Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калужская область: Почему вместо старых домов в первую очередь планируют ремонтировать новые? Ижевск: Легко ли отказаться от услуг нерадивых управдомов? Астрахань: Дети-алкоголики занимают очередь на лечение. Благовещенск: Чем отличается телевидение по-русски от телевидения по-китайски? Псков: Сколько еще времени аварийные службы смогут работать бесплатно? Челябинск: Квартирный обман. Иркутск: Что случилось с государственной телекомпанией ТВ-23? Самара: Типографские рабочие защищают свои рабочие места. Ростов-на-Дону: О чем будут говорить студенты на своей новой радиостанции? Оренбург: Растить детей в семье Бикситовых помогает спорт


В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:

В феврале в местных газетах Калужской области были опубликованы списки домов, которые включены в федеральную программу капитального ремонта на 2009 год. Велико же было удивление многих жителей, когда они свои дома в этих списках не увидели. И это несмотря на то, что они, как полагается провели собрания и приняли решение о 5-процентном софинансировании. Понятно, что на всех желающих денег не хватает. Тем не менее, вопросы остаются. И главный из них - по каким же критериям отбирались дома? Например, в Обнинске эти критерии не понятны. Говорят, что один из них – это возраст дома. Но вот дом Гоголя, 4, которому уже 55 лет, в программу почему-то не попал. Говорит жительница этого дома Наталья Китаева:

Наталья Китаева: Дом пенсионный, и жители пенсионного возраста, и сам дом пенсионер – ё954 года постройки. Очень частые аварии. Естественно, перспектива остаться без канализации, воды и отопления вполне реальна.

Алексей Собачкин: Мы попытались выяснить в обнинской администрации критерии отбора домов для капитального ремонта, но четкого ответа на этот вопрос не прозвучало. Не смогла этого выяснить и Наталья Китаева.

Наталья Китаева: Члены инициативной группы стали выяснять, рассматривалась ли наша заявка и где наши документы. Выяснилось, что управляющая компания, где хранятся наши протоколы, решение общего собрания, наши документы в администрацию не подавала, ссылаясь на указание администрации о том, на данную управляющую компанию выделена квота из 6 домов, и были поданы документы по темам домам, в которых собрания прошли раньше, чем в нашем доме.

Алексей Собачкин: Но нам в управляющей компании эту информацию не подтвердили. И на вопрос - каковы же критерии отбора? - отвечали также довольно туманно. Ясно, что учитывается возраст дома, его состояние, время заявки, но что главнее, так и не ясно. Поэтому люди пребывают в полном недоумении, почему в домах, которым 20-30 лет, сделают капитальный ремонт, а старому дому в этом отказали. Да и что будет дальше, вообще не понятно. Говорит Наталья Китаева:

Наталья Китаева: На наш вопрос- наша заявка становится недействительной, или она сохраняет свою силу на 2010 год, или нам предстоит по новой проводить собрание и снова подавать документы? - мы никакого внятного ответа не услышали.

Алексей Собачкин: А в Малоярославце произошла вообще очень странная история. Там на улице Григория Соколова соседствуют два дома. Один дряхлый и старый - номер 36, другой – молодой и красивый – номер 34а. В старом доме живут пролетарии и пенсионеры, а в новом - так называемые уважаемые люди. Старый дом в программу капитального ремонта не попал, а новый, которому всего 15 лет, попал. Поэтому старшая по дому номер 36 Людмила Кустова сильно возмущена.

Людмила Кустова: Мы в газете прочитали список домов, которые идут. Очень удивились. Не только мы, все соседние дома возмущены до предела, что новому дому дать капитальный ремонт, когда рядом стоят еще хуже дома. Нам все-таки обидно, что дом наш старше, а соседний дом молодой, а им выделяют деньги большие на капитальный ремонт, хотя он нормальный дом.

Алексей Собачкин: Другая жительница этого дома Наталья Шорнина видит причину произошедшего в следующем.

Наталья Шорнина: У нас в доме никого нету грамотных таких людей, все на заводах работают, и поэтому наш дом обделяют постоянно.

Алексей Собачкин: В малоярославецкой администрации мы также не услышали внятного ответа на вопрос, почему новый и красивый дом попал в программу капитального ремонта, а старый и дряхлый – не попал. Правда, ситуацию поправили народные избранники. Говорит депутат малоярославецкой думы Елена Болоболова.

Елена Болоболова: После публикации в газете списка домов, жители дома Соколова, 36, увидев такую несправедливость, когда образцово-показательный дом попадает в программу, и федеральные деньги общей сложности 1, 6 миллионов рублей планируются на приведение дома в какое-то замечательное состояние, правда, нам не ясно в какое, а их дом, который действительно нуждается в финансовой поддержке, он в программу не попадает. Они обратились к губернатору, в прессу, в прокуратуру, и мы этим вопросом занялись вплотную.

Алексей Собачкин: Этот вопрос был вынесен на заседание городской думы 26 февраля, и депутаты решили откорректировать список. В новом доме капитальный ремонт решили не делать, вместо него в список будет включен один из старых домов, которых в Малоярославце полным полно.

В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:

Жильцы многоквартирных домов Ижевска становятся все разборчивей при выборе управляющей компании. Терпеть безалаберность, безответственность и воровство уже никто не хочет.

На западной окраине Ижевска, в городке Строителей, дома не такие старые, им меньше двадцати лет. Это очень большие дома, вследствие чего они становятся крайне привлекательными для управдомов как постоянный источник стабильных доходов. В одном из таких домов сейчас бушует конфликт. 10-этажный 9-подъездный дом на улице Баранова, пытается уйти от управляющей организации "ЖКУ-Компания", с которой год назад был подписан договор. Претензии у жильцов к управдому - отсутствие прозрачности в отчетности и судьба отсуженных у предыдущей управляющей компании 640 тысяч, собранных на капремонт. Наталья Иютина живет в этом доме, в то же время она была в "ЖКУ-Компании" бухгалтером по квартплате.

