Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало марта 2009 года ознаменовалось двумя выступлениями Глеба Павловского. Положение тревожное.

Руководитель Фонда эффективной политики (ФЭП) опубликовал обширное интервью в "Московском комсомольце". Одновременно первое место в рейтинге блогов Yandex занял пост Александра Морозова, соратника Павловского по проектам двадцатилетней давности, покинувшего затем ФЭП из-за идейных разногласий. Этот пост представляет из себя текст письма Павловского Морозову.

Выступление Павловского в "МК" – это решительный панегирик Владимиру Путину и созданной при нем системе управления.
"…Люди видят объем кризиса и то, что скоро легче не станет. С другой — те же люди поддерживают Медведева с Путиным и, что совсем необычно для правящих партий времен кризиса, — "Единую Россию", - утверждает интервьюируемый. - …Люди уже недовольны. Но со своим недовольством они идут к тем, кому доверяют. И для власти это не новая ситуация. Вспомните, как начинала путинская команда 10 лет тому назад — без денег, война на Кавказе, Басаев в Москве… Эти люди в безнадежных ситуациях проявляются лучше, чем в дни стабильности".

Руководитель Фонда эффективной политики озабочен тем, насколько убедительно демонстрируется единство Владимира Путина и Дмитрия Медведева. "Тандем Путин-Медведев сейчас не выступает в жанре публичной политики. Они избегают этого, выступая в протокольном жанре, когда их показывают вдвоем, а голос за кадром сообщает, о чем они говорили. Не хватает их общей публичной деятельности", - сетует Глеб Павловский.

Но главную опасность он видит, конечно, не в недостаточно яркой демонстрации сыгранности этого дуэта. Есть, как выясняется, те, кто желал бы воспользоваться нынешней ситуацией, чтобы придти к власти. "По численности группа невелика: частью крупный бизнес, люди в верхах федеральной власти, столичные круги, часть губернаторов… Но полезут они наружу? Только в случае, если почувствуют, что власть не справляется, заметалась и слабеет. И складывается мысль, определенный проект, чтобы избавиться от правительства на выходе из кризиса, - утверждает руководитель ФЭПа. - Да, от премьер-министра Путина," – подтверждает он тревожную догадку интервьюера.

Изложен возможный сценарий действий заговорщиков. "Если б эта партия могла воспользоваться всплеском в каком-то из моногородов, чтобы предъявить претензии к правительству, которое "просмотрело" или "проявило излишнюю жесткость", то было бы им счастье. Те, кто умеет прятать личные активы, сумеют спрятать и заговор местных масштабов в одном-двух моногородах."

Известен Павловскому и субъект этих интриг, которому, по его мнению, заговорщики адресуют такой текст: "Ну а за вас, Дмитрий Анатольевич, мы, как говорится, горой". Не загадка для него и финал этой истории: "Сегодня ключи в руках у тандема Медведев-Путин. Но если у людей возникнет ощущение, что один из них хочет надуться за счет другого, избавиться или дистанцироваться от него, то этого не простят ни президенту, ни премьеру. Тогда в Москву приехал бы киевский цирк, где президент с премьером ежедневно оскорбляют друг друга".

В этих размышлениях нет сенсации. С пострадавшими от "оранжевой угрозы" – небольшой, но очень платежеспособной группой пациентов – Павловский успешно работает уже пять лет, начиная с событий на Украине зимой 2004-го. Рассказы о заговоре против нерушимого блока Медведева и Путина тоже уже выглядят дежурно: за год работы президентом Дмитрий Медведев не дал никаких оснований считать, что при выборе преемника была допущена ошибка.

Более целостное и яркое впечатление о настроениях руководителя ФЭПа может получить тот, кто не поленится прочитать его письмо Александру Морозову, сотрудничавшему с Павловским двадцать лет назад и прекратившему отношения из-за идеологических и нравственных разногласий. Александр Морозов опубликовал письмо в своем блоге с согласия автора.

