Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премьер-министр Великобритании Гордон Браун находится с визитом в Вашингтоне


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Кирилл Кобрин.

Андрей Шароградский: Премьер-министр Великобритании Гордон Браун находится с визитом в Вашингтоне. Он стал первым европейским лидером, который встретился с американским президентом Бараком Обамой после его инаугурации. Об истории американо-британских отношений, об их нынешнем состоянии я беседовал со своим коллегой Кириллом Кобриным.
Кирилл, когда речь идет об американо-британских отношениях, обычно говорится о неких особых отношениях. Идет ли речь и сейчас о таких особых отношениях?

Кирилл Кобрин: Ну, да, это англосаксонский мир или это атлантическое союзничество или содружество - много есть слов, обозначающих этот явно существующий до сих пор и, в общем, развивающийся феномен. Надо сказать, что особые отношения между Великобританией и США существовали всегда, но сначала это были особо плохие отношения, а потом они стали особо тесными. Как вы понимаете, так как США - это бывшая колония Англии, это английские колонии, которые получили независимость в результате войны второй половины XVIII века, и надо сказать, это была не единственная война, еще была война 1812 года, когда британцы даже сожгли Вашингтон, так что в этот период отношения действительно были особенно плохие. Надо сказать, что и в XIX веке эти отношения не отличались особой теплотой. Скажем, во время гражданской войны Севера и Юга Британия поддерживала, скорее, неофициально, не дипломатически, а экономически поддерживала Юг, и здесь тоже была такая контра. В конце концов, Британия была в XIX веке владычицей морей и в начале ХХ века тоже, и была, безусловно, до тех пор, пока не уступила пальму первенства Германии, самой мощной экономической державой. США, которые вступили в эту борьбу во второй половине XIX века, опять-таки стали соперниками Великобритании. Так что здесь были действительно отношения не очень дружественные, скажем так.
Но вот ХХ век внес как раз очень важные изменения. Прежде всего Первая мировая война, в которую США вступили в 1917 году, то есть на три года позже после ее начала на стороне Антанты, и, соответственно, сыграли очень важную роль в быстром окончании войны, после того как Россия подписала сепаратный мир с Германией. И вот в промежуток между Первой и Второй мировой войной еще оставались остатки такие соперничества, когда Британия еще претендовала на роль мировой державы, и были предприняты разнообразные реформы по изменению и созданию содружества, и так далее. Но, тем не менее, самую роковую для вот этих претензий Британии роль сыграла Вторая мировая война. Напомню, что после капитуляции Франции в мае 1940 года до 1941 года, 22 июня, Британия фактически в одиночку противостояла не только Гитлеру и его союзникам, но и союзнически настроенному Советскому Союзу. В этой ситуации США оставались в стороне, за что было высказано им и потом, и в то время довольно много горьких упреков. Но вот когда произошел Перл Харбор, и когда США вступили в войну и сыграли, конечно, огромную роль в том, что эта война закончилась победой союзников, включая Великобританию, парадоксальным образом Британия выиграла в этой войне, но она совершенно лишилась статуса мировой державы. И вот с этого момента особые англо-американские отношения, где поменялись роли между ведущей державой и державой ведомой, скажем так, они стали очень важным фактором международных отношений и очень важным фактором, кстати говоря, европейской политики. Потому что создание сначала общего рынка, потом Европейского союза происходило в основном на континенте, Британия всегда несколько скептически к этому относилась, и вот этот скептицизм всегда базировался на особых связях с США.

Андрей Шароградский: Кирилл, а теперь поговорим о том, с чем приехал Гордон Браун в Вашингтон. О чем они говорили, что обсуждали?

Кирилл Кобрин: Прежде всего это символический визит. Понятно, что Барак Обама только что вступил в должность президента США, и начинаются эти визиты, все считают, кто приехал первым, кто приехал вторым, третьим и так далее. Второй очень важный момент - это то, что все это происходит в преддверии саммита "большой двадцатки", который намечен на 2 апреля, он пройдет в Лондоне, и конечно, главная повестка дня - это борьба с мировым экономическим кризисом. Ситуация становится все хуже и хуже, несмотря на самые разнообразные меры, предпринимаемые разными правительствами, тем не менее, переломить ситуацию не удается. Поэтому главный вопрос - это вопрос экономический. Тем не менее, Браун после переговоров с Обамой сказал, что действительно это есть особые связи, и они только станут еще сильнее.

Андрей Шароградский: А есть ли общая стратегия в борьбе с экономическим кризисом у Британии и США?

Кирилл Кобрин: Эксперты говорят, что в основном меры однотипные во всем мире - это поддержка банков, умеренная, а иногда неумеренная национализация финансовых институций и так далее. Речь идет только о степени. И надо сказать, что в этом смысле и англичане, и особенно американцы, которые обычно упрекали континентальных европейцев в социалистических замашках, преуспели в этом очень сильно. Особенно если мы вспомним план Барака Обамы. Естественно, никакого такого плана у Гордона Брауна нет. Его поведение в отношении кризиса и поведение его правительства, скорее, вот такое осторожно-прагматическое, оно идеологически не фундировано. Но надо иметь в виду, что эти два лидера находятся на разных политических позициях. Барак Обама на подъеме, он только что выбран, невероятный энтузиазм и так далее. В то время как в отношении как лейбористов, так и Гордона Брауна существует очень серьезный пессимизм в Великобритании. Поэтому они находятся на разных стадиях вот этого забега.
XS
SM
MD
LG