Наталья Иютина: Представляете, какие суммы! За десять месяцев, мы посчитали, 10 с лишним миллионов рублей! Это только квартплата. Плюс 644 тысячи, с которыми мы уже попрощались безвозвратно, - это капитальный ремонт, по которому я бегаю и в прокуратуру, и ОБЭП, и где только не бываю. Ничего сделать с ним не могут. Он все делает так, что его не ущипнешь.

Надежда Гладыш: Еще летом объявились долги по коммунальным платежам у управдома перед теплоснабжающей организацией. Но руководитель управляющей компании Борис Дю отчитываться перед собственниками не стал, а бухгалтеру и уполномоченному собственников Татьяне Бобылевой посоветовал не совать свой нос куда не следует. В итоге активисты дома провели новое голосование за выбор другой управляющей компании, которая должна приступить к своим обязанностям с 1 марта текущего года. Но Борис Дю отнюдь не готов смириться с потерей дома и сам лично обходит квартиры с новыми бюллетенями голосования за уже третий переход в созданную им же новую управляющую организацию "ЖРУ-Компания". Вот фрагмент его выступления на февральском собрании жителей.

Борис Дю: С 1 марта сегодняшнего года заканчивается работа нашего предприятия на этом доме. Благодаря инициативной группе, которая выдает себя за актив дома, были проведены якобы новые голосования, которые тоже являются под сомнением. Некоторые люди говорят – мы вообще не голосовали. И есть листы, подделанные этой инициативной группой. Все! Хватит! Вы кричали, теперь давайте я скажу. Я говорю, что есть инициативная группа у вас – Ирина, Катя, Наталья. Это не актив дома. На сегодняшний день законодательство, которое сегодня есть, в нем не закреплен актив дома, не закреплены старшие по подъездам. Кто это такие – старшие по подъездам? Есть уполномоченный – это еще понятно. Это Бобылева Татьяна Николаевна. Все остальные лица на сегодняшний день юридически не имеют никакой проформы. Я еще раз спрашиваю – а какой смысл туда бежать? Есть долги у Захваткина или нет? У нее долгов сегодня более 2 миллионов 200 тысяч рублей.

Жительница: Когда мы с вами собеседовали, вы сказали – пожалуйста, на год, я не настаиваю, не захотите, через год, пожалуйста, можете от меня уйти.

Борис Дрю: Все правильно.

Жительница: Я сейчас не понимаю в чем вопрос.

Борис Дрю: Да, был такой разговор.

Жительница: В чем же тогда дело?

Борис Дрю: А сегодня я решил остаться.

Жители: А! Так это вы решили?!

Борис Дрю: А что такого? Я на этом доме столько сил истратил. Не надо меня оскорблять?! Не надо меня унижать!

Надежда Гладыш: Пытаясь взыскать с "ЖКУ-Компании" перечисленные на её счет 640 отсуженных за капремонт денег, Иютина с Бобылевой уже дважды обошли по кругу прокуратуру, райотдел милиции и отделы по борьбе с экономическими преступлениями - в своем Ленинском районе Ижевска и в Завьяловском пригородном районе, где зарегистрирована управляющая компания Бориса Дю. Но даже копию платежного поручения о переводе средств им самим пришлось взять и принести следователю в доказательство факта получения им этой суммы. Дальше - тишина. Точно так же устранились от защиты жителей и органы местного самоуправления, хотя в администрации в прошлом году создано управление ЖКХ, которое должно держать под контролем работу всех управдомов и ТСЖ. Борис Дю пользуясь этим попустительством, не только не возвращает ни денег, ни техническую документацию. Он еще и угрожает активистам.

Подобные коллизии в Ижевске не единичны. Граждане оказываются один на один с ловкачами, с которых ни за работу спросить, ни по затратам отчитаться невозможно. И тут уж все зависит от сплоченности и грамотной позиции актива. А умнеют люди в таких ситуациях очень быстро.

В эфире Астрахань, Галина Маркина:

В свои 15 лет Николай курильщик с 10-летним стажем и уже дважды проходил курс лечения в детском отделении наркодиспансера. Тогда не помогло, но прежняя жизнь на задворках его не отпустила. Но… он решил попытать счастья в третий раз. В диспансер пришёл сам/

Николай: Мне просто захотелось вылечиться, вот я пришел. Я просто хочу бросить курить, а так не получается. Пришлось лечь, чтобы бросить курить.

Галина Маркина: Случаи, когда дети приходят в диспансер сами – не редкость. Они устают от беспорядочной жизни, им не хватает тепла и интуиция подсказывает, что нужно идти туда, где тебя накормят, обогреют и хоть на время оградят от влияния улицы. Сегодня детское отделение астраханского наркологического диспансера переполнено. По словам врача психиатора-нарколога Ольги Васильевой, дети приходят за помощью, а разместить их негде. Ставят в очередь. Такого раньше не было, говорит Ольга Васильева, которая в детском отделении работает уже 9 лет.

Ольга Васильева: Если раньше у нас отделение было на половину заполнено, то с середины прошлого года и по настоящее время у нас отделение практически всегда заполнено. Все 15 человек.

Галина Маркина: В течение года через наркодиспансер проходит более 200 детей и подростков, и лишь 80 из них новички. Александра в их число не входит. Она лечится в четвертый раз.

