Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Повлияла ли на судьбу Светланы Бахминой общественная кампания за ее освобождение


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие главный редактор сайта Радио Свобода Людмила Телень.

Кирилл Кобрин: За освобождение Светланы Бахминой была развернута широкая общественная кампания, одна из редких в последние годы в России. На сайте - в частности, на сайте "Избранное.ру" можно было подписаться под призывом к президенту Медведеву помиловать осужденную - собрано около 100 тысяч подписей. Вокруг ее судьбы велись острые дискуссии. Причем проявить гуманность призывали главу государства люди самых разных политических убеждений. Дмитрий Медведев предпочел не вмешиваться, и дело об условно-досрочном освобождении занимались суды разнообразных инстанций. В основном эти занятия заключались в том, что судьи быстро сплавляли дело своим коллегам, боясь проявить волю и принять решение. Я побеседовал об этом с Людмилой Телень, главным редактором нашего сайта. Она руководила сайтом "Избранное.ру" и была одним из главных инициаторов сбора подписей под обращением к Дмитрию Медведеву с прошлом году. Прежде всего я спросил свою собеседницу: можно ли отделить в деле Бахмино политику от этики?

Людмила Телень: Отделить политику от не политики – я боюсь, что это нам вряд ли удастся. Если бы политики не было, я думаю, что суд уже в самом первом своем решении дал бы Светлане Бахминой условно-досрочное освобождение, учитывая все обстоятельства, включая ее беременность, и на этом была бы поставлена точка. Поскольку точка не ставится, возникает вполне обоснованное предположение, что дело не в конкретной Светлане Бахминой и не в конкретных обстоятельствах ее дела, а в том, что это дело является частью большого дела ЮКОСа, и пока политическое решение по ЮКОСу вообще и в частности по Светлане Бахминой, как одной из фигуранток этого дела, не принято на самом верху, никакой суд не берется принять решение в соответствии с законом.

Кирилл Кобрин: Россия не является тоталитарным государством. За каждым из этих судей не стоит человек с пистолетом на взводе. Свобода и возможность сделать выбор перед каждым из людей, которые решают судьбу Светланы Бахминой, все-таки существует. Поэтому это не только политическая проблема, но и проблема моральная. Насколько она соответствует вообще общему состоянию российского общества, по вашему мнению?

Людмила Телень: Это очень важный, на мой взгляд, вопрос. Потому что, действительно, дело принимает конкретный судья, и когда он футболит это дело в очередной раз, он, в общем, берет грех на свою душу. И пускай он потом объясняется, не знаю, со своими потомками, с Господом Богом, со своими детьми, объясняя им, почему он принял такое решение, а не другое. Меня в ходе сбора подписей под этим письмом поразило громадное количество людей, которые готовы взять на себя ответственность, готовы поставить свою подпись и, в общем, которые рисковали, ставя свою подпись под этим письмом. Потому что одно дело, когда его подписывали жители столицы, иностранные граждане, а другое дело, когда его подписывали люди из маленьких городков, и они ставили свое имя, фамилию, адрес, профессию, они что-то переступали в себе. И зачастую в комментариях они писали: "Сначала не подписал, боялся, думал: а вдруг там что-то будут… А потом решил, что все равно подпишусь, что бы ни было, подпишусь". Подписывались, скажем, милиционеры, которые оговаривались, что, да, подписываю и знаю, что за это меня могут уволить с работы, но я подпишу это письмо. И таких ситуаций в ходе сбора подписей было достаточно много.

Кирилл Кобрин: Общественная кампания и общественное обсуждение, общественная дискуссия вокруг дела Бахминой повлияла ли на суть процесса, на судьбу Светланы Бахминой, даже учитывая, что очередной раз решение никакое не принято?

Людмила Телень: Знаете, я убеждена, что повлияла. Я убеждена, что если бы одноклассница Светланы Бахминой Оля Богданова не написала свое первое письмо президенту, если бы московский предприниматель Валерий Баликоев и его друг Сергей Золотухин не организовали бы этот сайт в интернете, если бы наши с сами коллеги-журналисты не сделали все возможное для того, чтобы об их инициативе узнало как можно больше народу, я убеждена, что Светлана рожала бы свою дочку в мордовской колонии, в лучшем случае в больнице ФСИН, которая расположена там же, в Мордовии. То, что она родила в нормальных человеческих условиях, что Светлана здорова и дочка чувствует себя хорошо, я думаю, что это прежде всего заслуга тех людей, которые выступили в ее защиту.
XS
SM
MD
LG