. Шеф сербской дипломатии Вук Еремич почти ежедневно выступает с заявлениями, что случай Ковачевича решается в ходе переговоров с американской стороной, но не может быть и речи, что подозреваемый будет возвращён в США.

Вук Еремич: Решение за Ковачевичем – будет ли он отвечать перед американским, или сербским судом. Если он решится отвечать в Сербии, его будет защищать сербское государство. Неважно, что я думаю о Миладине Ковачевиче, но его защищает Конституция. У Сербии из-за него возникли серьёзные проблемы, и правительство Сербии сделает всё, чтобы эта проблема в отношениях с США была разрешена в соответствии с Конституцией и законом.

Айя Куге: Общественность Сербии была крайне удивлена, когда белградская газета «Борьба» раскрыла факт, что правительство приняло решение наложить на переговоры с Америкой гриф «строго секретно». Просочилась и информация о том, что для урегулирования дела Ковачевича из бюджета выделяется миллион долларов - девятьсот тысяч для возмещения ущерба семье пострадавшего американского студента, и ещё 100 тысяч, чтобы покрыть залог Ковачевича в американском суде, поскольку деньги были сняты со счета консульства. На днях молодёжь Либерально-демократической партии в Белграде вышла с протестом, задавая вопрос: кого бы избить, чтобы заработать миллион евро. Никто не может дать ответа на вопрос, почему неизвестный студент, сын семьи местных врачей из Воеводины, который нанёс тяжкие увечья молодому человеку в Америке, находится в Сербии под такой защитой. Миладин Ковачевич сразу по возвращении из Америки вступил в профессиональный баскетбольный клуб, в сопровождении политиков Радикальной партии посетил парламент Сербии, с жвачкой в рту широко улыбаясь перед камерами. Вопрос к представителю Либерально демократической партии Зорану Остоичу: кого и почему в этом случае защищает правительство Сербии?

Зоран Остоич: Я не знаю, кого защищает правительство Сербии. Они говорят, что цель: наладить отношения между Сербией и Америкой. Но они не говорят о том, почему на самом деле эти отношения нарушены. У Ковачевича правовые проблемы в Америке, но это его частное дело. Не понятно, почему сербские налогоплательщики должны участвовать в разрешении его проблем. Если к этому причастна Сербия на государственном уровне, тогда должны отвечать ответственные лица. Никто не убедит меня в том, что консульские служащие нарушали законы, спасая его из Америки, без консультаций с Белградом. Разве нормально, что частная проблема, которая стала государственной, решается деньгами всех граждан страны.

Айя Куге: У депутата парламента, бывшего посла Весны Пешич своя теория о том, почему власти Сербии так заступаются за Миладина Ковачевича.

Весна Пешич: Этот случай надо рассматривать в контексте «войны», которую Сербия вела против США и Евросоюза в 2008 году, после провозглашения независимости Косово. Очевидно, что кто-то у нас в правительстве решил отомстить американцам из-за Косово, и поэтому организовал это бегство, втянув консульское управление в Америке. Какой мотив мог быть у вице-консула помогать какому-то студенту?! Зачем ему жертвовать карьерой своей жизни? Ведь он лично подписал гарантии, что Ковачевич не покинет США, и оплатил залог государственными деньгами. Он выдал и подложный паспорт, а это вместе взятое - уже несколько уголовных дел. Это такие серьезные служебные нарушения, что мало кто это был сделал, даже если речь бы шла о родном брате. Просто невозможно, что кто-то на это решился самостоятельно.

Айя Куге: Консул и вице-консул Сербии в Нью-Йорке отстранены от должности. Консул Слободан Ненадович возлагает ответственность на своего помощника, а в открытом письме министру иностранных дел намекает на то, что побег Ковачевича из Америки был организован Белградом, и причем на самом высоком политическом уровне. Тем временем руководители Сербии выражают открытое недовольство тем, что случай стал известен публике, что, якобы, помешало урегулированию отношений с Америкой. Власти утверждают: шум поднят без повода, и если не удастся договориться с американцами о выплате денежного ущерба в размере миллиона долларов, Сербия потеряет 60 миллионов долларов помощи США. Тем временем власти начинают расследование, кто выдал прессе государственный секрет. Белградские журналисты отказались раскрыть свой источник полиции. Однако не только общественность, но и специалисты считают скандальным тот факт, что случаю Ковачевича дан гриф «строго секретно».
Профессор права Весна Ракич-Водинелич.

Весна Ракич-Водинелич: Согласно закону, нельзя провозгласить государственным секретом информацию или действия, которые направлены на прикрытие уголовного дела или тяжких нарушений прав человека. По моему мнению, если наши дипломатические представители прикрывали уголовное дело и серьезно нарушили права человека тем, что помешали правосудию иностранного государства, невозможно это провозгласить государственным секретом.

Айя Куге: Сейчас в Сербии возникла общественная забава - размышлять, как лучше потратить миллион долларов, – на бездомных семей, на помощь талантливым студентам, или на лечение детей, больных раком. Есть несколько важных аспектов случая Ковачевича – политический, дипломатический, юридический, моральный, - но финансовый, кажется, воспринимается обычными гражданами тяжелее всего. В состоянии ли общественность Сербии повлиять на своих правящих политиков?

Весна Ракич-Водинелич: В данном случае общественность оказала значительное влияние. Ведь ясно, где в политическом смысле и на международной арене находится Сербия, а где - США. Если бы наше правительство открыто вышло и сказало: у нас возникла проблема в отношениях с великой державой, отношения у нас с ней плохие, чтобы их улучшить, нам нужно возместить ущерб, нанесённый представителями консульства. Тогда, может быть, сербская общественность это восприняла бы иначе. А так речь идёт о большой, по нашим меркам, сумме денег. Эти деньги должны оплатить налогоплательщики, из бюджета страны, а во время экономического кризиса это для многих людей дополнительный раздражающий момент. Я надеюсь, что именно бурная реакция общественности может привести к пересмотру ответственности как самого Ковачевича, так и наших дипломатических представителей.

Айя Куге: Многие детали этого засекреченного дела ещё не раскрыты. Пока власти Сербии стараются многое замять, но признают, что на деле – это крупнейший в последние годы спор с Соединёнными Штатами.
XS
SM
MD
LG