Александра: Пила и меня сюда привели, а точнее сама пришла. В детском доме хочется забыть обо всё и расслабиться, и начинала пить, чтобы забыть обо всем.

Галина Маркина: С 16 лет девушка страдает алкоголизмом. Сегодня это самое распространённое заболевание среди подростков. Далее по популярности – летучие препараты, бытовая химия, клей. А дошкольники балуются табаком, те, кто постарше переходят на коноплю. Всё это уничтожает ещё не окрепшую нервную системы, а её и так расшатывают семейные неурядицы. По населению больно ударил финансовый кризис. Испытание материальными трудностями многие не выдерживают, и попытка расслабиться с помощью спиртного перерастает в стойкую привычку. Дети ничего не упускают из виду и чаще всего следуют примеру родителей. Об этом ещё раз напомнила Ольга Васильева.

Ольга Васильева: Если родители пьют, то, естественно, никому не нужные дети попадают на улицу. Если дети видят, что родителям можно пить, то почему нельзя пить им.

Галина Маркина: Благодаря недетским увлечениям подростки стареют на глазах. И, к сожалению, уже с этих лет – многие двери для них закрыты. Например, пациенты детского отделения наркодиспансера точно знают, что никогда не попадут в число юных спортсменов, которые ежедневно тренируются на газпромовском стадионе, хотя от диспансера он находится на расстоянии не более ста метров. Но окна с решетками навсегда определили границу между двумя мирами. Отверженных обществом принимает улица. А далее события развиваются по известному сценарию. Алкоголь, клей и табак со временем уже не привлекают. Ведь это детские шалости. И зачастую выбор делаются в пользу наркотиков.

К наркотикам чаще стали приобщаться и дети из, казалось бы, благополучных семей. Психологи объясняют это тем, что они не подготовлены к жизненным трудностям, часто попадают в стрессовые ситуации и не всегда способны выбрать верный путь. Для работы с такими детьми с ближайшее время во всех школах области запустят программу "Сталкер". Говорит заведующая отделением организации, координации профилактической работы Клинического центра восстановительного лечения и медицинской профилактики Галина Набиуллина.

Галина Набиуллина: Она нацелена на первичную профилактику не только наркомании, но и на профилактику курения табака, профилактику употребления алкоголя. Она способствует повышению стрессоустойчивости у детей, у подростков. И главное – она способствует повышению мотивации у подростков к здоровому образу жизни. Она реализуется в несколько этапов. Первое – это психологическое тестирование. Это как бы срез структуры фактора риска у того или иного ребенка. Кроме тестирования, будут проводиться теоретические курсы занятий, обучающие в игровой форме и психологические тренинги по десяти темам. Это программа психологического сопровождения ребенка. Она поможет сформировать психологические качества, которые в нашей современной жизни очень нужны детям.

Галина Маркина: Программа, безусловно, эффективная. Но, что делать с детьми, которые не прошли жизненный тест? Сегодня у Николая есть мечта – он хочет быть сварщиком, и намерен учиться. Желание выбраться из этой истории есть и у Александры.

Александра: Сейчас отсюда выйду, потом с друзьями пообщаюсь без алкоголя, без всего, а потом уже начну учиться, учиться и учиться. Тем более, у меня последний год.

Галина Маркина: Получится это у Александры – не известно. Дело в том, что именно друзья ей давали деньги на алкоголь. А недавно в отделение положили лучшую подругу Саши, которая тоже поступила с диагнозом "алкоголизм". Детей, которые прошли, курс лечения в наркодиспансере забирают в лучшем случае родители, в худшем милиция и определяют в детские дома и интернаты. Чтобы брошенных и запущенных детей стало меньше, в Астраханской области создали социальные участковые службы. Они возьмут под контроль неблагополучные семьи. И если раньше такие службы занимались только детьми, то теперь в обязанности психологов и социальных педагогов входит выведение всей семьи из кризисной ситуации. То есть взрослым будет оказана как психологическая поддержка, так и помощь в трудоустройстве или восстановлении документов. Правда, работа на этом фронте предстоит напряжённая. Ведь по данным регионального Минсоцразвития, в Астраханской области проживает около полутора тысяч неблагополучных семей, в которых воспитывается более 3 тысяч детей.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

Жительница: Современные телевизионные фильмы – это, конечно, сплошной криминал. Даже вот один раз посмотрел, переключаешь на другой канал – то же самое. Один фильм закончился, второй подобный – только расследования, только… Или хотят показать, что очень хорошо работают у нас органы, которым положено расследовать все эти криминальные дела, или я не знаю, что этим хотят сказать.

Житель: Я понимаю, что очень много криминала и все прочее, а зачем это обнародовать. Люди живут в постоянном страхе – кто под колесо, там задавили, кто-то выбросился с пятого этажа, с четырнадцатого. Это людей раздражает.

Антон Лузгин: Говорят жители Благовещенска. Телевидение и нерадостная информация – практически стали словами синонимами. Три ежедневные программы о происшествиях на 200-тысячный город стараниями благовещенских телекомпаний плюс продукция центральных каналов. Людям живется легче, когда неприятности у других. Так человек устроен, считают создатели программ о происшествиях. Спрос на негатив гарантирован. Продолжает журналист Вадим Морозов.

Вадим Морозов: Криминал – это большая часть социально-общественной жизни. Естественно, телевидение не может обойти этот слой нашей жизни. Посмотрите даже литературу. Что у нас преобладает? Любовных романов совсем стало мало, в основном криминальные, то есть в обществе, кроме того, что это большой слой нашей жизни, в обществе есть спрос на эту продукцию. Поэтому такие программы живут. Для них находятся рекламодатели, что очень важно. Причем, очень охотно находятся, потому что эти программы смотрит очень много людей, поэтому рекламодатели приходят и программы живут. Вот и все. Лично я не смотрю, но моя супруга очень любит смотреть.

Антон Лузгин: Информационное пространство Благовещенска несколько отличается от других российских городов. Близость к Китаю почти на расстояние вытянутой руки позволяет без помех принимать три телевизионные программы соседнего государства. Отличная бесплатная практика для тех, кто изучает китайский язык. Китайское телевидение безупречно в своем оптимизме ровно настолько, насколько было безупречным советское телевидение в эпоху своего расцвета. Продолжает Юлия Брадина, автор дипломной работы о китайском телевидение факультета журналистики Амурского госуниверситета.

Юлия Брадина: Китайское телевидение… Тут сразу идет восприятие того, каким пирогом тебя кормят. У нас же получается, что ты сидишь и не знаешь – то ли он с горькой начинкой, то ли со сладкой. И твои эти все мнения и путаница в голове заставляют русского человека задуматься. Насчет китайского телевидения тут думать не надо. Не надо самому сидеть и анализировать какие-то факты. Они тебе все разжеваны и положены. Ты сидишь… И даже человек с низким уровнем образования человек просто сидит и жует. Тебе испекли, сделали начинку, на кусочки порезали, разжевали и ты не думаешь, ты не анализируешь, по сути, ситуацию.

Антон Лузгин: На китайском телевидении программы о происшествиях занимают тоже далеко не последнее место, однако акценты здесь совершенно другие, чем на российских каналах.

Юлия Брадина: Если у нас главное – показать сенсацию, показать этот кошмар… Мы все смотрим криминальную хронику – о! кто-то там разбился! А если город маленький, то через знакомых – о! а кто это разбился? У китайцев смысл не в этом. Если они показывают криминальную хронику, они сразу говорят – кто провинился и как государство за это накажет, то есть не делайте люди таких поступков, иначе вы получите такое-то и такое-то наказание. Если какая-то катастрофа произошла или еще какой-то несчастный случай, то опять же будет нацелено на то, чтобы сказать, что государство при всех своих возможностях поможет вам, спасет вас, обращайтесь, мы за вас все. На самом деле, далеко все не так. Но когда смотришь телевизор, то кажется, какая замечательная страна. Не дай бог, тебя где-то там автобус переехал, ты можешь обратиться, и тебе дадут помощь какую-то. В Китае деньги очень много значат. Пенсии только у госслужащих. Каждый выживает, как может. Там с финансами все очень критично. Образование платное, медицинские услуги все платные. Тем не менее, смотришь телевизор – какое-то землетрясение, какой-то несчастный случай, сразу говорится – организованы центры помощи, обращайтесь по таким-то, таким-то телефонам, вам помогут. Получается, что криминальные новости показываются не для того, чтобы народ поразить и сделать что-то ужасное из этого и посмаковать – а, кому-то плохо бывает – нет! – а для того, чтобы опять поучить, либо показать, что мы действительно сильная страна, мы справимся со всеми несчастьями.

Антон Лузгин: Если присмотреться, все-таки можно обнаружить сходство между российскими и китайскими средствами массовой информации. Вопрос – есть ли свобода слова на российском телевидении? – был встречен без исключения всеми респондентами с усмешкой, а на китайском телевидении в силу внутреннего строя страны, дискуссия на эту тему исключается.

В эфире Псков, Анна Липина:

Жительница: Сын у меня не работает и дочка средняя не работает, я на пенсии.

Анна Липина: Примерно так встречает большинство псковских должников по жилищно-коммунальным услугам представителей управляющих компаний. С должниками борются всеми способами - им звонят, расклеивают объявления и навещают на дому. Но результата нет. Большинству должников просто нечем платить. Для предприятий городского жилищного комплекса наступили трудные времена. Около 2 миллионов рублей задолжали муниципальному предприятию "Жилищный трест" Пскова за оказание услуг по аварийному обслуживанию жилого фонда управляющие компании города. Уже несколько месяцев "Жилтрест" не получает ни копейки, и готов пойти на крайние меры. Ими может стать невыезд на аварии.

Диспетчер: Але, "Жилищный трест" - аварийная, слушаю вас. Что у вас случилось?

Анна Липина: Круглосуточно в диспетчерской "Жилтреста" принимается не один десяток звонков об авариях в системе канализации, горячего и холодного водоснабжения и отопления в жилых домах, опасных наледях на крышах и поваленных деревьях. Это - экстренные вызовы. В ближайшее время по экстренным вызовам бригады выезжать не будут. Причина - отсутствие средств. Некоторые управляющие компании уже по несколько месяцев не оплачивают ремонтные работы. Говорит начальник предприятия Николай Баринов:

Николай Баринов: Три месяца я не получаю денег за аварийное обслуживание. Ситуация очень сложная. Некоторые домоуправления, управляющие компании предупреждены, что прекратится выезд. Другого выхода не вижу.

Анна Липина: Ситуация с теплоснабжением в Пскове тоже на грани беды. И это несмотря на то, что подняты тарифы, и население с начала года стало платить почти на треть больше. Ирина Матвеева - молодая мама. Сейчас она сидит с малышом в декретном отпуске.

Ирина Матвеева: Ну, вот давайте посмотрим. Если мы в декабре платили за отопление 600 рублей, то в январе мы уже заплатили 800 рублей - это очень существенно. 200 рублей разница - это только за отопление. Это конечно очень серьезная ситуация, потому что многие люди остались без работы, многим снизили зарплату.

