Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Единая Россия» пока терпит лишь локальные поражения


Итоги выборов 1 марта обсуждаем с Александром Кыневым



Михаил Соколов: С нами в прямом эфире в московской студии политолог Александр Кынев.
Мы поговорим о том, что происходило в регионах.
1 марта прошли выборы. Результаты, хоть и предварительные, – есть. И мы сможем посмотреть на ситуацию глазами корреспондентов Радио Свобода и прокомментировать ее.
Я хотел бы начать с тех регионов, где выборы трудно назвать таковыми. Или, точнее, на основе результатов голосования довольно трудно делать какие-то выводы о настроении масс.
Тем не менее, начнем с Татарстана. Здесь президент Минтимер Шаймиев обеспечил присутствие в Госсовете 2-х партий.
Как это делается у - из Казани - сообщает Олег Павлов

Олег Павлов: В Татарстане завершились выборы в Госсовет республики. По данным Центризбиркома в голосовании приняли участие 78,04% избирателей. Как и предполагали эксперты, в парламент попали только две партии – «Единая Россия» и КПРФ. При этом единороссы смогли набрать подавляющее число голосов избирателей. По официальным данным за них проголосовали 79,5%, у коммунистов чуть более 11%.
Еще две партии – ЛДПР (3,5%) и «Справедливая Россия» 4,73% не смогли преодолеть 7% барьер.
За ходом выборов и подсчетом голосов наблюдали представители ассоциации «Голос». Как рассказал координатор этой организации в Татарстане Олег Белгородский, они зафиксировали традиционное количество нарушений.

Олег Белгородский: Были традиционные методы нарушения, такие как вброс бюллетеней зафиксирован милицией и наблюдателями. Массовое удаление наблюдателей и членов с совещательным голосом из помещений, где проводился подсчет голосов. Это и избиение пожилой женщины, члена с совещательным голосом, которое произошло в Чуйковском избирательном округе.

Олег Павлов: На избирательном участке 340 Гайбышевского округа наблюдатель кандидата Галлиутдинова задержала троих молодых людей, которые пытались бросить бюллетени. Причем одному из них это сделать удалось. Этих людей задержали сотрудники милиции, однако вскоре отпустили.
Руслан Зинатуллин, лидер татарстанского отделения партии «Яблоко» внимательно следил за ходом голосования.

Руслан Зинатуллин: На одном из участков был зафиксирован вброс голосов тремя молодыми людьми. Милиция их арестовала, но потом отпустила. Якобы это были не бюллетени, а просто молодые люди хотели похулиганить. Хотя наблюдатели видели, что это были бюллетени.

Олег Павлов: По Гайдышевскому избирательному округу трижды становился депутатом госсовета Татарстана, известный в республике политик Александр Штанин. Однако в этот раз он выборы проиграл и тоже, по его словам, из-за многочисленных нарушений.

Александр Штанин: Когда подсчитывают голоса, и члены, и наблюдатели, доверенные лица попросили так, чтобы видеть бюллетени, им в этом было отказано. Тех, кто настаивал, тех решением сначала председателя пытались убрать, но те, кто более стойкие были, те были вынуждены принимать решение комиссии необоснованное и с помощью милиции отправлять. Вот такой случай был на 326 участке.

Олег Павлов: Координатор ассоциации «Голос» в Татарстане Олег Белгородский сообщает, что среди нарушений обнаружились и нововведения, с которыми раньше сталкиваться еще не приходилось.

Олег Белгородский: Так, например, на 56 избирательном участке была установлена телекамера стационарная, которая фиксировала людей, которые опускали бюллетени в урну. Ведь каждый желающий мог показать своему начальнику свое лицо и бюллетень с галочкой, поставленной в нжном квадрате.

Олег Павлов: Парламент Татарстана однопалатный, в его состав войдут 100 депутатов. По партийным спискам 50 мест займут «Единая Россия» и КПРФ, которые получают, по предварительным данным, 44 и 6 депутатских мандатов соответственно.
Что касается голосования по одномандатным округам, то кандидаты от «Единой России» получают 42 мандата из 50, самовыдвиженцы – 7. Итого, из 100 депутатских мест в Госсовете Татарстана 86 получат представители правящей партии.

Михаил Соколов: Я обращусь к политологу Александру Кыневу. Александр, зачем руководство Татарстана, понятно, что здесь управляемые выборы, упорно не пускает в местный госсовет две партии – «Справедливую Россию» и ЛДПР, хотя они на федеральном уровне признаны?

Александр Кынев: На мой взгляд, ситуация в Татарстане очень показательна. В течение последнего времени в региональной прессе был ряд публикаций, смысл которой заключался в том, что дана команда в регионах поддерживать «Справедливую Россию» и выводить на роль партии номер два. В частности, назывался Татарстан в числе регионов, где эсеры могут быть допущены к распределению мандатов. Как мы видим, ничего этого не произошло.
То есть это говорит о том, что видимо, данная установка по эсерам оказалась пожеланием, а когда дело дошло до практики, видимо, никаких дополнительных стимулов регионы не получили. То есть это обычная технология: пообещать – не значит жениться.
Так что не исключено, что в ряде регионов руководители партии повестись, повелись, но, как видим, ничего не получили.
Кстати, показательно, что перед избирательной кампанией «Справедливая Россия» по сути сменила руководство региональной организации на абсолютно лояльное и, как мы видим, это не помогло.