Автор этого произведения хочет рассказать, как тяжело живется стороннику прогресса в темном и неблагодарном российском обществе, которое Павловский называет "чушкой". Он ссылается и на свой опыт, и на те разочарования, которые постигли его предшественников.

Глеб Павловский утверждает, что содержание его жизни составляла борьба с тиранией: "Тирания безальтернативности, вонь которой я почуял уже на заре гласности. Это стало темой всего что я писал в "Веке ХХ", а затем самого "Века", взятого мной под контроль. Это была и практическая политика Клуба социальных инициатив, пока он реально влиял на политику и повестку движения, т.е. в 1987-88гг. В кооперативное движение я ушел за поиском новых инструментов. Это оказалось правильным решением. Здесь сложилась та команда, из которой возник ФЭП".

Автор письма не скрывает, что борьба эта требовала необычайной гибкости и компромиссности: "Раз уж решил переиграв историю, выиграть у "духов русской революции", ничего величественного в осанке сохранить не удастся. Будешь трансформироваться столько раз, сколько потребуется. Но ломаясь - нельзя терять остеокаркас. Хребет надо восстанавливать вслед каждой метаморфозе", - рассказывает Павловский.

А исход этого заплыва по российскому болоту – в финальном размышлении автора, до которого донеслось наконец дыхание почвы и судьбы: "Медведев, Путин, Сурков..? Может быть, может быть.. но кажется мне, было бы насмешкой над Господом, если б несколько человек оказались виновны в нашем безверном невежестве и безбожном нереализме".

* * *

Публикация личной переписки Павловского и Морозова произошла при любопытных обстоятельствах. Александр Морозов рассказал корреспонденту Радио Свобода, что несколько дней назад Глеб Павловский неожиданно пришел на встречу блогеров, организованную Морозовым. До этого момента они в последний раз разговаривали, по свидетельству Морозова, лет восемь назад.

На этой встрече Павловский рассказал, что внимательно следит за дискуссиями в интернете, очень обеспокоен состоянием умов и находится в процессе написания статьи, посвященной перспективам страны. На предложение прислать текст ответил согласием, равно как и на предложение опубликовать его в незаконченном виде.

Сам Глеб Павловский в разговоре с корреспондентом Радио Свобода подтвердил эту информацию. По его словам, публикации в "Московском комсомольце" и блоге Александра Морозова не связаны между собой. Главной целью первой была попытка призвать власть к монолитности. Задача второй – предупредить об опасности сотрясения основ, какими бы корявыми они ни были: любая государственность в России лучше хаоса.

На вопрос, представляет ли он свою личную точку зрения, или есть и другие люди, разделяющие эту озабоченность, Глеб Павловский ответил: "Есть. Путин, Медведев, Сурков".

Эти два выступления Глеба Павловского важны прежде всего потому, что их автор – заметная фигура среди тех, кто выполняет подрядные работы по госзаказу в области идеологии. Он знает, что происходит за самыми заветными замочными скважинами. Тревога и страхи Глеба Павловского – лишь отражение, следствие того, что он наблюдает в среде своих работодателей. В последний раз в таком смятенном состоянии души он находился пять лет назад, в преддверии событий на Украине.

Обширное интервью Глеба Павловского в "Московском комсомольце" сводится к бесхитростному призыву к братве не стрелять друг в друга.

Текст в блоге Александра Морозова выполняет другую задачу - это демонстрация собственных возможностей нынешним или потенциальным работодателям: вот с кем и вот какого уровня интеллектуальную дискуссию я могу вести.

Новостей, таким образом, две, как всегда.

Хорошая заключается в том, что Глеб Павловский – человек с эталонным инстинктом самосохранения, который он демонстрирует на протяжении уже тридцати лет – ощущает необходимость диалога власти и общества в ситуации, когда верхи не могут не воевать друг с другом, а низы не хотят им мешать.

Плохая – это многочисленные комментарии читателей письма Павловского в блоге Морозова. Общество, как выясняется, не против переговоров с властью, но просит прислать другого парламентера.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG