Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль "Золотая Маска" открылся в Москве


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Марк Крутов: Фестиваль "Золотая Маска" открылся в Москве во второй раз. С вопросом, сколько раз он откроется еще, обратимся к Марине Тимашевой.

Марина Тимашева: По самым приблизительным подсчетам, - раз пять. Дело в том, что прежде фестиваль начинался в Международный день театра - 27 марта, но последние годы Мариинский театр привозит свои спектакли раньше (это связано с плотным графиком знаменитой труппы). Так что в начале февраля мариинцы показали оперу "Братья Карамазовы", а в начале марта - балет "Карнавал" (оба спектакля - в конкурсной программе). К тому же фестиваль, начинавшийся компактно, постепенно превратился в настоящий марафон, в него входят все новые внеконкурсные спектакли. В рамках программы "Премьеры Мариинского театра" представили балет "Стеклянное сердце", 10 марта стартует "Маска плюс" - в Москву едут театры СНГ и Балтии, а 14 марта - еще один проект - " Легендарные спектакли и имена ХХ века". И только на пятый раз - того самого 27 марта - "Маска", если можно так выразиться, начнется окончательно.
Остановимся на том, что уже было. "Стеклянное сердце" - балет на музыку Цемлинского в постановке Кирилла Симонова, он же - автор либретто. В его изложении история борьбы двух мужчин за женщину приобрела отчетливо фрейдистское звучание, и это все, что она приобрела. Хоерографический язык беден, декорации Эмиля Капелюша ложно многозначительны, костюмы удивительно безвкусны, смысл происходящего неясен. Выделить можно только рыжеволосую бестию Альму Екатерины Кондауровой, наверное, главной балерины-вамп современной сцены. За "Стеклянным сердцем" последовал вечер из трех одноактных балетов. Два из них - "Блудный сын" ( работа Баланчина для "Русских сезонов" Дягилева 29-го года) и "Симфония до мажор"( Баланчин конца 40-х) - в Москве уже видели, и прежде они были в лучшей форме. Третий - "Карнавал" - формально сделан Сергеем Вихаревым, за что балетмейстер и номинирован на премию "Золотая Маска". На самом деле, "Карнавал" был поставлен в 1910 году Михаилом Фокиным, танцевали тогда Карсавина и Нижинский. Теперь - Владимир Шкляров и Евгения Образцова.

Звучит музыка

Марина Тимашева: Музыка Шумана была оркестрована несколькими композиторами к 100-летию Антона Рубинштейна и вошла в современный спектакль с одной купюрой. Костюмы готовили по эскизам из театрального музея. Но Сергей Вихарев, как следует из его ответов на мои вопросы, считает балет самостоятельной постановкой.

Сергей Вихарев: Мы играем словами, когда говорим "реконструкция" и "реставрация". В принципе, это постановка с использованием тех материалов, которые нам доступны. На прошлую "Золотую Маску" мы привозили "Пробуждение Флоры" - это использован один тип реставрации, то есть с использованием записи Степанова, хореографической нотации. А вот этот балет я восстановил по рукописи самого Фокина, записанной уже не в системе Степанова, а просто русскими словами и французскими терминами. Но в то же время мне помогло то, что в 1981 году Константин Михайлович Сергеев на меня сделал "Карнавал", восстановил, свою редакцию, естественно, с использованием хореографии Фокина, он использовал тоже какие-то записи, что ему осталось. В 30-х годах тоже шел этот балет. В общем, как бы воспоминания. Но я использовал именно архивные записи самого Фокина.

Марина Тимашева: С точки зрения просто зрителя это прелестная, изящная, милая безделушка. Но я думаю, что для актеров, которые участвуют в этой работе, это что-то еще. Так ли это?

Сергей Вихарев: Вы знаете, на мелкую вещь нужно просто больше работы. Когда вы работаете с мелкой техникой, с полувзглядом, с полужестом, это труднейшая вещь. Весь этот балет состоит из этих полужестов-полувзглядов. Это настоящий Серебряный век. Думаю, что сегодняшний спектакль как бы был в стиле, и это самое главное.

Марина Тимашева: Знаете ли вы, в каких условиях впервые был представлен "Карнавал"?

Сергей Вихарев: Да, это было в театре Павловой, но не Анны Павловой, а просто такая была арендатор театров. И журнал "Сатирикон" делал вечер ежегодный, и вот пригласили Фокина это сделать.

Марина Тимашева: То есть это был камерный зал.

Сергей Вихарев: Ну, такой камерный зал. Роль Пьеро исполнял великий Всеволод Мейерхольд. Первый раз он выступил в балете и жаловался, как трудно делать жесты на музыку.

Марина Тимашева: Проблема "Карнавала", боюсь, именно в том, что изящный пустячок, рассчитанный на камерное пространство и маленькую аудиторию, в очередной раз перенесен на огромную сцену, и никаких "полужестов-полувзглядов" из зрительного зала не увидать.
XS
SM
MD
LG