Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологи против проекта «Сахалин-1»: дело рассматривает Таганский суд Москвы


Ирина Лагунина: В Таганском суде Москвы продолжается процесс, инициированный экологами: они просят отменить результаты положительной государственной экологической экспертизы по проекту «Сахалин-1». Строительство нефтепровода в Пильтунском заливе Охотского моря ведет компания «Эксон Нефтегаз Лимитед». Рассказывает Любовь Чижова

Любовь Чижова: Судебный процесс в Таганском суде Москвы продолжается с ноября прошлого года. Экологи просят отменить результаты экологической экспертизы проекта «Сахалин-1». Ответчиком выступает Ростехнадзор. Строительство нефтепровода в Пильтунском заливе ведет компания «Эксон Нефтегаз Лимитед». По мнению защитников природы, трубопровод, соединяющий буровую платформу месторождения Одопту и остров, представляет опасность для охотско-корейской популяции серых китов. Специалисты считают, что их осталось всего 130. 9 февраля Международный научный совет по серым китам опубликовал отчет, в котором говорится о сокращении численности этих редких животных в зоне действия сахалинских шельфовых проектов. В отчете отмечается, что в летний сезон прошлого года китов в Пильтунском заливе наблюдалось меньше, чем обычно. О том, что происходит сегодня в зоне строительства нефтепровода, рассказывает активистка Экологической вахты Сахалина Наталья Баранникова…

Наталия Баранникова: По нашим данным строительство трубопровода идет так, как предусмотрено расписанием и может быть даже его опережает. На льду наморожена дамба и идет укладка непосредственно трубопровода. Что касается серых китов, то их пока нет, поскольку зима и они приплывают только в мае. В мае будет видно, как это строительство оказало влияние на кормовую базу китов. По мнению экспертов, именно залив является ключевым поставщиков органического материала для формирования кормовой базы серых китов на шельфе острова. То есть соответственно, если будет какая-то экологическая неприятность в самом заливе, то это скажется и на кормовую базу китов на шельфе.
Мы проводили общественно-экологическую экспертизу, и эксперты достаточно подробно расписали, какие могут быть угрозы от этого строительства. В частности, угроза от непосредственно ледовой дамбы, которая там построена в заливе для строительства трубопровода, то есть она будет таять очень долго, могут быть какие-то техногенные катастрофы, связанные с тем, что залив долго находится подо льдом, может сказаться на самом оборудовании, которое расположено на косе и участвует в строительстве трубопровода.

Любовь Чижова:Есть у вас хоть какая-то надежда на то, что прислушаются к вашим аргументам, к аргументам экологов и немножечко перенесут трубу?

Наталия Баранникова:
Надежда умирает последней. Но, знаете, учитывая, что трубопровод уже строится, навряд ли что-то будет изменено в проекте «Сахалин-1».

Любовь Чижова:Наталья, понятно, что вы – экологи, вы занимаетесь этой проблемой. А как местные жители реагируют на строительство нефтепровода и на то, что экологи защищают популяцию серых китов? У вас есть какая-то поддержка местного населения или это только ваша проблема?

Наталия Баранникова: Кто-то поддерживает, кто-то не поддерживает. У нас существенный процент населения работает на этих шельфовых проектах, поэтому здесь какой-то большой поддержки ожидать не приходится. Но в целом простые люди, которые с этим не связаны, им это понятно, и они нас поддерживают. Этот трубопровод оказывает влияние не только на серых на серых китов и может быть не столько. Нас в большей степени волнует и рыбные ресурсы залива, которые тоже могут пострадать не в меньшей степени. Плюс непосредственно в районе выхода трубопровода из залива, там находятся оленьи пастбища коренных малочисленных народов Севера. Строительство окажет большое влияние на состояние оленей, на традиционный образ жизни коренных малочисленных народов. Там находятся оленьи пастбища и именно весной, когда идет строительство, коренные народы проводят выпас оленей. Шум, строительство непосредственно на оленей влияет. Если их согнать с этого места, то это окажет влияние на потомство оленей. Проводят эксперты сравнение как с горбушей. У горбуши есть дом, в какой реке родилась, в такую примерно и идет. Так же олени, на каком месте произошел первый отел, так должно быть и дальше.

Любовь Чижова:Рассказывала Наталья Баранникова из Экологической вахты Сахалина. Позиция компании «Эксон Нефтегаз Лимитед», ведущей строительство нефтепровода в рамках проекта Сахалин-1, остается прежней: все работы прошли необходимую экологическую экспертизу, и поэтому будут продолжаться. Кроме того, представитель компании Диляра Сыдыкова напоминает об экономической выгоде проекта: с начала его реализации в 2005 году в российский бюджет поступило более 2 миллиардов долларов. 100 миллионов долларов были перечислены в фонд развития Сахалина. Продолжает Диляра Сыдыкова…

Дильяра Сыдыкова: Я бы хотела подчеркнуть, что компания «Эксон Нефтегаз Лимитед», которая является оператором проекта «Сахалин-1», разрабатывает месторождение Адопту, одно из трех месторождений, которые мы разрабатываем в рамках данного проекта, и вообще весь проект «Сахалин-2» в полном соответствии со всеми требованиями, согласованиями, которые выдает и выдала на сегодняшний день Российская Федерация. Относительно прокладки трубопровода через залив Пильтун мы получили ряд согласований этого проекта. В частности, еще в 2004 году Министерство природных ресурсов утвердило положительное заключение государственной комиссии экологической экспертизы и уже в 2008 году мы повторно получили согласование комиссии. Кстати, в нее входили ведущие российские специалисты, которые представляли широкие российские научные круги, технические, экологические организации. Они всесторонне изучили нашу проектную документацию и пришли к выводы, что наши планы по строительству трубопровода через залив Пильтун не представляют никакой угрозы для окружающей природной среды. 5 сентября 2008 года Ростехнадзор утвердил такое положительное заключение экспертизы. То есть мы работаем в рамках всех полученных согласований и не было никаких экспертных замечаний у экспертной комиссии относительно потенциального ущерба для дикой природы острова Сахалин.

Любовь Чижова:Диляра, тормозит или не тормозит процесс строительства тот факт, что экологи сейчас пытаются оспорить в суде как раз это экспертное заключение Росприроднадзора?

Дильяра Сыдыкова: Я могу только ответить, что мы работаем в полном соответствии с полученными согласованиями. То есть процессы какие-то идут параллельно, но работы уже продолжаются.

Любовь Чижова:В чем экономическая важность проекта «Сахалин-1»? в чем его выгода?

Дильяра Сыдыкова: Вообще проект «Сахалин-1» - это демонстрация того, как иностранные инвестиции могут успешно работать в России. Во-вторых, для жителей Сахалина этот проект приносит огромные выгоды. Для начала я могу сказать, что на сегодняшний день 500 российских специалистов работают в нашей компании. В результате реализации проекта с 2005 года в бюджет Российской Федерации поступило более двух миллиардов долларов США в виде роялти и доли государства в нефтяной газовой продукции этого проекта. Более 100 миллионов долларов было перечислено в фонд развития Сахалина. 60 миллионов долларов было выплачено в виде бонусов на начало добычи. Кроме того я хотела подчеркнуть, что мы уже достаточно большое количество средств вложили в этот проект и сумма контрактов, которые мы разместили в российских предприятиях, превышает 5 миллиардов долларов США, то есть это 67% от всех тех затрат, которые ведет проект «Сахалин-1». Из трех долларов, которые мы вкладываем в разработку проекта, два доллара мы тратим совместно с российскими подрядчиками. Я думаю, что это очень важные выгоды, которые Россия получает от реализации проекта. Но кроме того мы вложили более 120 миллионов долларов США в совершенствование инфраструктуры острова Сахалин. Я думаю, это немаловажно для общественности. И кроме того более трех миллионов долларов США мы выделили на благотворительные проекты на Сахалине. Сюда входят и культурные программы, и программы, связанные с здравоохранением, работа с молодежью и так далее. То есть реальные выгоды жители Сахалина и вообще Российской Федерации получают от реализации этого проекта.

Любовь Чижова:Говорила представитель нефтяной компании «Эксон Нефтегаз Лимитед» Диляра Сыдыкова. Представитель Всемирного фонда дикой природы Алексей Книжников напоминает, что экологи не выступают против проекта Сахалин-1 – они просят нефтяников пустить трубопровод в обход Пильтунского залива…

Алексей Книжников: Что касается продолжения строительства в то время, как идет судебное разбирательство, для нас это как раз и такой немножко неожиданный факт. Потому что мы считали, что экологически-социально ответственные компании, которыми заявляют себя «Эксон Модил», должны до принятия спорного решения о допустимости строительства приостановить работы, но этого не происходит.

Любовь Чижова:Насколько я понимаю, в Пильтунском заливе, где ведется строительство нефтепровода, сами серые киты не обитают.

Алексей Книжников: Действительно редчайшая популяция серых китов, она приходит к берегам северо-восточного Сахалина лишь в летние месяцы для питания, приходит вместе с детенышами, прибывают беременные самки. Ценность этого шельфа у Пильтунского залива именно в том, что только в этом месте регистрируются киты, которые приходят на кормежку летом. В залив действительно киты не попадают, он мелководный. Но по убеждению многих ученых, именно залив является ключевым источником поставки органических веществ для создания кормовой базы, который является кормом для китов на мелководье, на шельфе.

Любовь Чижова:Речь идет о серых китах, их всего, по подсчетам специалистов, осталось 130. Куда остальные делись?

Алексей Книжников: На самом деле до 70 годов считалось, что эта популяция вообще истреблена китобойным промыслом. И только в 70-х – начале 80-х годов были зарегистрированы первые животные у берегов Сахалина. Поскольку это такая редчайшая популяция, ученые стали внимательно наблюдать и с каждым годом регистрировалось постепенное повышение популяции. Сейчас действительно их порядка 130. Есть аналогичные популяции серых китов, калифорнийские, их намного больше, может тысяча, но они обитают у тихоокеанского побережья США. Во времена китобойного промысла киты были объектом массовой добычи и многие страны по-прежнему пытаются добиться возобновления китобойного промысла. Что касается этой охотско-корейской популяции китов, то на них любой промысел запрещен. А на калифорнийскую, которая является более устойчивой, на нее выделяется квота для коренного населения в рамках традиционного природопользования. Но там речь идет о единицах животных, добываемых коренным населением.

Любовь Чижова:Строительство нефтепровода в Пильтунском проливе является частью проекта «Сахалин-1». Существует также проект «Сахалин-2». У экологов существуют претензии к проекту «Сахалин-2»?

Алексей Книжников: Если говорить о чисто воздействии на китов, то у экологов есть претензии ко всем проектам, которые развиваются у берегов Сахалина, поскольку каждый из них несет социальную угрозу серым китам. Что касается конкретно проекта «Сахалин-2», то у нас были серьезные претензии на этапе прокладки подводного трубопровода. И по нашим рекомендациям компания «Сахалин Энерджи» изменила маршрут трубопровода и провела его вне зоны кормления китов. Собственно этого же мы добиваемся более года от компании «Эксон Нефтегаз Лимитед» изменить маршрут трубопровода, не прокладывать его через эти ключевые места обитания. Мы говорим, что можно разумно развивать и нефтегазовые проекты и при этом обеспечивать сохранность китов. В данном случае, касаясь расширения проекта «Сахалин-1» на месторождение Адопту. Мы предлагаем продолжить трубопровод по альтернативному маршруту, чтобы минимизировать риски, а также разрабатывать само месторождение наклонно направленным бурением с суши, чтобы опять же минимизировать воздействие на морскую акваторию. И то, и другое технологически возможно, это ведет к небольшому удорожанию проекта. Но учитывая, что все равно проект идет по РСП, то я думаю, эта ответственность в первую очередь нашей стороны, как стороны международной конвенции биоразнообразия вложить деньги в некое удорожание технических решений.

Любовь Чижова:Это было мнение Алексея Книжникова из Всемирного фонда дикой природы. Пока длится судебный процесс, экологи собирают подписи за сохранение охотско-корейской популяции серых китов. Часть из них уже отправлена российскому премьеру Владимиру Путину. Защитники природы попросили его создать комиссию по расследованию негативного воздействия нефтегазовых проектов на Сахалине на популяцию серых китов.
XS
SM
MD
LG