Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Грузии нарастают политические противоречия



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Дмитрий Волчек: Политические противоречия нарастают в Грузии. Здесь оппозиция призывает к проведению досрочных президентских выборов. Специальный корреспондент Свободы Олег Кусов встретился в Тбилиси с политиками и экспертами.

Олег Кусов: Грузинская оппозиция предлагает своим сторонникам два варианта смены власти. Лидер оппозиции «За Грузию» Ираклий Аласания предъявил ультиматум президенту Михаилу Саакашвили: или он в течение 10 дней издает указ о проведении референдума с вопросом о необходимости досрочных выборов главы государства, или сторонники Ираклия Аласания переходят к массовым акциям протеста. К слову, сегодня истекает пятый день этого ультиматума, но никакой реакции власти пока нет.
Оппозиционные политики Нино Бурджанадзе и Саломе Зурабишвили выступили с более радикальной идеей: они призвали Михаила Саакашвили до 9 апреля сего года издать указ о проведении досрочных выборов президента Грузии. В противном случае, Бурджанадзе и Зурабишвили также грозят властям массовыми акциями протеста с целью смены политического руководства страны. Лидер движения «Единая Грузия» Нино Бурджанадзе в беседе со мной подчеркнула, что надеется на сотрудничество с другими потенциальными лидерами грузинской оппозиции. Но в идею проведения референдума она не верит.

Нино Бурджанадзе: У меня с Аласания прекрасные человеческие отношения и во многом наши взгляды схожи. Поэтому я считаю, что если господин Аласания и люди, которые рядом с ним, на данном этапе решат присоединиться к нашим акциям, это только улучшит процесс и усилит процесс. Я думаю, что мы вполне можем вместе идти по той дороге, которая называется дорога к президентским выборам. Вообще это очень сложно объяснить для нормальных цивилизованных государств, почему конструктивные политики выступают против референдума. Потому что в нормальной стране это было бы хорошим шансом разрешить кризис. Но в этой ситуации, когда я говорю о том, что каждый день, продленный Саакашвили, грозит нестабильностью в стране, и об этом не только я говорю, все знают о том, что референдум будет сфальсифицирован – это путь в никуда.
Во-первых, референдум очень долгая процедура. Даже если сегодня президент объявит, что он назначает референдум, то есть он согласен назначить референдум, по закону он имеет право назвать дату от двух до шести месяцев. То есть сегодня он может сказать, что, допустим, он назначает референдум через шесть месяцев. Потом еще нужна процедура, когда будет проводиться референдум. Потом референдум должен уже подтвердить парламент. То есть это год, а у нас нет этого года. Сейчас нам всем вместе нужно работать, чтобы конституционным путем изменить правительство, президента страны. А потом, я считаю, что каждый должен решить, кто будет баллотироваться или какую политическую силу или политическую кандидатуру поддерживать. На второй день буквально можно говорить о том, кто с кем и кто кого поддерживает.

Олег Кусов: Бывшему послу Грузии в России политологу Зурабу Абашидзе, напротив, идея о проведении референдума представляется эффективной.

Зураб Абашидзе: Я бы не стал эту идею отметать с порога. Если будет цивилизованный спокойный диалог между представителями властей, между властями и оппозицией, я думаю, что такой вариант можно было бы рассмотреть, чтобы это было в рамках конституции, в рамках законности и не торопясь, не форсируя события, чтобы все-таки ситуацию не расшатать в стране. А так, я думаю, что главное иметь диалог между сторонами и цивилизованный подход к любой идее, даже самой экстравагантной и неприятной для той или иной стороны.

Олег Кусов: Руководитель Клуба независимых экспертов Грузии Сосо Цискаришвили предлагает еще один путь смены власти – через объявление импичмента Михаилу Саакашвили.

Сосо Цискаришвили: Каких-либо не существовавших ранее технологий, которые обеспечат смену власти, я не могу предполагать. Соответственно, скорее всего смена может происходить в двух случаях – это прозрение самого президента Саакашвили, к которому стараются толкнуть его и оппозиционеры и некоторые члены его группы, так же как и некоторые зарубежные коллеги. Второе, что может произойти – это опасность насилия, которое может быть обоюдным между властями и оппозицией, что, я считаю, еще более негативно отразится на перспективу ближайшего развития в стране.
Есть еще нюанс и надежда оппозиции, что действия Саакашвили будут абсолютно точно и принципиально оценены теми международными комиссиями, которые изучают действия грузинского правительства и самого президента в августе прошлого года. Тот же Клуб независимых экспертов, который я сейчас представляю, в своем заключении о правовых оценках действий грузинского правительства и президента в августе 2008 года, пришло к однозначному мнению, что есть все основания начать процедуру импичмента в отношении господина Саакашвили за неоднократные нарушения конституции Грузии в августе прошлого года. Оппозиционеры не считают, что самый короткий путь – это правильный путь, они считают, что можно ускорить кое-какие процессы. Возможно, им виднее, будущее покажет. Но консолидация в политическом плане разных оппозиционных сил, конечно, будет необходимой, и не только в случае необходимости изменения.

Олег Кусов: Официальный Тбилиси, как создается впечатление, не намерен выполнять требования оппозиции. Министр по реинтеграции Грузии Тимур Якобашвили в беседе со мной подчеркнул: время, когда можно было менять власть в Грузии с помощью митингов, прошло.

Тимур Якобашвили: Я, можно сказать, довольно спокойно к этому отношусь, потому что, во-первых, это те политики, которых мы знаем. То есть мы не имеем дело с людьми, которые пришли ниоткуда и мы не знаем, что они будут делать. Например, есть такой Путин, все спрашивали, кто это такой, откуда он пришел. В нашем случае мы знаем хорошо этих людей. Сам факт того, что создаются оппозиционные силы и каждый по-своему пытается влиять на настроение населения - это нормально и в рамках демократии. То, что они хотят условия ставить, тоже нормально, для того и существует демократия. То, что они хотят уличные акции – пожалуйста, свободная страна, в рамках закона могут делать все, что хотят.
Думаю ли, я что президент от этого пострадает? Не думаю. Потому что вся оппозиция борется за один и тот же электорат – это протестный электорат, который существует и существует во всех демократических странах. Электорат маленький, оппозиционеров много. Так что на всех электората не хватает.
Если вы думаете, что умом Россию не понять, то можно то же сказать про нашу оппозицию. Умом нашу оппозицию невозможно понять, потому что очень много нерационального, к сожалению, происходит. Хотя какие-то силы предлагают довольно рациональные решения. И что самое интересное, по всем данным общественных опросов лидирует парламентская оппозиция, то есть не уличная, которая на улицы приходит, кричит, маргинализирует себя. А парламентская оппозиция, которой я, кстати, не симпатизирую, более мои симпатии относятся к тем людям, которые не в парламенте, но парламентская оппозиция более популярна. Потому что люди все-таки увидели, что если реально хочешь сделать дела, изменить что-то, лучше быть в парламенте, а не на улице.

Олег Кусов: Как отмечают эксперты, сегодня грузинское общество в целом не готово к радикальным выступлениям против власти, люди сегодня озабочены другим: не двинутся ли российские танки с территории Абхазии и Южной Осетии на Тбилиси, как это было в августе прошлого года?
XS
SM
MD
LG