Анна Липина: Муниципальное предприятие "Теплосети" обеспечивает город теплом. Долг предприятия за электроэнергию и газ достиг 170 миллионов рублей. Этот долг, в свою очередь, образовался за счет долга потребителей. У управляющих компаний - свои объяснения неплатежей.

Сотрудник управляющей компании: Собираемость платежей за жилищно-коммунальные услуги меньше, чем раньше. Потому что население и организации будут платить в первую очередь долги по кредитам банкам. Поэтом как бы проблемы и у предприятий по собираемости (вот "Горводоканала" и "Теплосетей"), и у населения.

Анна Липина: В бухгалтерии одной из управляющих компаний привели вот такие цифры.

Сотрудница бухгалтерии: 14 процентов населения нашего имеет задолженность свыше одного месяца. Граждан, у которых задолженность превышает трехмесячные начисления, - около 6 процентов.

Анна Липина: Между тем, есть и еще одно объяснение снижения собираемости платежей. С начала года уровень безработицы в Пскове вырос на треть, поэтому и семей должников становится все больше.

В эфире Челябинск, Александр Валиев:

Это история о том, как бессовестно и откровенно обманули в Челябинске простых людей. В конце 90-х, в кризисные времена, в Муниципальное предприятие "Альфа", работавшее в сфере ЖКХ, устроилось много людей с высшим образованием. Зарплаты там, правда, были маленькие, зато сотрудникам обещали служебное жилье, которое по истечении 10 лет должно было перейти в их собственность. И пошли учителя, инженеры и медики в дворники, слесаря и уборщицы. Говорит Наталья Дегтярева.

Наталья Дегтярева: Нас было несколько учителей, медики, инженер-электрик, из садиков пришли тоже педагоги. Я работала в Челябинске учителем физики и астрономии. Последние пять лет я уже работала завучем. Потом, когда я узнала, что в ЖЭКе можно получить квартиру за работу, пошла устраиваться в ЖЭК. Там отбирали очень строго, чтобы обязательно был муж, потому что одна я не справлюсь сразу на трех работах, чтобы не пили, не курили. В общем, как космонавтов отбирали. То есть из-за этой квартиры мы были готовы на все. Нам говорили – делай то-то и то-то, мы, соответственно, все это и делали.

Александр Валиев: За то, чтобы не упустить жилье, люди не только исполняли свои обязанности, но и работали внеурочно и бесплатно, выполняя чужую, по сути, работу. Рассказывает Рудик Галямов.

Рудик Галямов: Электрик, слесарь. Кроме того, что я отработал с 8 до 17 часов, смену, а с 17 до 8 часов я обязан был… Как объяснили, это у вас служебная квартира, вы обязаны находиться дома, если какие-то аварийные ситуации. Причем, это не оплачивалось, а если и оплачивалось, то 30-40 процентов от оклада. Вот оклад у меня 3400, 500-600 рублей платят.

Александр Валиев: Квартиры всем дали в новых домах, построенных предприятием ЧФСК - Челябинской финансовой строительной компанией. Одним из учредителей этого застройщика была городская администрация. Видимо, на этом основании в домах, построенных ЧФСК, муниципалитету был передан ряд квартир. Часть из них попали на баланс МУП "Альфа", об этом имелись соответствующие документы. Именно эти квартиры и получили сотрудники муниципального предприятия. Им даже выдали ордера. Однако в 2004 году директор МУП "Альфа" Валентина Футерман собрала коллектив и сделала объявление. Рассказывает бывший сотрудник "Альфы" Анатолий Майоров.

Анатолий Майоров: Директор собрала всех как на очередную оперативку и объяснила, что наше предприятие переорганизовывается и будет не МУП "Альфа", а ООО "Альфа", и предложила написать заявления – одно на увольнение, а второе на перевод. Она объяснила – кто не хочет переводиться в ООО "Альфа", мы вас не задерживаем, пишите заявление на увольнение, освобождайте жилплощадь и до свидания. Все, естественно, написали о переводе, после чего где-то прошло полгода, когда уже начали всплывать документы, которые действительно были подписаны главой города, что наше предприятие ликвидировано.

Александр Валиев: Зная о предстоящей ликвидации предприятия, а также о том, что по закону сотрудники расформированного МУПа имеют право приватизации служебного жилья, Футерман фактически заставила их уволиться по собственному желанию. Таким образом, люди теряли право на квартиры. Однако из жилья их никто не выселял, хотя новое ООО "Альфа" не являлась правопреемником одноименного МУПа, и никакого отношения к этим квартирам уже не имело. Тем не менее, Валентина Футерман вводила служащих в заблуждение, по-прежнему утверждая, что после 10 лет работы они получат квартиры в собственность. И люди продолжали работать. А когда в 2007 году они попытались приватизировать жилье, оказалось, что почти все квартиры буквально несколько месяцев назад были оформлены в собственность ЧФСК. Люди в шоке. Сейчас их делами занимается адвокат Милана Василевская.

Милана Василевская: Застройщик обратился после застройки дома через 10 лет. И ни у кого в регистрационной службе, у регистраторов, не вызвало никаких вопросов – что 10 лет квартиры стоят пустые? Там никто не живет? Сейчас по факту собственником является ЗАО ЧФСК. Они имеют право продать эту квартиру, и следующий собственник подаст иск об их выселении, и они будут однозначно оттуда выселены. Кроме того, согласно ордера, на ордере, конкретно Майорова, написано "Муниципальный жилищный фонд". ЗАО ЧФСК воспользовалось тем, что администрация города вовремя не зарегистрировала данные квартиры как муниципальный жилищный фонд. Потому что при ликвидации МУП "Альфа" по закону вся собственность данной организации МУП переходит в муниципальную собственность.

Александр Валиев: После того, как выяснилось, что квартиры, которые должны были еще в 2005 году перейти на баланс муниципалитета, вдруг оказались в собственности частной фирмы, люди вспомнили странные визиты. В конце лета 2007 года в их квартиры стали без приглашения приходить сотрудники БТИ, которых сопровождала дочь Валентины Футерман. Таким образом, частная фирма ООО "Альфа" способствовала тому, чтобы другая частная фирма - ЧФСК - завладела имуществом, которое по закону принадлежит городу и на которую у сотрудников "Альфы" есть законные ордера.

Сейчас дела обманутых сотрудников "Альфы" будут рассматривать суды. Загвоздка в том, что на заседания упорно не хотят являться представители мэрии, которая в этой запутанной и темной истории, является и пострадавшей и соответчиком.

В эфире Иркутск, Екатерина Вертинская:

Еще три месяца назад коллективу телеканала ТВ-23 завидовали коллеги с других компаний столицы Восточной Сибири. Тогда в электронных СМИ уже вовсю шли сокращения сотрудников, урезания зарплат, отпуска без содержания. Работники "двадцать третьего" чувствовали себя уверенно, делали ежедневные новости и пять авторских еженедельных передач. В это время редакция даже приобрела уволенных с других каналов опытных журналистов. Но в итоге, если рассматривать ситуацию сейчас, в самом плачевном положении оказались именно работники "двадцать третьего", кстати, государственного телеканала. Большая часть коллектива работала по срочным договорам, в начале февраля пятнадцати сотрудникам контракты не продлили. Люди даже не попали под сокращение, в таком случае они имели бы права на компенсации, а их просто выгнали. Среди них была и корреспондент, Екатерина Алексеева.

Екатерина Алексеева: 6 февраля в день зарплаты нам сказали, что новых контрактов с нами подписывать не будут, и мы можем быть свободны. Если бы нам сообщили хотя бы за месяц, я бы уже тогда начала подыскивать себе работу. Потому что в нашей сфере место сейчас найти нереально. Но я бы хоть полы пошла куда-нибудь мыть, а так я до сих пор не нашла новую работу. И это притом, что мы все живем в съемных квартирах. Например, вся моя зарплата уходила на оплату жилья.

Екатерина Вертинская: Тем временем руководители канала давно знали, что сокращения коллектива не избежать. Об этом рассказывает партнер ТВ-23, директор телевидения "Большой город". Независимая редакция в эфире двадцать третьего выпускает ежедневную информационную передачу. Рассказывает директор Сергей Королёв.

Сергей Королев: Поскольку я постоянно общаюсь с руководством, еще с ноября, с конца ноября прошлого года 2008, мне, лицу незаинтересованному, было известно о том, что коллектив редакции ТВ-23 должен был быть сокращен. Но руководство государственного телеканала не знало, как сказать об этом коллективу, не знало, как предупредить. В общем-то, даже со мной проводились советы на эту тему. Я в свою очередь говорил, что лучше честно предупредить людей, не подвергать их такому шоку, когда наступит Новый год, и люди останутся без работы. Тем не менее, так все и произошло.

Екатерина Вертинская: Сотрудники, которые остались работать на канале не очень рады этому. Дело в том, что штатникам сократили зарплату в четыре раза, теперь они будут получать по 5 тысяч рублей в месяц. Все они люди семейные, помимо того, что необходимо на что-то покупать еду, нужно платить за квартиру. Цены на съемное жилье в Иркутске не снизились, в среднем это 10-12 тысяч рублей в месяц, продукты подорожали процентов на пятнадцать, и даже проезд по городу в муниципальном транспорте с нового года стал больше на два рубля.

Что касается канала, то помимо кадровых проблем на него еще свалились и технические. Мощность передатчика упала в четыре раза. Проблема - в замене сорока метрах коаксиального кабеля, который стоит порядка семидесяти тысяч рублей. Два месяца денег редакции не дают. Аудитория потеряна, рекламодатель ушел, сотрудников разогнали. Вот так, за каких-то два месяца, государственный телеканал ТВ-23 из процветающего предприятия превратился в самую настоящую развалину.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

25 февраля, придя на вечернюю смену, рабочие самарского Дома печати не были допущены на родное предприятие. На их рабочих местах трудились другие люди. Печатники не разошлись, как им рекомендовало начальство, а устроили у ворот типографии импровизированный митинг. Более трехсот рабочих протестовали против массового увольнения и долгов по зарплате, которые достигли двух миллионов рублей. По словам рабочих, "Самарский дом печати" сегодня остался практически без заказов. "Производство печатной продукции оказалось под угрозой остановки", - рассказал рабочий-печатник Александр Корольков.

Александр Корольков: Ваша смена будет работать не в полном составе, что часть людей снимается. Куда хотите, туда их девайте. Мы солидарны. У нас сплоченный коллектив. Мы не допустим, чтобы людьми разбрасывались, как мусором.

Сергей Хазов: Принадлежащий Росимуществу "Самарский дом печати" и владелец общества с ограниченной ответственностью "Самарский дом печати" бизнесмен Алексей Леушкин уже год делят имущество и заказы. Весной 2006 года федеральное государственное предприятие "Самарский дом печати" было реорганизовано в Открытое акционерное общество. 100 процентов акций было передано Росимуществу. Управляли акционерным обществом менеджеры, представляющие самарского бизнесмена, совладельца группы компаний "Техоборонпром" Алексея Леушкина. В декабре 2007 года и в январе 2008 года было продано здание Дома печати вместе с производственными и вспомогательными корпусами. Собственником недвижимости стала группа "Самарский деловой мир". Председателем совета директоров которой является Алексей Шаповалов. С июня прошлого года издательство "Самарский Дом печати" стало платить новому собственнику за аренду цехов.

По словам аналитиков, парадокс ситуации заключался в том, что основной владелец площадей: издательство "Самарский дом печати" вдруг стал арендатором. Более того, часть площади Дома печати была выставлена на продажу, без ведома Росимущества. В декабре прошлого года с предприятия стали вывозить полиграфическое оборудование, печатные машины, оргтехнику и хозяйственный инвентарь.

"В прошлом году почти все печатное оборудование было выведено из открытого акционерного общества в общество с ограниченной ответственностью, туда же перешло и большинство заказов, поэтому денег на зарплату нет, и в ближайшее время придется сократить сто сотрудников", - пояснил генеральный директор акционерного общества "Самарский дом печати" Сергей Пушкин. Силовое противостояние сотрудников предприятия и новых собственников началось 4 декабря прошлого года, когда в течение нескольких часов простаивал печатный цех, а рабочих не допустили к станкам. Сотрудники охраны здания по поручению новых владельцев опечатали здание якобы из-за задолженности арендаторов. Тогда работа печатного цеха возобновилась только после вмешательства чиновников правительства Самарской области. "Генеральный директор "Самарского дома печати" Александр Прокопович заявил рабочим, что они будут сокращены", - продолжает рабочий Александр Акимов.

Александр Акимов: Такое положение с 23 на 24 число. Мы отрабатываем смену, дали доработать смену. Мы помыли машину, выключили машину, уходим. Нам господин Прокопович говорит – вы нам не нужны. А вы представляете, у нас стаж в моей бригаде – 100 с лишним лет. 39 лет только я проработал.

Сергей Хазов: "Рабочие самарского Дома печати заявляют о готовности начать забастовку протеста против увольнений", - рассказал рабочий-печатник Александр Корольков.

Александр Корольков: Мы сегодня на собрании сказали – пойдем на самые крайние меры – это и забастовка, это пусть даже и голодовка.

Сергей Хазов: Рабочие и члены профсоюза издательства "Самарский дом печати" направили в арбитражный суд иск к руководству группы компаний "Самарский деловой мир". По словам директора издательства "Самарский Дом печати" Сергея Пушкина, он надеется в арбитражном суде оспорить законность продажи в прошлом году по бросовым ценам зданий и оборудования Дома печати. Рабочие издательства направили открытое письмо к председателю Госдумы России Борису Грызлову с требованием не допустить массовых увольнений и проконтролировать ситуацию вокруг Самарского Дома печати.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:

Диктор: А знаете ли вы, что в наших и многих других высших учебных заведениях имеется библиотека?

Григорий Бочкарев: В Ростове-на-Дону начала свое вещание радиостанция Южного федерального университета. Вы только что услышали фрагмент одной из первых ее программ. Удивляет даже не то, что в непростое время появляются новые медийные проекты, дух просто захватывает оттого, насколько серьезно относятся к своему многоголосому детищу студенты и преподаватели ЮФУ. На днях в одном из самых модных ростовских музыкальных клубов прошла презентация новой станции, в которой приняли участие не только студенты, представившие свои первые творческие опыты, но и эксперты Московского фонда независимого радиовещания. Они активно помогают молодым ростовчанам осваивать азы радиожурналистики. О том, почему и зачем он взялся за это дело, рассказал, в частности, координатор проекта "Университет Сити" в Ростове-на-Дону Андрей Пономарев.

Андрей Пономарев: У людей должно появиться желание что-то рассказать самим о себе или о чем-то, что их волнует. Что мы сейчас слышим в эфире? У нас в Ростове 14 или 15 радиостанций на FM. Мы слушаем просто музыку. Мы не слышим радио в том виде, в котором оно может и, наверное, должно просто присутствовать. Я не говорю просто о медиа-рынке. А именно вообще у людей в ушах нет разговоров, нет речи.

Григорий Бочкарев: Одна из восьми, пока восьми, ведущих – студентка четвертого курса факультета филологии и журналистики ЮФУ Екатерина Ефимова, рассказала собравшимся о концепции новой станции.

Екатерина Ефимова: На студенческом радио мы хотим представить и студентам, и преподавателям, то есть у нас большой охват аудитории. Темы будут разнообразные – обсуждение лекции, экзаменов, сессии и до каких-то социальных глобальных тем, которые волнуют и пенсионеров, в том числе, молодежные темы, музыка. Мы хотим привлечь студенческие группы.

Григорий Бочкарев: Молодые ростовские радиожурналисты не только музыку любят слушать, но еще и хотят, а главное уже умеют поговорить в прямом эфире.

Звучит фрагмент передачи

Григорий Бочкарев: У ростовской радиостанции "Университет Сити" пока нет своих объемных аудиоархивов. Это пока небольшой минус, но зато у нее прекрасное будущее – и это очень большой плюс.

Звучит фрагмент передачи

Григорий Бочкарев: Услышать радиостанцию Южного федерального университета можно пока только в интернете. Но судя по многочисленным планам молодых людей, делающих этот новый, можно сказать еще совсем зеленый медиапродукт, со временем программы "Университет Сити" зазвучат и на эфирных волнах.

В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:

Алина Бикситова: Папа в футбол и в хоккей играет, я катаюсь на коньках, в музыкалку хожу, сестра тоже каталась и будет ходить на плавание. Артем на хоккей с папой ездит. Его хвалили там. Мама на работу ходит, нас возит.

Елена Стрельникова: Вот такой спортивный расклад получается в семье Алины Бикситовой. Физкультурой здесь в той или иной степени занимается каждый. А началось все с папы, точнее с дедушки. Рассказывает Тимур Бикситов.

Тимур Бикситов: Это заслуга родителей, в первую очередь. Когда мне было три года, я только начал себя осознавать, единственное, что я помню – это посылочные коробки, которые раньше были с сургучом. Я помню, как праздник был в семье. Принесли вот эту коробку, вскрыли, а там белые фигурные коньки. Отец тогда уже тренировал школьную хоккейную команду. Он меня начал приобщать ко льду. Я увлекся этим моментально, и начал кататься уже по-мужски – ложился спать с коньками и клюшкой.

Елена Стрельникова: Теперь сын Артур тоже ложиться спать с коньками и клюшками.

Артур Бикситов: У меня есть, можно сказать, клюшка.

Тимур Бикситов: Он у нас все полы порезал коньками.

Елена Стрельникова: Жертвовать ради спортивных побед родителям Бикситовым приходится не только полами. Говорит мама Бибигуль.

Бибигуль Бикситова: Практически все расходы – это расходы на детей. Уже про себя как-то… потом, как-нибудь. А так, стараемся какие-то где-то скидки искать, какие-то вещи переходят от одного к другому. Друзья помогают, родственники помогают.

Елена Стрельникова: Без помощи родных и близких Бикситовы не справились бы. Спорт для их многодетной педагогической семьи – дорогое удовольствие. Чтобы перекрыть расходы родители работаю сразу в нескольких местах. Рассказывает мама Бибигуль.

Бибигуль Бикситова: Я думаю, дешевле не будет, потому что дальше начнутся различные профессиональные конечки. Даже подержанные коньки стоят порядка 10 тысяч. Мы уже как бы сидим и считаем, насколько мы это все осилим. Конечно, ничего не хочется бросать. У нас у младшего есть коньки. Он уже год в них ходит. Мало того, что дома ходит, отрабатывает ножку, по возможности мы его ставим на каток. Но это опять же подарок. Бабушки и дедушки собрались и подарили. А, конечно, полная амуниция хоккейная на детей тоже дорогая. Я уж не говорю о том, что у нас у папы все это тысячами меряется.

Елена Стрельникова: Кстати, несмотря на кризисные времена, заначек на черный день Бикситовы не делают.

Бибигуль Бикситова: Мы в 1998 году на этом обожглись. У нас были какие-то деньги. Мы их не стали тратить. На тот момент жили с родителями. Думали, что вот как отделимся… А когда настал момент отделяться, получилось, что эти деньги обесценились. Как-то по тому опыту не хочется… Таких великих денег нет. Немножко страшновато, конечно. Будем поменьше кушать или кушать какие-нибудь там простые продукты. Может быть, оно даже и лучше. Поменьше, может быть, какие-то увеселительные мероприятия, только чтобы это не отразилось среди окружения, чтобы социальная среда здоровая была. Вот этого страшишься больше всего.

Елена Стрельникова: Главное, своими мыслями настроиться на положительную атмосферу, считает Бибигуль. В этом она лично убедилась, когда ждала третьего ребенка.

Бибигуль Бикситова: Когда я была беременна третьим, у меня почему-то был такой настрой. Не поверите – мне должен помочь президент! Вот ни кто-либо, а президент! И буквально на следующей неделе, я слышу, как президент заявляет о том, что будут повышены пособия. Я прямо ахнула. Муж говорит: "Иди сюда". Я говорю: "Я заказала, заказ выполнен". Он говорит: "Ну, ты придумаешь". Я говорю: "Ты же знаешь, если я что-то очень сильно захочу, оно реализуется". На самом деле, сейчас время такое, что если сам себя не настраиваешь… Мы же своими мыслями какими-то, желаниями формируем вокруг себя атмосферу. Я в это верю. У меня это получается.

Елена Стрельникова: Как по заказу и все трое детей в семье Бикситовых умные, здоровые, сообразительные и оптимистичные. Артуру сейчас три. С осени он уже серьезно будет заниматься хоккеем. В этом все уверены. А вот со старшей Аидой пришлось поэкспериментировать. Она и в дзюдо ходила, и на фигурное катание, и в музыкальный театр, и на плаванье. Плюс к тому же за младшими всегда присмотреть готова.

Тимур Бикситов: Что ребенка делает взрослым? Наличие младшего ребенка старшего делает взрослым. Как нам многие говори, что мы у Аиды украли детство тем, что у нее еще двое младших. Она у нас, иной раз я даже смотрю, супруга больше занимается своими научными или рабочими делами какими-то, а уже ими в удовольствие, с желанием занимается Аида – где-то поможет, где-то оденет, где-то даже постирает, где-то что-то применяет, что-то сама увидит. Смотришь на ребенка и жалко, думаешь: "Елки-палки, сам ребенок же еще маленький, а уже…". Это приветствуется. Это нормально. Это здорово.

Елена Стрельникова: Сама же Аида тоже нисколько не переживает, что на нее главная нагрузка в семье. Она с удовольствием занимается с братиком, играет с сестренкой в школу. Даже иногда ставит ей четверочки. И мечты у Аиды как у заботливой старшей сестры.

Аида Бикситова: Сначала я хотела стать учителем по танцам, а сейчас хочу стать кем-нибудь в туристическом агентстве – путешествовать. Во-первых, чтобы для семьи, если они куда-нибудь хотели летом съездить, я бы им дала бесплатные билеты, и мы бы всей семьей полетели, отдохнули.

Елена Стрельникова: Когда общаешься с Бикситовыми, заряжаешься их энергией и оптимизмом. Сразу хочется, чтобы и детей в каждой семье было много, и спортом заняться, и просто не обращать внимания на всевозможные финансовые кризисы.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG