Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России продолжается рост задолженностей по заработной плате


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шароградский: В России продолжается рост задолженностей по заработной плате, что вызывает недовольство трудовых коллективов, и, как следствие, проводятся акции социального протеста.

Карэн Агамиров: Просроченная задолженность по заработной плате в России в январе 2009 года выросла на 49 процентов по сравнению с показателем предыдущего месяца, до 6 миллиардов 965 миллионов рублей, - сообщила Федеральная служба статистики. По состоянию на 1 февраля почти 95 процентов общей суммы долга приходилось на долю предприятий и организаций.
Авиакомпания "КрасЭйр" входила в число крупнейших авиаперевозчиков России и являлась головной компанией альянса "AiRUnion", объединявшего до осени 2008 года пять российских авиакомпаний: "КрасЭйр", "Домодедовские авиалинии", "Самара", "Омскавиа" и "Сибавиатранс". С 28 сентября 2008 года из-за долгов за авиатопливо и наземные услуги в размере 800 миллионов долларов альянс фактически прекратил свое существование. В декабре 2008 года транспортная прокуратура возбудила в отношении руководства "КрасЭйр" из-за долгов по заработной плате перед сотрудниками уголовное дело по части первой статьи 145-й "Прим." Уголовного кодекса Российской Федерации "Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат".
И, тем не менее, работники "КрасЭйр" - в Москве. Пикет у Дома правительства их представителям не разрешили, но и акция протеста у метро "1905 года" - это серьезный сигнал властям. Председатель профсоюза летного состава "КрасЭйр" Юрий Зандарян разъясняет.

Юрий Зандарян: Вот мы решили приехать из центра Сибири, чтобы достучаться, чтобы нас услышали, увидели. Сумма долга была на 1 января - 339 миллионов, из них было погашено, насколько я знаю, 5 миллионов, и 27 миллионов было погашено благодаря правительству края. Создан был Фонд стабильности, и 27 миллионов наши красноярские предприниматели внесли в него.
Наши акции то передаются в Ростехнологии, те еще не получили... Минтранс, Министерство транспорта является нашим опекуном что ли. Росимущество владело акциями. Если Ростехнологии их еще не получили, значит, они остаются в Росимуществе.

Карэн Агамиров: Какая-то реакция есть от властей уже на данный момент?

Юрий Зандарян: Сегодня с нами встречался министр промышленности и энергетики Красноярского края, который заверил, что 43 миллиона на следующей неделе должны начать выплачиваться.

Карэн Агамиров: Фамилия его?

Юрий Зандарян: Пашков Денис Геннадьевич.

Карэн Агамиров: Надежда сохраняется, да?

Юрий Зандарян: Надежда умирает последней.

Участница акции: Мы из московского отделения бортпроводников. Без зарплаты с сентября месяца. Нам пообещали, что "если вы уволитесь без сокращения, без ничего, то вам будет оплачено, а тем, кто останется, как бы ничего". Странно, потому что 51 процент у государства этого всего. Странный такой произвол. Потому что господин Медведев говорит, что, наоборот, мы с этим боремся, а у нас как-то все наоборот происходит.

Карэн Агамиров: Тем не менее, вы в профессии остаетесь, никуда переходить...

Участница акции: Ну, не знаю, как получится. Пока я без работы.

Участница акции: Мы надеемся остаться в профессии, мы хотели бы продолжать свою деятельность, но дело в том, что сейчас не знаю, какая-то политика неправильная нашего государства, что компаниям практически всем подрезают крылья. И сейчас это с нашей компании началось, но просто сейчас, наверное, хотят прибрать все эти компании, и такая же участь ждет и "Сибирь", и множество других компаний. Мы не знаем поэтому, куда идти работать. А самое обидное, что 51 процент нашей компании принадлежал государству, вот это самое обидное.

Карэн Агамиров: Между тем, сокращение производства и, как следствие, безденежье - практически повсеместно. Корреспондент Радио Свобода в Оренбурге Елена Стрельникова передает.

Татьяна Касимова: Сегодня я работаю, завтра - неизвестно. И вот это вот постоянное напряжение.

Елена Стрельникова: Такое состояние, как юрист Татьяна Касимова, испытывают сегодня многие оренбуржцы. С конца прошлого года потребители продукции крупных промышленных предприятий стали задерживать расчеты, заказы снизились в разы. О ситуации на "Уральской стали" рассказывает руководитель цеха Сергей Просфирин.

Сергей Просфирин: Сейчас идет сокращение производства из-за того, что, во-первых, проблемы с банковскими кредитами идут. Во-вторых, рынок сбыта все равно остается, но так как большинство предприятий сейчас неплатежеспособны, допустим, наше предприятие уже не может давать им в долг продукцию. Естественно, производство продукции сокращается, и людей, в общем-то, выгоняют или без содержания, или на укоренную рабочую неделю, на укороченный рабочий день. Реальное падение зарплаты достигает 40-50 процентов. А людям надо платить кредиты, рассчитываться как-то за коммунальные услуги. Все же подорожало, вы знаете. Говорят, конечно, о государственной программе поддержки, но пока что-то никак.

Елена Стрельникова: Вот, например, ситуация на Новотроицком металлургическом комбинате. Говорит рабочий Андрей Тарыгин.

Андрей Тарыгин: Сейчас у нас действительно пошли массовые увольнения, сокращения рабочего дня. То есть люди теряют в деньгах очень солидно. От нас требуют больше, платят нам меньше. Один ребенок, ему 2 года, и жена у меня в отпуске по уходу за ребенком. Ну, куда идти - вообще не знаю.

Елена Стрельникова: В Бузулуке, на улице Рабочей, находятся сразу три завода: Умновский ликероводочный, Бузулукский механический и Завод тяжелого оборудования. Ни один не работает.

Жительница Бузулука: Я вот обращалась на биржу, там 800 рублей платят пособие. Ну, вот зачем такие пособия? Как можно прожить на эти 800 рублей?

Карэн Агамиров: У микрофона Радио Свобода - член правления Института современного развития, доктор экономических наук Евгений Гонтмахер.

Евгений Гонтмахер: Тот факт, что у нас растут задолженности по заработной плате, он, конечно, очень неблагополучен. Он говорит о том, что экономическое положение очень многих предприятий ухудшается, и там просто нет денег для таких выплат. Работодатель продолжает задерживать заработную плату, и эта задолженность вырастает до нескольких месяцев, а потом, может быть, даже до полугода и года. Это возможный вариант, но он чреват для работодателя массовыми протестами работников; во-вторых, давлением со стороны проверяющих органов - Трудинспекции, прокуратуры, местной администрации; в-третьих, по Трудовому кодексу, на эти долги нарастает определенный процент. Поэтому, в общем-то, для большинства работодателей это очень невыгодный и неприятный путь.
Здесь это целая большая должна быть эволюция вот этих протестных настроений, когда люди, наконец, выйдут с какими-то политическими лозунгами. Это, конечно, очень неприятный эпизод, и для власти, конечно, это будет ситуация, и для местной власти, и для федеральной, достаточно значимая.

Карэн Агамиров: Подвел черту Евгений Гонтмахер.
XS
SM
MD
LG