Михаил Соколов: Ну что ж, давайте теперь посмотрим, что происходит еще в одном регионе России, тоже с управляемым голосованием и высокой, 70% явкой – это Северный Кавказ. Вот, например, витринные такие выборы в Кабардино-Балкарии. Из Нальчика передает Марина Чернышева:

Марина Чернышева: Выборы в Кабардино-Балкарии впервые состоялись по партийным спискам. Явка избирателей составила около 81%. В день голосования в Нальчике на площади перед кабардино-балкарским госуниверситетом проходили масленичные гуляния, на которых угощали блинами тех, кто вышел из избирательного участка.
Масленицу широко также отмечали в Прохладнинском и Мальском районах республики с преимущественно русским населением.
По сложившейся традиции на избирательных участков в день выборов выступали самодеятельные коллективы, звучала музыка.
Председатель республиканской избирательной комиссии Андрей Тупикин сообщил сегодня, что лидирует «Единая Россия», за нее отдано 72,2% голосов. «Справедливая Россия» получила 12,26% голосов избирателей, за КПРФ проголосовали 8,36% избирателей. Отдали предпочтение за ЛДПР 7,02% избирателей. Это означает, что единороссы получили два места, у «Справедливой России» будет 9 мест в законодательном органе республики. Интересы коммунистов представят шестеро депутатов, а ЛДПР пятеро.
Жалоб в избирком республики не поступало. «Выборы в Кабардино-Балкарии прошли успешно и качественно», - заявил журналистам вечером 1 марта представитель Общественной палаты Александр Брод. «Очень хорошие впечатления остались от посещения избирательных участков. Мы также с удовольствием наблюдали празднование Масленицы», - добавил депутат Европарламента Джульето Кьеза.
Секретарь ЦИК Николай Конкин также сообщил, что нарушений не было. Александр Брод отметил так же: «Люди на участках запросто подходили к президенту Арсену Канокову и делились с ним своими проблемами. Значит в республике сильная власть, открытая нуждам населения. Доверяя руководству, люди голосовали активно», - резюмировал Брод.

Михаил Соколов: Такая идиллическая картина голосования в Нальчике. Я бы заметил, что г-н Кьеза - бывший товарищ Кьеза, который кормился долгие годы в Москве в качестве корреспондента коммунистической газеты «Унита» из спецраспределителя ЦК КПСС, а теперь, видно, решил погостить у президента-миллионера Канокова на пару с правозащитником официозным Бродом и похвалить местную «демократию».
Между прочим, еще были выборы в Карачево-Черкесии, там тоже 70 % у «Единой России», на втором месте «Патриоты России», а на третьем – коммунисты. Можно понять, как сообщил наш корреспондент из Черкесска, из Черкесска, что список «Патриотов России» - это преимущественно карачаевцы, а коммунистов в лидерах абазины. Поэтому карачаевцы, их несколько больше, и обошли список КПРФ. А от «Единой России» ипо списку и по округам в основном шли черкесы. Такие вот этнократические «выборы».
Еще он указал, что по одномандатным округам, где меньше действовал административный ресурс, многое решали деньги - за голос платили до 500 рублей.
Александр, как вы оцениваете эти результаты такого лояльного голосования в северокавказских двух республиках?

Александр Кынев: На мой взгляд, конкуренция в Карачаево-Черкесии была более реальна, чем в Кабардино-Балкарии. В Кабардино-Балкарии по сути все вопросы были решены до выборов. То есть была в прошлом году полностью зачищена главная по сути дела оппозиционная структура, которой в случае с Кабардино-Балкарией являлась «Справедливая Россия», оттуда был изгнан Кармоков, бывший глава Счетной палаты Российской Федерации, бывший член Совета федерации теперь уже. То есть человек, который многими в регионе воспринимался как персональная альтернатива главе региона Канокову.
Когда, кстати, господин Коков, предыдущий президент уходил, Кармокова обсуждали в качестве будущего президента.
Соответственно, став главой Каноков, делал все, чтобы избавиться от господина Кармокова. Видимо, ему это удалось. Руководство в организации под новый год поменялось, остальные организации в регионе тоже в принципе имеют с властью реальные отношения.
Если посмотреть официальные сайты той же Кабардино-Балкарии, то при всей благостности и том, что никакой легальной оппозиции именно как оппозиции, оппонирующей главе региона, не осталось, тем не менее, мы видим очевидные следы информационных войн против всех тех, кого в эти списки не допустили. То есть Совет старейшин балкарского народа, идет война настоящая публичная с депутатом Госдумы, избранным по списку «Единой России» и даже выдвигаются требования, что его нужно лишить депутатского мандата и так далее.
То есть в этом смысле политика в регионе есть, просто она вытеснена вне формального политического поля. То есть это в чистом виде показуха – блины, счастливые наблюдатели.

Михаил Соколов: Евродепутат.

Александр Кынев: Да. Все хорошо, хотя очевидно, что ситуация в регионе, мягко выражаясь, непростая, действительно существуют значимые оппозиционные группы, но они просто лишены политической возможности представительства.

Михаил Соколов: Это кроме еще подполья, между прочим.

Александр Кынев: Само собой. Регион очень непростой. В результате, кстати, показательно, Кабардино-Балкария вслед за Чечней и Ингушетией полностью отказалась от одномандатных округов, и Дагестан перед этим. Для Северного Кавказа это становится общим местом – полная отмена одномандатных округов, полное лишение кандидатов права самовыдвижения, все политические вопросы канализируются через ограниченное количество политических партий, с которыми пытаются договариваться полюбовно.
Соответственно, все, кто не с нами, те, соответственно, оказываются, условно говоря, вынуждены вести агитацию в интернете, в подъездах и так далее, но лишаются права получать голос в какой бы то ни было власти

Михаил Соколов: Ну что ж, давайте мы теперь поговорим о тех регионах России, где есть все-таки хоть какая-то конкуренция. Выборы в Хакасии были интересны, поскольку они прошли после отставки Алексея Лебедя, многолетнего руководителя региона. И как по всей России, на выборах в региональный парламент лидируют «единороссы». Некоторые подсчеты тех же коммунистов показывают, что что-то неладно с результатами.
Из Абакана сообщает Екатерина Чернышева.

Екатерина Чернышёва: По предварительным данным, представителям «Единой России» останутся 53 из 75 мандатов в Верховном совете республики. 31 по одномандатным округам и предположительно 22 по партийным спискам. Остальным партиям в региональном парламенте достанется буквально по несколько мандатов.
Расклад по партийным спискам озвучил исполняющий обязанности председателя избиркома Хакасии Владимир Губин.

Владимир Губин: «Справедливая Россия» 7,18%, «Справедливая Россия» может претендовать в Верховном совете на три мандата. Хакасское региональное отделение ЛДПР – 10, 24%, четыре мандата. Избирательное объединение «Патриоты России» - 7,27%, три мандата. Хакасское региональное отделение Коммунистической партии Российской Федерации – 14,69%, предварительные данные – шесть мандатов. И «Единая Россия» 57,33%, по предварительным данным 22 мандата.

Екатерина Чернышева: Данные коммунистов, которые ведут свой подсчет, несколько отличаются: процент «Единой России» чуть ниже, а коммунистов чуть выше. Правда, пока коммунисты обработали только половину протоколов, при этом часть из них они назвали бракованными. Об этом рассказал второй секретарь регионального отделения КПРФ Валерий Усатюк.

Валерий Усатюк: Мы проверили 216 протоколов и около 10% шли с браком, то есть ошибки были в протоколах, то ли случайные, то ли неслучайные. Мы сейчас хотим получить в разрезе участковых комиссий, мы получили пока в разрезах районов, получить в разрезах избирательных комиссий от участковых комиссий, чтобы сравнить наши протоколы с их.

Екатерина Чернышева: Коммунисты завершат свой подсчет через несколько дней, тогда же станут известны окончательные официальные результаты выборов в республиканский парламент.
Что касается явки на прошедших выборах, она составила 50,4. Села голосовали утром, города после полудня. Около 5% явка прибавила буквально в последний час голосования. В это время во все теле и радиоканалы средствами МЧС было напрямую врезано включение избиркома с призывом придти на выборы. Добавлю, что наименьшая активность избирателей 1 марта зарегистрирована в столице Хакасии 38,8 избирателей Абакана пришли в воскресенье на избирательные участки.

Михаил Соколов: Александр, как вы оцениваете ситуации в Хакасии после смены губернаторской власти?

Александр Кынев: После смены главы региона избирательная кампания в Хакасии прошла, мне кажется, под неформальным лозунгом «догнать и перегнать Северный Кавказ». Во всяком случае технологии, которые использовались, вызывают аналогии с данной географической областью, никак не со средними регионами Сибири. Если брать Сибирь, то, наверное, только Кузбасс. То есть жесткое административное давление. Проведенный 31 января митинг, куда собраны несколько тысяч человек, учитывая небольшое население региона.
Кроме того, Хакасия придумала новую замечательную технологию, когда после того, как избирательная комиссия в январе месяце закончила регистрацию партийных списков, глава избиркома Смолина была назначена зампредом правительства Хакасии, курирующим социальную сферу. А как известно, бюджетники – это есть главный электоральный ресурс партии власти.
Таким образом, возник замечательный симбиоз: избирательная комиссия, которую много лет возглавляла госпожа Смолина и фактически это была ее команда, и бюджетная сфера, которой теперь госпожа Смолина в новом качестве руководила и уже, совершенно очевидно, работая в рамках вполне понятных интересов, так как ее прямой начальник господин Зимин возглавлял список партии «Единая Россия». Так что результат в этом смысле неудивителен.

Михаил Соколов: Но он не очень все-таки высокий.

Александр Кынев: Скажем так, это уже сопротивление среды.

Михаил Соколов: Интересно, что «Патриоты России», лично господин Семигин сумели преодолеть 7% барьер в этом регионе, не только коммунисты и другие прошли.

Александр Кынев: Ситуация в Хакасии говорит о том, что даже в условиях такого жесткого давления очень многое зависит от местной политической культуры, от того, как себя ведут граждане. То есть от тех технологий, когда в одних региона ведут тотальный контроль, в других случается сопротивление. В случае с Хакасией это вызвало сопротивление, потому что пошли очень негативные публикации, пошли информационные утечки из региона.
Кроме того, многие люди не собирались требования, которые им предъявлялись, выполнять.
А что касается Патриотов, то господин Семигин был депутатом Госдумы по Хакасскому одномандатному округу, он регионщик известный, так что неудивительно, что Патриоты России здесь прошли.
Кроме того, как я понимаю, там был целый ряд вполне самостоятельных, известных в регионе политиков кроме господина Семигина.
Так что результат, по большому счету, закономерен. И власть тоже им помогла, когда первоначально отказала в регистрации, создали информационный повод, показав, что вот, воспринимают партию всерьез и воспринимают как оппозиция. Так что каждый голос, полученный в Хакасии иными партиями, дорогого стоит.

Михаил Соколов: Давайте посмотрим регионы бывшего «красного пояса». Я начну, наверное, с Брянской области. Об итогах выборов расскажет Елена Воробьева.

Елена Воробьева: 1 марта выбирать 5-й созыв депутатов в областную Думу в Брянске пришло чуть менее половины электората – 48 процентов избирателей.
Исключение составили самые бедные и малонаселённые юго-западные районы области – в Злынковском и Гордеевском районах зафиксировано наибольшее число проголосовавших – причём именно за правящую партию.
Противоположная картина в областном центре: когда в облизбиркоме приступили к подсчёту голосов, то очень удивились, что в Брянске количество проголосовавших за коммунистов оказалось больше, чем за едринороссов. Возможно, здесь сыграл роль политический ход лидера партии Геннадия Зюганова: приехав в Брянск накануне выборов провёл митинг на ступеньках ДК БМЗ.
Внутрь его, якобы, распорядились не пускать брянские власти.
Власти же, как, впрочем, и руководство самого Дома культуры утверждают, что заявки от компартии на проведение встречи с избирателями в его стенах не поступало. Как бы то ни было, Зюгановский скандал стал единственным громким предвыборным событием.
Не обошлось, впрочем, и без традиционных нарушений, главное из которых – подкуп избирателей: цена голоса разнилась от стопки водки перед избирательным участком до трёхсот рублей в карман избирателя. На втором месте оказалось такое как бы «законное» нарушение: кандидаты-руководители «открепляли» своих рабочих с их избирательных участков, и автобусами свозили голосовать на свой.
Предварительные данные по результатам региональных выборов в Брянской области оказались вполне предсказуемыми. Как сообщил председатель облизбиркома Игорь Каплунов: у «Единой России» оказалось почти 55 процентов голосов, 23,5 – у КПРФ, 10 у ЛДПР и 8,5 процентов набрала «Справедливая Россия».
Результат голосования по одномандатным округам таков: из 30 округов в 28 победили представители «ЕДРА».

Михаил Соколов: Как вы считаете, коммунисты смогли достойно выступить в этом регионе, где, казалось, раньше они доминируют?

Александр Кынев: Брянская организация все-таки, наверное, не пережила смену поколений. То есть в этом смысле руководство организацией прежнее. Если в целом ряде регионов, в Архангельской, в Красноярске среди лидеров организаций КПРФ достаточно много предпринимателей , молодых представителей интеллигенции, то организация в Брянске возрастная. Я думаю, в этом смысле это сказывается на итогах голосования. То есть электорат в основном уходящего типа, а новые избиратели немножко по-другому смотрят на жизнь, немножко других взглядов.
Брянская область интересна тем, что там помимо выборов в областную думу происходили и муниципальные выборы. Это как раз один из тех регионов, которые пытаются активно внедрять партийные списки на выборы городских и областных советов. То есть в городе Брянске, еще в ряде городов, например, в городе Новозыбков, в городах Клинцы, Стародуб, Фокино прошли выборы городских советов только по партийным спискам, то есть там округа полностью отменены.
И что интересно, на выборах в брянский городской совет коммунисты и «Единая Россия» выступили практически одинаково, то есть чуть больше 30%. А в городе Новозыбков выборы в городской совет только по партийным спискам победила партия «Справедливая Россия», получив более 50% голосов.
То есть это говорит о том, что на муниципальном уровне внедрение пропорциональной системы порой оказывается для «Единой России» ловушкой, которую они сами себе устроили. То есть в условиях, когда растет недовольство людей, когда оппозиционный местный бизнес в состоянии объединиться и договориться с какой-то из политических партий войти в ее список, возникает ситуация вполне конкурентной борьбы.

Михаил Соколов: То есть это рискованная достаточно инициатива. То есть если не давить, не пережимать, то можно оказаться резко в меньшинстве, получается?

Александр Кынев: Во всяком случае брянский случай об этом говорит, об этом говорит случай города Твери, где тоже прошли выборы по партспискам, там коммунисты получили 49%, хотя еще полгода назад в той же Твери у них было 30.
Так что, я думаю, что вот эти звоночки с мест, когда совершенно очевидно, что кризис меняет общественные настроения, а конкуренция вынесена на муниципальный уровень и там сильно много не позапрещаешь, потому что людям деваться больше некуда.
И не исключено, что сейчас некоторые планы по тотальному внедрению партсписков на муниципальный уровень, возможно будут пересмотрены. Так как совершенно очевидно, конъюнктура не слишком способствует.

Михаил Соколов: Я думаю, что в Твери те, кто выжимал список «Яблока» и каких-то других общественных организаций, снимал с выборов, наверное, сильно об этом жалеют. Потому что эти голоса не ушли бы как раз коммунистам, а какой-то другой оппозиции.
Мы продолжаем разговор о региональных выборах. И еще о тех регионах, где достаточно сильные позиции сохранила компартия. Волгоград. Об итогах выборов рассказывает Наталья Галкина.

Наталья Галкина: На выборах 1 марта в Волгоградской области явка составила чуть больше 42%, в основном за счет районов области. Что касается областного центра, то в Волгограде участие в голосовании приняли 31% жителей. В облизбиркоме такие результаты объяснили плохой погодой – в воскресенье по всей области шел мокрый снег, а также - кризисными настроениями. По мнению политологов, такая пассивность объясняется недоверием к избирательному процессу, а также власти как таковой.
Из пяти партий, которые участвовали в выборах, четыре проходят в Волгоградский областной парламент.
Лидирует партия «Единая Россия», однако ей не удалось набрать абсолютного большинства. В целом по региону у единороссов 49% голосов, а в самом Волгограде всего 41%. КПРФ на втором месте – у коммунистов 24%,
У «Справедливой России» - несмотря на обещания взять 2-е место - чуть больше 13%, а у ЛДПР – почти 10%. Коммунисты прошли с отрывом от эсеров благодаря жителям районов области, по Волгограду «Справедливая Россия» - вторая. За день до выборов из списка кандидатов были вычеркнуты 5 представителей «Справедливой России». Двоих отозвали решением регионального отделения из-за отсутствия активности в избирательной кампании, трех сняли суды.
У ЛДПР процент голосов в областной столице и на селе практически одинаковый.
Таким образом, из 38 мест в Волгоградской областной думе «единороссы» могут рассчитывать на 27 мандатов, коммунисты на 6, «Справедливая Россия» на 3 и ЛДПР на 2 места.
Что касается нарушений на выборах, в день голосования на телефон горячей линии облизбиркома поступило более 100 сообщений. Основные жалобы от жителей Волгограда – на отсутствие приглашений, многие не знали, где им проголосовать, поскольку избирательные участки перенесли. Около 20 обращений поступили от партий Справедливая Россия и КПРФ. Как отмечает председатель облизбиркома Геннадий Шийхуллин:

Геннадий Шайхуллин: Речь идет о подводе избирателей. По всем фактам мгновенно избирательные комиссии и областная, и окружная принимали решение. Милиция и прокуратура работали в течение дня. В Красноармейском районе самое большое количество жалоб, исходя из того, что высокая потенциальная конфликтогенность в среде кандидатов, партий в пределах этого округа.
Вплоть до курьезов доходило: речь шла о симпатических чернилах и невидимых авторучек.

Наталья Галкина: Пока подтвердились только 2 факта расклейки в день выборов агитационных материалов партии «Единая Россия».

Михаил Соколов: Александр, собственно как вы объясните то, что коммунисты по-прежнему сохранили свои позиции в Волгограде, а «Справедливая Россия» все-таки не смогла выйти на второе место, хотя там была довольно энергичная кампания. Я сам видел и вы, по-моему, тоже ездили в Волгоград.

Александр Кынев: На самом деле с точки зрения наглядной агитации там никого, кроме «Единой России», найти невозможно, остальные вели агитацию в основном с помощью листовочной агитации, то есть это были материалы по почтовым ящикам, по пикетам.
А почему коммунисты больше, чем «Справедливая Россия»? это связано, думаю, с некоторой электоральной историей региона.

Михаил Соколов: Губернатор Максюта все-таки не давал КПРФ душить совсем.

Александр Кынев: Скажем так, что касается губернатора, я думаю, сильной помощи не было. Первый замгубернатора Кабанов возглавлял, кстати, список «Единой России», губернатор, судя по всему, ни во что в этой ситуации не вмешивался. А вот с эсерами шла активная информационная война, местные газеты, местные сайты активно публиковали материалы против кандидатов по списку «Справедливой России», против них шли суды, одного из них сняли, другого пытались снять по округу. То есть в этом смысле, конечно, мишенью контрагитации были эсеры.
Коммунистов по сути дела просто в регионе не трогали, но и не помогали. Кстати, показательно, что в условиях, когда ресурсов значимых не было, тем не менее, один из них, господин Таранцов, насколько я понимаю, по предварительным данным все-таки смог победить в одномандатном округе – это уполномоченный по правам человека в Волгоградской области.

Михаил Соколов: Ну что ж, давайте еще посмотрим Владимирскую область, здесь на итоги выборов повлияло публичное примирение «Единой России» и губернатора-коммуниста.
Рассказывает Светлана Ганенко.

Светлана Ганенко: Во Владимирской области прошли выборы депутатов Законодательного собрания пятого созыва. Участие в них приняли без малого 34% жителей региона, имеющих право голоса. Наибольшая активность избирателей зарегистрирована в Муромском районе – 60%, наименьшая в Петушинском, Александровском и Гусь-Хрустальном – около 20%.
На исход выборов повлияло решение президента России сохранить пост губернатора за нынешним главой региона Николаем Виноградовым, который возглавляет регион с 1996 года, большую часть этого срока состоя в рядах компартии.
В субботу 28 февраля на последнем заседании Законодательного Собрания прошлого созыва секретарь Политсовета регионального отделения «Единой России» Владимир Киселев сообщил о том, что он и его однопартийцы поддержат кандидатуру Виноградова. «За» кандидатуру Виноградова проголосовали 34 депутата из 36-и, «против» - лишь двое.
Николай Виноградов отметил, что свои задачи, как губернатор, он видит в реализации уже выработанных в регионе антикризисных мер, обновлении структуры администрации области и работе по совершенствованию стратегии социально-экономического развития Владимирской области.
По итогам выборов самое большое представительство в Законодательном собрании будет у партии «Единая Россия», список которой возглавлял владимирский мэр Александр Рыбаков. За «Единую Россию» проголосовали более 51% избирателей, пришедших на участки. Свои голоса КПРФ отдали 28% жителей региона.
ЛДПР набрала 8,85% голосов, а «Справедливая Россия» - уступила ей лишь сотую долю процента - 8,84%. Сенсаций с одномандатными округами тоже не произошло – в 16 из них победили представители партии «Единая Россия». Единственным коммунистом среди выигравших одномандатников стал спикер Законодательного Собрания предыдущего созыва Анатолий Бобров.

Михаил Соколов: Александр, ну что, 28% компартия получила. Все же, что ей помогло – возможности губернатора были блокированы в какое-то время тем, что он был в подвешенном состоянии до последнего дня выборов, то есть Виноградов не мог помогать своей партии фактически.

Александр Кынев: Коммунистам во Владимире помогло, во-первых, то, что у Виноградова высокий рейтинг. И хотя, как условие назначения, он публично показался на экранах телевизионных каналов в компании господ Володина и Грызлова, правда, при этом публично язык у него не повернулся призвать голосовать за «Единую Россию». То есть он деликатно заявил о том, что необходима партия, имеющая устойчивое большинство. Это максимум, что мог публично сказать губернатор.
Но люди в регионе все равно воспринимают КПРФ как структуру, поддерживающую господина Винградова. И конечно, часть его рейтинга несомненно коммунистам помогла.
Кроме того во Владимире тот самый случай, когда коммунисты не стоят на месте и региональная организация в регионе достаточно сильная. В ней присутствуют авторитетные люди из более возрастных групп, так есть и представители регионального бизнеса, причем они прибирают активно и представителей иных политических партий.
Показательно, что сейчас вторым секретарем обкома КПРФ является бывший лидер регионального «Яблока» Вячеслав Анатольевич Королев, который теперь стал депутатом заксобрания.
Вот вам типичный пример, когда в регионах конкурируют не партии, а конкурируют на самом деле группы местной элиты.

Михаил Соколов: Под брэндами партий.

Александр Кынев: Да, под брэндами. Жизнь вынуждает выдвигаться от политических партий, а в основе совершенно другие противоречия экономического, личностного и иного плана.

Михаил Соколов: Ну что ж, теперь давайте на север.
Архангельская область, здесь «Единая Россия» взяла на административном ресурсе нового губернатора Ильи Михальчука 50 % голосов.
Рассказывает Игорь Ключников

Игорь Ключников: 52 процента у «Единой России», 18 у «Справедливой», 17 у КПРФ и 10 у ЛДПР. Таковы итоги выборов собрания депутатов Архангельской области. Явка, вопреки ожиданиям, оказалась достаточно высокой – почти 40 процентов.
Председатель регионального избиркома Александр Яшков заявил, что официальных жалоб на нарушения в избирком поступило немного, всего 13. И все от представителей КПРФ.
В первую очередь указывалось на факты «карусели», когда гражданам предлагается бросить в урну уже заполненный бюллетень, а вынести с участка полученный у комиссии чистый.
Проверка сотрудниками УВД факты «карусели» не подтвердила – заявил председатель облизбиркома Александр Яшков.
Представитель КП РФ Владимир Федоренко считает, что нарушениями в Архангельской области был насыщен, как и период агитации так и сам день голосования.

Владимир Федоренко: Очень большое административное давление. Нам приходилось тратить очень много времени, во-первых, на преодоление препятствий, которые по идее мы не должны были получать. По информации от наблюдателей, руководители комиссий получили указание сверху не выдавать наблюдателям протокол на руки. По опыту выборов мы чётко знаем, что если мы не получили протокол, то он может быть исправлен, и естественно, что наблюдателю потом на руки выдают то, что не соответствует результатам.

Игорь Ключников: После обращения коммунистов в Архангельский облизбирком и ряда сообщений на лентах информ-агентств протоколы наблюдателям всё-таки выдали. По словам Владимира Федоренко были и другие нарушения, например агитация вблизи от избирательных участков. Но говорить хоть сколько-нибудь серьёзно о пересмотре итогов выборов на их основе не приходится.
Среди 31-го победителя по одномандатным округам 10 явных представителей «Единой России», 11 представителей «Справедливой» и КПРФ, плюс 10 беспартийных.
А это значит, что, учитывая 19 завоёванных мандатов по итогам соревнования партийных списков, партия власти получает в Архангельском областном парламенте хоть и не ощутимое, но большинство.
Никаких разногласий с губернатором Ильёй Михальчуком у большинства депутатов теперь точно не будет, считает политический обозреватель областного издания «Правда Севера» Андрей Перцев.

Андрей Перцев: : Тренд в том, что Михальчук ставит людей зависимых, управляемых. Тут и о компетентности речь, т.е. вот глава департамента образования – слова сказать в интервью не может, зато предан губернатору. В областном собрании теперь такие же люди.

Игорь Ключников: Влияние губернатора на однопартийцев будет высоким и по той причине, что в период агитации именно Михальчук взял на себя бремя первого лица партии в регионе – фотографировался на фоне билборда с Путиным, мелькал в телевизионных роликах, ездил по всей области. Другой вопрос, что по разным данным за 2 месяца до выборов рейтинг «Единой России» был 60, а на выборах получилось на 10 процентов меньше. Связывают это с через чур уж агрессивной и навязчивой агитационной кампанией первого лица области.

Результат единороссов не столь интересен, как результат коммунистов и эсеров, считает политический обозреватель агентства «Перспектива» Андрей Мурашов.

Андрей Мурашев: Область, которая всегда считалась если не правой, то центристской, начинает уходить, как говорил один опальный олигарх – заключённый, в левый поворот. Это очень странно и очень печально, и я бы не стал это списывать на последствия экономического кризиса.

Игорь Ключников: Наряду с выборами областного собрания 1 марта в регионе прошли местные выборы. Во втором по численности городе области Северодвинске выбрали мэра - из двух человек, кандидата от «Единой России» Михаила Гмырина и безработного пенсионера Андрей Михайлова. С результатом в почти 70 процентов голосов победил единоросс Гмырин. При этом количество испорченных бюллетеней на некоторых участках доходило до 10 процентов, как следствие снятия с выборов 4–ых вполне конкурентно-способных, но беспартийных кандидатов.

Михаил Соколов: Это выборы в Архангельской области. И здесь достаточно большой успех был у «Справедливой России». Александр, как вы комментируете, почему здесь эсеры смогли показать себя, причем раза в полтора они обошли коммунистов.

Александр Кынев: Нет, у них результат на самом деле практически одинаковый.

Михаил Соколов: Это по предварительным данным.

Александр Кынев: Разница у них фактически примерно 1,5%. Здесь действительно самый лучший результат у эсеров по России среди всех выборов, которые прошли 1 марта.
Почему это произошло? Во-первых, это личный фактор, поскольку во главе списка действительно популярные в регионе люди, это депутаты Госдумы Елена Вторыгина, Роман Боданин, крупный предприниматель из промышленной группы «Титан». Кампания была очень активная, большое количество наружной рекламы. Ни в одном регионе я не видел такого количества рекламных щитов, листовок у эсеров, как это было в Архангельске. То есть кампания была очень затратная финансовая.
Другой вопрос, что в ней не было может быть яркого креатива, не было запоминающихся лозунгов. Но в условиях того, что все остальные были публично не видны до предпоследнего дня, надо же за кого-то голосовать российскому избирателю.

Михаил Соколов: Александр, говорят, что господин Михальчук пережал, условно говоря, в кампании, когда он был в каждом утюге. И рейтинг «Единой России», который был около 60%, упал почти 10.

Александр Кынев: К социологии я вообще в современных условиях отношусь с большой осторожностью, поскольку респонденты, когда их спрашивают, они воспринимают это слово как представителя власти.
Кампания прошла в условиях жесточайшего административного прессинга. Показательны были выборы мэра Северодвинска, где шесть кандидатов сняли, четырех оставили, кандидатов «Единой России» и пенсионера, который страховал выборы.

Михаил Соколов: Пенсионер получил 21% голосов.

Александр Кынев: И в этих условиях 21% за пенсионера, который был кандидатом-дублером. Была жесточайшая борьба губернатора с главами муниципальных образований. То есть прямые, публичные инструкции, поездки губернатора по регионам, встреча с предпринимателями. Причем после того, как в Котласе коммунисты подали жалобу на то, что губернатор ведет незаконную агитацию, было дано указание на встречах с местным хозяйственным активом никого постороннего не пускать, чтобы никто никаких жалоб подать не мог.
То есть в этом смысле кампанию вести пытались максимально жестко, никому ничего не давать.
Было очень много жалоб вчера по Архангельской области, связанных с правами избирателей, выдачей протоколов. Так что 51%, он, конечно, добыт, мягко выражаясь, не самым красивым путем. Я думаю, на самом деле результат был бы, если бы все было корректно, похуже.

Михаил Соколов: Александр, вы были в Ненецком округе, собственно в Нарьян-Маре, где редко кто бывает из журналистов и экспертов. Там, конечно, очень интересные результаты – 42% у «Единой России», при этом и коммунисты, и ЛДПР получили порядка 20% и «Справедливая Россия» 12. Что там произошло? Там сменили и губернатора в разгар кампании. Помогло ли это партии власти?

Александр Кынев: Ненецкий округ всегда был регионом свободолюбивым. Достаточно сказать, что самый худший результат у «Единой России» на выборах в Госдуму был именно в Ненецком округе. Выборы окружного собрания депутатов, где в 2005 году выбрали коммунистов. То есть регион всегда голосовал особенно и понятно – почему.
Здесь с одной стороны главный фактор – это личная репутация местных лидеров, люди голосуют в первую очередь за людей, а не за партии. Кроме того для региона вопросом огромной важности является статус региона и сохранение его самостоятельности.
Показательно, что в 2007 год «Единая Россия» здесь показала худший результат по стране именно после того, как был подписан неравноправный договор с Архангельской областью фактически о том, что основные финансовые потоки из региона перешли в Архангельск.
А сейчас «Единая Россия» сама себе навредила, в начале не признав решение регистрации списка ЛДПР, получился федеральный скандал, партия получила очень значимый пиар.
После этого в регионе была активная кампания ЛДПР, огромное количество рекламных щитов. А за две недели до голосования был уволен губернатор Потапенко. Причем возникла совершенно изумительная ситуация, когда было огромное количество рекламных щитов, не оплаченных из избирательного фонда, губернатора в списке не было, но он активно ездил по территориям. И лозунг на плакате с губернатором полностью совпадал с лозунгом иных агитационных материалов партии «Единая Россия». Это был лозунг: «Слушать людей, работать для людей».
То есть рядом висели плакаты с губернатором, не оплаченные со счета и такой же плакат со спикером парламента Кошиным, уже оплаченный из счета. Никто жалоб, как я понимаю, не подавал.
И в этих условиях, когда губернатор объезжал поселки, фактории, обещал всем все, рассказывал о больших успехах, вдруг его снимают за два дня до голосования.

Михаил Соколов: Присылают из Архангельска нового.

Александр Кынев: В это время присылают на пост нового губернатора вице-губернатора из Архангельска. Причем надо понимать, что страх объединения с Архангельской областью – ключевой фактор местной политики. То есть сделать более безумную электоральную вещь в регионе, скажем так, сложно было представить, чем вообще руководствовались. И в результате тот процент, который получен «Единой Россией» в Ненецком округе, он обеспечен в основном за счет отдаленных поселочков, где адекватной роли никакой просто не было.

Михаил Соколов: У нас звонок из Твери. Я так понимаю, что это нас беспокоит депутат законодательного собрания Тверской области, лидер ЛДПР Сергей Петров. Здравствуйте.
Вы хотели нам сказать пару слов по поводу тверских выборов, так я понял?

Сергей Петров: Да, безусловно. Я бы хотел дать небольшой комментарий. Дело в том, что коммунистическая партия выиграла эти выборы в процентном отношении, но не победила.
Сейчас сохраняется главная интрига в Твери: а кто будет председателем думы и кто будет главой администрации, так называемый сити-менеджер.
Сити-менеджер назначается по контракту.
Дело в том, что у «Единой России» получается 14 мандатов, а у коммунистов 16, всего 33, и три мандата оставляем за собой мы – ЛДПР два мандата, плюс один «Справедливая Россия».
При таких результатах, я не знаю, как будет выглядеть «Единая Россия» и смогут ли они убедить нас, что председателем думы должен быть единоросс.
Я считаю, что политические игры в Твери надо заканчивать. Мне кажется, что в Твери начнется возрождение России. Дело в том, что выборы прошли, все забыли про свою партийную принадлежность и надо начинать работать, избрать дееспособную думу, распределить комиссии и выбрать того человека, который не будет, председателем думы я имею в виду, ни к одной партии.

Михаил Соколов: Вам губернатор Зеленин посоветует, кого выбрать.

Сергей Петров: Вы знаете, губернатор сделал заявление и сказал, что он готов сотрудничать со всеми здравомыслящими силами, работать конструктивно. И мы готовы с ним работать. Я же не призываю, что это должен быть элдэпээровец, но также считаю, что не может быть и ни коммунист, и ни «Единая Россия», и не мы. Это должен быть человек, который не принадлежит ни к одной партии. А таких у нас в думе больше половины.

Михаил Соколов: Спасибо Сергею Петрову, лидеру фракции ЛДПР в областном законодательном собрании Тверской области.
Я думаю, столь разумный подход, профессиональный, он вполне имеет место и заслуживает внимания.
Мы продолжим разговор со слушателями. У нас еще один звонок из Новокузнецка. Николай, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. У меня нет вопрос. В Брянской области, несколько минут назад говорили, что «Единая Россия» опять и снова впереди. А в «Новой газете» за 16 февраля написано, что голодовка была женщин завода 111.

Михаил Соколов: Была. Удовлетворили их требования, Николай.

Слушатель: Тут написано, что профсоюзный лидер деньги не получила. Так вот у меня вопрос: я шестьдесят лет живу в России, один год на Украине жил. Я не могу понять нас, россиян. Вроде бы как ясно, кто нами правит, кто у нас наверх и что 8 месяцев зарплату не получали и было это у нас около 10 лет назад. И опять мы их выбираем.

Михаил Соколов: Николай, понятно. То есть вы призываете людей ходить на выборы и думать, что они делают, в конце концов.
Завод, кстати, был государственный, на котором не платили зарплату. Еще и кризиса не было, а безобразие происходило.
Олег из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Результат «Единой России» в Татарстане мне кажется символичным. Хорошо известно, что централизованное государство в значительной степени строилось с помощью татар.

Михаил Соколов: Это не те татары.

Слушатель: Хорошо, Золотой орды. И поэтому у меня такой вопрос: очевидно, выборы мэра происходят в два тура.

Михаил Соколов: Не везде.

Слушатель: На втором туре возможен не просто административный ресурс, а «монголо-татарские методы демократии»?

Михаил Соколов: Я Александру Кыневу этот вопрос переадресую. Но действительно есть три города, где пройдут выборы, вторые туры – это Томск, Курск и Петропавловск-Камчатский, где кандидат «Единой России» не смогли победить и, ясно, местные элиты оказались расколотыми. Как вы думаете, не снимутся ли сейчас явно проходные оппозиционные кандидаты под административным давлением?

Александр Кынев: Было, конечно, прецеденты в нашей истории последние несколько лет, когда кандидата, вышедшего во второй тур, пытались снять. Можно вспомнить выборы в Архангельской, в Ульяновской области.

Михаил Соколов: Владивосток известный.

Александр Кынев: Снятие Черепкова во Владивостоке. То есть технологии такие применялись. Сейчас на них скорее всего не пойдут. Ситуация очень сложная. Есть представление о том, что население недовольно, рост напряженности растет и лишний раз дразнить собаку никто не станет. То есть в этом смысле скорее всего власть попытается использовать более мягкие механизмы, договариваться с победителями. То есть у нас действует принцип «разделяй и властвуй». Будут пытаться договариваться.

Михаил Соколов: В Смоленске победил кандидат, формально принадлежащий к «Единой России», его исключили, сейчас скажут, наверное, что он не был исключен до конца, раз он стал мэром.

Александр Кынев: Скорее всего так и будет. Уже написали информационные агентства, что упоминания об исключении господина Кочановского из «Единой России» стали исчезать с официальных смоленских сайтов, хотя «Единая Россия» поддерживала вовсю господина Разуваева, шла активная реклама, его лозунги гласили: « Если ты поддерживаешь Путина - голосуй за Разуваева».
А кстати, господин Кочановский, который стал мэром, в прошлом возглавлял смоленскую «Родину», а потом возглавлял региональное отделение незарегистрированной партии «Великая Россия». И прославился на всю страну, когда в него пытались брызнуть серной кислотой. Такой ярко оппозиционный кандидат и то, что этот человек вступил в «Единую Россию», как раз говорит о том, что в регионах борются совсем не партии.

Михаил Соколов: Кстати говоря, еще одни выборы – в Тольятти. Кстати говоря, очень интересный результат. Там проявило себя такое движение «Декабрь». Рассказывает Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Выборы в городскую Думу Тольятти 1 марта, как и предрекали политологи, завершились победой абсолютного большинства кандидатов от "партии власти": 15 депутатов по одномандатным округам и 7 по партийным спискам, и того – 22 народных избранника от «Единой России».
Сенсационным для Тольятти стал результат, полученный на выборах общественным движением "Декабрь", возглавляемое заместителем руководителя политсовета самарского регионального отделения партии «Правое дело» Сергеем Андреевым. Представители общественного движения выиграли у партийцев одномандатный округ, и стали вторыми по единому избирательному округу. По предварительным данным, «Единая Россия» набрала 39,5 %, а «Декабрь» 25,7% голосов. "Единороссам" не помог даже десант из министров областного правительства, прибывший 1 марта в Тольятти для контроля за избирательной кампанией. На третьем месте коммунисты, у них 14,7%, а следом идут «Справедливая Россия» и ЛДПР, а на последнем месте «Патриоты России», которые набрали 1,3% голосов. Представители движения "Декабрь" получат в новой тольяттинской Думе 6 депутатских мандатов, коммунисты - 3, ЛДПР и «эсеры» - по одному и плюс победивший самовыдвиженец Михаил Маряхин.
В Тольяттинской городской Думе будет 35 депутатов. Первое заседание нового состава запланировано на 11 марта.

Михаил Соколов: Ну что ж, вот этот результат движения «Декабрь», который связан с новой партией «Правое дело», дает ли он этой прокремлевской либеральной партии некий шанс на новых выборах?

Александр Кынев: Я бы не ставил знак равенства между движением «Декабрь» и «Правым делом». В список «Правого дела» входили разные люди – и бывшие эспээсники, и бывшие яблочники, и люди, которые ни в каких партиях не состояли, а просто известный своей оппозиционной по отношению к городским властям города Тольятти и новой администрации Самарской области, которую возглавляет господин Артяков.
Так это, скажем так, широкая коалиция. И это как раз говорит о том, что общественные организации, которые пока еще имеют право участия в муниципальных выборах, несут в себе потенциал объединения разных людей именно на базе общего подхода к каким-то проблемам, а не политическим взглядам.
Кстати, в городе Долгопрудный Московской области тоже местное движение под названием «Городское собрание», куда тоже вошли люди разных взглядов, и бывшие яблочники, и эспээсники, и беспартийные, получило 24% голосов. Это говорит о том, что фактор общественных организаций является важнейшим элементом самоорганизации людей на муниципальных выборах. И конкурируют, подчеркиваю еще раз, совсем не партии. Решаются местные проблемы, люди голосуют за людей со своей личной репутацией в первую очередь.

Михаил Соколов: Александр из Москвы. Здравствуйте, ваш вопрос, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первое: считаете ли вы, что в свете кризиса власть будет пытаться экономить деньги на предвыборную кампанию в пользу «Единой России» за счет левых экстремистов-эсеров.
И второй вопрос: сейчас в русских областях «Единая Россия» получила процент где-то около 50%, в отличие от таких республик, как Татарстан и Кабардино-Балкария, там как всегда сокрушительная победа.
Как вы считаете, объясняется это тем, что русские все-таки европейский народ в отличие от азиатских сатрапий…

Михаил Соколов: Вы ругаетесь. Ну что же такое, у нас невыдержанные слушатели.

Александр Кынев: Я не буду комментировать. Понятно, что в каждом регионе есть свои традиции, связанные и с особенностью национальной культуры, и с особенностями состава населения и так далее. В этом смысле все понятно.
Есть общая закономерность в России. Выборы, как правило, носят более конкурентный характер в крупных городах.

Михаил Соколов: Москва - исключение.

Александр Кынев: За исключением Москвы. Потому что в городах, как правило, более развиты информационные сети, в них по факту действует большинство политических организаций, стало быть выше конкуренция, тем больше контроль. То есть чем более удаленные избирательные участки, тем на них сложнее по тем или иным причинам обеспечивать честный подсчет.

Михаил Соколов: Александр, как вы думаете, вот этот 50% результат «Единой России» будет снижаться и какими темпами? И в чью пользу отойдут голоса дальше?

Александр Кынев: Это результат уже ниже, чем результаты на выборах в Госдуму 2007 года. Понятное дело, что то, что происходит сейчас, промежуточная точка в изменении общественных настроений. Поскольку по большинству регионов оппозиция была очень слабой, никакой по сути дела активной кампании не вела. Присутствовала для галочки в информационном пространстве, но назвать это борьбой можно с большой натяжкой, слишком разные весовые категории.
Одновременно с этим были убаюкивающие обещания власти о том, что кризис ненадолго, скоро все рассосется, вернется на нормальное положение.
Именно поэтому понятно, что с одной стороной властью недовольство растет, но оно не достигло той степени, когда действительно могут произойти радикальные перемены. Поэтому это такая промежуточная остановка, дальше будет, моему, хуже. Потому что все те, кто пока верят, что что-то рассосется и власть занимается решением проблем, через полгода или через год, тем более, могут голосовать гораздо более осознанно, более оппозиционно.
Да и сама оппозиция, на выборах поняв, что даже условной компании, получает прибавку, может даже расправить крылья и почувствовать себя более независимо. Если, условно, почувствовать новый горизонт возможностей, который можно добиться на этих выборов с учетом изменения общественных настроений.

Михаил Соколов: Тем более, что теперь им разрешили орать и митинговать в специально отведенных для этого местах, сразу и премьер-министр, и президент. Мы посмотрим, что из этого выйдет, будет ли это либерализация или имитация.
Спасибо!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG