Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сенсационные итоги выборов в Твери, где в ходе голосования в городское собрание победили коммунисты


Андрей Дементьев: "Сейчас возвращение интереса народа к коммунистической партии неслучайно"

Андрей Дементьев: "Сейчас возвращение интереса народа к коммунистической партии неслучайно"


Владимир Кара-Мурза: Завершается подведение итогов единого дня голосования в субъектах Российской Федерации. Большинство выборных постов и депутатских мандатов досталось единороссам, исключением стала Тверь. На довыборах в тверскую городскую думу лидером стала КПРФ – 49% против 29 у «Единой России». Таким образом коммунисты получили 10 мандатов, партия власти – пять. Исходя из этих данных и учитывая тех народных избранников, которые не переизбирались, баланс сил в муниципальном парламенте сложился следующий: «Единая Россия» будет представлена 14 депутатами, КПРФ 16, ЛДПР двумя и один справедилворосс, оставшийся от ноябрьских выборов. Таким образом потенциально коммунисты будут иметь перевес в два голоса. Сенсационные выборы в Твери, где в ходе голосования победили коммунисты, обсуждаем с почетным гражданином города, членом Общественной палаты, поэтом Андреем Дементьевым. Чем вы объясняете сегодняшний успех коммунистов в вашем родном городе?

Андрей Дементьев: Во-первых, я думаю, это хорошо, потому что есть возможность сказать о том, что демократия в России существует. У нас многопартийная система, у нас давно отменена шестая статья, когда коммунистическая партия была единая партия. Сейчас у нас несколько партий и каждая партия борется за свое право, чтобы участвовать в политической жизни страны. И в данном случае Тверь показала, что демократия существует и у них такая точка зрения, они больше доверяют коммунистам.
Кстати, это традиционно. Потому что в свое время, когда были еще выборы в Верховный совет, проходили от тверской области коммунисты. И это с одной стороны.
С другой стороны, я хочу сказать, что руководство «Единой России» должны задуматься над этим фактом. Потому что там ситуация сложная, связанная с мэром города. Мэр города, бывший российский офицер, человек честный, я его хорошо знаю. Он много сделал для города, для того, чтобы облик город принимал другой и вообще для хорошего благосостояния города. Молодой человек сравнительно. И вы знаете, вдруг он попал в тюрьму. Причем преступления как такового серьезного не было, финансовых нарушений не было, ничего не было. Там был, на мой взгляд, такой поступок, который влек за собой административное взыскание в лучшем случае, в худшем случае может быть штраф. И так оно и есть по этой статье. Тем не менее, его посадили на полтора года. Это случилось вскоре после того, как я там отпраздновал свой юбилей, и я почувствовал какое-то чувство вины за то, что произошло вот так на моей земле после моего праздника. И когда я пытался в этом разобраться, я консультировался с очень известными адвокатами нашей страны, у меня такая возможность есть. И адвокаты, которые нейтральны, они ситуацию знали, в данном случае им надо было высказать свою позицию, они сказали, что, конечно, самое высшее наказание, которое он получил, полтора года тюрьмы, причем ему нельзя в течение трех лет занимать руководящие посты, тут двойная какая-то кара. И хотя самое начальное – это штраф, административное взыскание.
Что там произошло? Там произошла простая вещь: его заместитель, вице-мэр, там было на него уголовное дело сделано. Пришли с генпрокуратуры с ордером на обыск прямо на работу. Но в этом документе стоял другой адрес. Скажем, они пришли на улицу Ленина, а на самом деле находится, условно говоря, на улице Орджоникидзе. Они пришли, и мэр, при этом присутствуя, он их отправил, он сказал: извините, я не позволю производить обыск потому что у вас другой адрес, вы нарушили, все нарушили. И это стало преступлением. То есть какое преступление? Я бы на его месте так же себя вел, я бы сказал: извините, господа, уйдите, придете с ордером нормальным, тогда будем разговаривать.
Причем, что удивительно, это было несколько лет назад. Что удивительно, что дело на этого заместителя давно закрыто и вдруг вытащили сопротивление власти. И суд присяжных, в городе было очень неспокойно, в городе люди были возмущены, выходили на улицу, протестовали против того, чтобы так обращаться с мэром, которого дважды избирали подавляющим большинством голосов. Они были возмущены, естественно, тогда ему приписали еще одно, что он действует на ситуацию, и он влияет на то, что люди выходят на улицу, за него пытаются заступиться. Его отослали в другой город, и там проходил этот суд. Туда ездил Бабурин Сергей Николаевич.
Я вам должен сказать, что эта ситуация очень сказалась, потому что не посчитались с народом, не посчитались с избирателем, который избирал. А он был член партии «Единая Россия». Олег Станиславович Лебедев, мэр города Твери, был член партии «Единая Россия». Что же «Единая Россия» не вступилась или хотя бы не разобралась в том, что происходит? Потому что до решения Верховного суда, подана апелляция в Верховный суд, до апелляции было несколько месяцев, вы разберитесь хотя бы - это член вашей партии. Что же, как же так можно. И в результате он оказался, вновь его наказали.
Я встречался с губернатором по этому поводу. Губернатор Зеленин Дмитрий Владимирович талантливый, умный, образованный, энергичный молодой человек, он тоже немало сделал для области. Но мы говорили об этом, я сказал: хорошо, пусть они проявят милосердие, зачем же полтора года? Я не пытаюсь оспаривать решение суда - это не мое дело. Но у человека двое маленьких детей, человек ни в чем себя не запятнал, он только послал их подальше из-за того, что они нарушили саму процедуру обыска. И народ, видимо, решил таким образом высказать свое недоверие, свое противостояние партии «Единая Россия», которая, к сожалению, оказалась не на высоте в этой ситуации.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, директор совета по национальной стратегии, отмечает Специфику ситуации в Твери.

Валерий Хомяков: Успех коммунистов в Твери связан не с тем, что там сильны коммунисты, а с тем, что городской совет этого города себя дискредитировал во многом. И если вспомнить относительно недавнюю историю, там посадили десять депутатов из горсовета. Поэтому отношение жителей Твери к горсовету весьма сомнительное. Они посчитали, очевидно, что коммунисты наиболее честные из всех представленных кандидатов, отсюда интересный результат голосования по горсовету. Если говорить о других выборах, в целом выборы были лишены интриги, осенние выборы будут проходить в более политизированной обстановке. Сейчас далеко не все регионы почувствовали на себе этот кризис.

Владимир Кара-Мурза: Как, кстати, Тверь почувствовала или нет экономический кризис?

Андрей Дементьев: Вы знаете, судя по голосованию вообще в стране, я думаю, что кризис не увязывается с политической жизнью в стране. Поэтому выборы идут по-старинке. Потому что кризис все чувствуют естественно, и мы в Твери чувствуем, и это чувствуется во всем мире. Я только недавно вернулся из Соединенных Штатов Америки, там чувствуется, я был в Израиле, всюду чувствуется, у нас в России тоже. Идет сокращение рабочих мест, приходит безработица, увеличивается количество безработных и так далее. И все живут в напряжении, естественно, потому что сегодня ты работаешь, а завтра не работаешь. Сейчас какая практика стала проявляться? Тебя приглашают и предлагают уйти в отпуск за свой счет на две недели, но при этом ты должен ходить на работу. Это все напрягает, это все вызывает определенное раздражение, тревогу у людей, которые заняты производством, которые работали нормально и чувствовали защищенность.
К сожалению, защищенность как таковой нет, я не чувствую защищенности. Профсоюзы, на мой взгляд, не та защита, на которую мы могли бы рассчитывать. Если вспоминать прошлое, скажем, победили коммунисты в Твери. Если вспоминать прошлое, все плохое оставим, но профсоюзы работали. Они же защищали интересы. Без решения профсоюза уволить невозможно было. Профсоюз стоял на защите прав простого рабочего человека. Сейчас, к сожалению, эта ситуация несколько изменилась. Поэтому, конечно, напряжено. Я думаю, что коммунисты победили в Твери просто потому, что это было такое голосование против, протестное голосование. Поэтому еще победили, они всегда были сильны. Не было бы этой ситуации с мэром, не было бы этой ситуации, о которой я только что рассказывал, возможно, могло быть иначе.

Владимир Кара-Мурза: Ирина Хакамада, бывший член правительства, признает влияние кризиса на исход выборов.

Ирина Хакамада: Выборы, неважно, что там делалось, была фальсификация, не была фальсификация, мне кажется, что они совпали с настроением народа и с тем потоком информации, который шел с федеральных каналов. Поэтому компартия на втором месте, она все время на втором месте, тем более во время кризиса. Еще к концу вот этого 8-летнего подъема говорили, что КПРФ умрет своей смертью, то кризис наоборот поддерживает протест среди пожилого населения, это то, на что опиралась компартия. Поэтому даже на выборах в областную думу в Твери они опередили «Единую Россию».

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Теймураза Александровича.

Слушатель: Добрый вечер. Я очень приветствую Дементьева, я даже не знал, что он из Твери. Я там жил 74-75 годы. Если честно, скажу, как говорят, из двух зол, то я очень рад, что коммунисты победили. Хотя какие это выборы. Кто идет: «Единая Россия», коммунисты, ЛДПР и «Справедливая Россия». А где демократы? И потом, что это за выборы: пришло три человека, из Свердловска звонил: я пришел на выборы, объединили три участка, я один нахожусь. Я больше чем уверен, что и во многих местах коммунисты победили. Уверен сто процентов, что 20-30% накинули «Единой России». И последнее, что хотел сказать, что разве выборы, три человека приходят и это уже выборы. Разве это справедливо?

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, в вашем родном городе честно посчитали голоса?

Андрей Дементьев: Голоса посчитали честно. Я думаю, может быть честнее, чем в других городах, поэтому результат как был, так и есть. Я не очень согласен с госпожой Хакамадой, что неважно, была фальсификация, не была, нет, это очень важно. В принципе никакой фальсификации быть не должно, потому что иначе ущемляются интересы избирателей. Они идут с надеждой, что их голос будет услышан учтен, а на самом деле будет задавлен, переменен и так далее. Поэтому, мне кажется, что сейчас возвращение интереса народа к коммунистической партии неслучайно, потому что очень напряженная жизнь, очень тяжелая ситуация в стране в связи с кризисом.
В этом смысле я рад за своих земляков, что они сказали то, что хотели, то, что думали, они не кривили душой, как оно есть, так оно и есть. У них есть обиды, у них есть надежды на коммунистическую партию. Хотя, знаете, я вам должен сказать, меня смутил момент, что среди коммунистов, которые вошли в список, там есть очень молодые люди, 85 года рождения. Я скептически отношусь к этому. Потому что в политику должны придти умудренные опытом. Я не хочу сказать, что должны придти старики, нет, конечно. Но должны придти люди, у которых за плечами опыт не только институтский, но еще партийной, политической жизни и так далее. Потому что очень сложные вопросы придется решать и в 24-25 лет ты не готов решать эти вопросы. Но это мое личное отношение, в данном случае я не хочу принизить значение молодежи, наоборот молодежи много хорошей, умной, энергичной и так далее. Но тем не менее, это надо учитывать. Тверь показала, что у нас многопартийная система в стране, что у нас демократия существует, что демос, народ, он решает и этот прекрасно. Я рад, что ч тверской житель, я рад, что я связан с этой землей, так или иначе имею прямое отношение к этому.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Марк Урнов, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза», отмечает противоречивость полученных результатов.

Марк Урнов: В региональных выборах очень противоречивые тенденции прослеживаются. С одной стороны, безусловно, «Единая Россия» получила много, здесь сказывается и продолжающий сохраняться высокий рейтинг Путина. С другой стороны совершенно очевидно, что это были грязные выборы и огромное количество нарушений фиксируется. Но взвесить сейчас, насколько в финальном результате присутствует популярность, насколько административный ресурс, уже практически невозможно. Но вот в двух регионах победили коммунисты и это уже сигнал. Не думаю, что в той же Твери был просто всплеск популярности коммунистических идей, скорее это протестное голосование, которое консолидируют вокруг себя коммунисты, представляющие на сегодня самую мощную оппозиционную партию.

Андрей Дементьев: Все правильно, тут ни прибавить, ни добавить. Я думаю, что не идеи коммунистические, с которыми выступает оппозиционная партия КПРФ, они еще стали ближе, потому что сложная, трудно очень стало жить, кризис. Никуда от этого не уйдешь. И поскольку там были жители, которые жили в Твери при советской власти родились, при советской власти, жили в советскую эпоху. Они помнят, что там было бесплатное медицинское обслуживание, была бесплатная учеба, там были детские дома, пионерские лагеря, были бесплатные путевки в санатории. Вот это все вспоминается в этот период, когда тяжело. Поэтому люди как-то потянулись к этому, какая-то часть людей потянулась. Никто не собирается даже те, кто исповедует эти идеи, никто не собирается возрождать Советский Союз и возрождать все то плохое, что было. Но тем не менее, задуматься надо. И в частности, деятелям из партии «Единая Россия» нужно об этом тоже задуматься.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем петербуржца Георгия.

Слушатель: Здравствуйте. В Петербурге на нашем участке спокойно проходили выборы, пирожки по 10 рублей продавали за штуку. Я не о том. Вы забыли сказать, что действительно проблемы не было безработицы совсем. И более того, пьяниц невозможно было уволить, их полагалось перевоспитывать.

Андрей Дементьев: Когда это было?

Слушатель: При советской власти. А еще мне интересно: есть ли достоверные данные о том, как насчет пополнения вымирают коммунисты, как это всегда говорят, или все-таки нет.

Андрей Дементьев: Я думаю, этот вопрос надо задать Зюганову.

Владимир Кара-Мурза: Он говорил, сегодня давал пресс-конференцию про омоложение рядов. Вы говорите что молодежь прошла. В такой же мере, как и другие партии.

Андрей Дементьев: Да, наверное, и это естественно, любая партия должна опираться на молодежь никуда от этого не уйдешь. Но что касается, вымирает, не вымирает. Самое главное другое: с чем приходит КПРФ в нашу жизнь, с какими идеями, то ли у нас возрождаются старые, то ли какие-то новые. Вот это очень важно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Полину.

Слушательница: Добрый вечер. Не кажется ли вам, господин Дементьев, что последние 20 лет показали, что у нас ничего не получается. Вы говорите, что мы живем в период кризиса, да мы 20 лет живем в постоянном кризисе. У советской власти, конечно, были недостатки и, например, один из них это то, что сформировала, лелеяла и холила такую гнилую интеллигенцию, которая впервые в истории России предала свой народ.

Андрей Дементьев: Интеллигенцию нельзя одним мазком превращать или в черную или в белую или в серую. Интеллигенция разная, так же как и люди, населяющие нашу страну, разные. Есть высокообразованные, есть подонки, есть милосердные, все есть. Так и интеллигенция. Среди интеллигенции, простите меня, кто воспитывался в советской власти, был Андрей Дмитриевич Сахаров, был Виталий Коротич, был академик Лихачев и многие другие люди, на которых держалась нравственность нашей страны и кто был светочем нашей жизни. Поэтому не будем сейчас мазать интеллигенцию, скажем о другом, что хотелось бы, чтобы жизнь, который мы живем, чтобы она становилась лучше, без этого человек не живет – без надежды на то, что будет лучше.
Многое произошло в нашей жизни изменений с тех пор, как распался Советский Союз. Я не могу сказать, что все плохо, есть вещи хорошие, есть завоевания, есть в конечном счете демократия. То есть, что я сейчас говорил, если бы тоже самое говорил тогда, то возможно меня бы уже завтра исключили, сняли и так далее. Сейчас я надеюсь, что после моего разговора честного, открытого, который я веду в этой студии, что все будет продолжаться в моей жизни так же, как и было. То есть есть возможность говорить правду и то, что ты думаешь. Я это понял уже еще раньше, когда только-только началась демократия, перестройка. Потому что я, будучи главным редактором журнала «Юность», я имел возможность печатать все, что я хотел, считал нужным печатать. Иногда были трудности, я пробивал эти трудности, доказывал, что это и это возможно. И цензура была снята – вот что хорошо. Михаил Сергеевич Горбачев, который был во главе перестройки он многое сделал для этого всего, о чем говорю.
Кстати говоря, у него сегодня день рождения, я от нашего имени поздравляю Михаила Сергеевича с днем рождения.

Владимир Кара-Мурза: Бывший мэр Москвы Гавриил Попов не удивлен успехом коммунистов.

Гавриил Попов: Это несомненный успех, связанный с двумя обстоятельствами. Во-первых, с активной работой самой партии, ее руководства и, во-вторых, настроение масс, в которых растет недовольство. Пока это еще только начало. Я думаю, это будет зависеть от того, как критиковать и какую программу предлагать. Вот либерально-демократическая партия могла бы многое получить, но в отличие от прошлых лет она активно на правящую партию не нападала. У тех демократов, которые сейчас выступают, тоже в значительной степени багаж создания того общества, которое привело к кризису. Ведь по существу кризис порожден той экономикой, которую формировали и создавали наши либеральные правые круги. Поэтому им сейчас очень трудно. Им можно критиковать отдельные меры правительства неудачные по преодоления кризиса, но в главном вопросе о том, что кризис порожден их концепцией устройства экономики, они ничего не могут сказать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Вот и Гавриил Харитонович сказал то, что надо. Господин Дементьев, все-таки у нас демократия называется сувенирной и партии у нас пока ее сувенирные.

Андрей Дементьев: Суверенная.

Слушатель: Нет, сувенирная. Суверенная, но сувенирная. Я не оговорился. Когда примерно год назад наша интеллигенствующая демократия встречалась и презентовали господина Медведева, почему среди вас не нашлось ни одного человека, который бы сказал: извините, зачем вы нам предлагаете?

Андрей Дементьев: Во-первых, я не был на этой встрече. Во-вторых, как можно задавать вопрос, зачем, если мы не знаем, как следует человека, который на этом посту не работал. Поэтому естественно каждый поступает так, как считает нужным. Я, например, всегда верил, когда люди приходили молодые, это важно очень, образованные, молодые, из хороших семей, желающие работать, я старался видеть прежде всего в этом хорошее. Что там дальше будет – посмотрим.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Макаркин, заместитель гендиректора Центра политических технологий, считает коммунистов последней альтернативой правящей власти.

Алексей Макаркин: Среди части городского населения в России всегда существовала такая практика протестного голосования. Они искали какую-то политическую силу, за которую можно голосовать так, чтобы не голосовать за партию власти. Такой политической силой была Партия пенсионеров, партия Рогозина «Родина». А потом, во-первых, эти проекты исчезли из политической жизни, а во-вторых, изменилась роль партии власти «Единая Россия» - это стало партией президента. Сейчас на уровне самоуправления снова голосуют, исходя из протестных соображений, но при этом так как ни «Родины» нет, ни Партии пенсионеров, голосуют за политическую силу, которую эти избиратели такие солидные, спокойные, городские избиратели с довольно высоким уровнем образования, так вот за ту силу, которую считают наиболее оппозиционной.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Пользуясь случаем, у меня сотни вопросов к вам. Но первое, чтобы понять, что это голосование, почему в этом году не было торжественного заседания к 23 февраля или очень мелко на фоне наших героев-ветеранов и так далее. Почему юбилей был отмены крепостного права, не было никак рассказано. Почему в этом году никак не отметили события, юбилей на Таманском острове. Как вы считаете, зря там наши парни погибли?

Владимир Кара-Мурза: Сейчас не время для шумных торжеств.

Андрей Дементьев: Что касается 23 февраля, то как раз был вечер. И концерт был, и люди выступали, и говорили, пели песни старые военные. Надо следить за этим. Что касается отмены крепостного права, это так далеко, слава богу, что его нет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Тимура радиослушателя из Брянска.

Слушатель: Добрый вечер. Между прочим в Брянске коммунисты всего на один процент отстали от единоросов. И самое главное, что мне кажется единороссы ведут другую тактику, они практически допускали предвыборную борьбу. Даже дебаты, было очень смешно шли полторы минуты и ведущая говорит: у вас 70 секунд, обращайтесь к своим избирателям. Это надо было просто посмотреть.

Андрей Дементьев: Слава богу, что была возможность выступать представителям разных партий. Такое было, есть и твое должно быть. Может быть в меньшей степени, но тем не менее, это есть.

Владимир Кара-Мурза: А в Твери есть разнообразие средств массовой информации, городских газет?

Андрей Дементьев: Конечно, там высказываются люди, как они считают нужным высказываться. Нельзя говорить, что в Твери «Единая Россия» и все ходят под «Единую Россию». Как показали выборы, протестные выборы, повторяю, потому что ситуацию я обрисовал, эти выборы показали, что существуют разные мнения, существует демократия, существует столкновение мнений и так далее. Все нормально. И Тверь в этом смысле сейчас показывает пример.

Владимир Кара-Мурза: Павел Кудюкин, бывший заместитель министра труда и социальной политики, видит логику в победе коммунистов.

Павел Кудюкин: КПРФ оттягивает на себя голоса даже в части демократического электората. Кроме того все-таки депрессивный регион, по которому кризис ударил, уже ударил. Там, где кризис острее бьет, там и разочарование в «Еединой России» сильнее сказывается традиционно сегмент протестного голосования ЛДПР достаточно ограниченный и без ресурсов роста. «Справедливая Россия» не воспринимается как реальная иная сила.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калужской области от радиослушателя Вячеслава.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Я христианин, у христиан есть такая группа верующих, которые считают, что апокалипсис это СССР. Тогда получается, что написано, что Советский Союз будет восстановлен и последний главой его будет Михаил Горбачев, у которого пятно от меча, как будто рана зажила. Не совсем политкорректно, но такая версия есть.

Андрей Дементьев: Что мы сейчас будем рассуждать об этих версиях, мы говорим о сегодняшнем дне, не о том, что было, что будет. Это гадание на воде - это не наша забота.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос из Челябинска от радиослушателя Вадима.

Слушатель Здравствуйте. Я бы хотел задать вопрос именно поэту Андрею Дементьеву, который сейчас сказал, что, оказывается, у нас демократия есть. Вы знаете, перечитывал ваш журнал, который вы редактировали Юностью. Что вы там печатали: «Встань утром, возьми в руки рубанок, станок». Да вы же просто коммунист.

Владимир Кара-Мурза: Когда это было, я не помню?

Андрей Дементьев: Я не знаю. Дело в том, пусть он остается при своем мнении, миллионы читателей, которые читай «Юность» и до сих пор они хранят подшивки, они относятся по-другому. Это был популярный, демократический, смелый, мужественный журнал. И мы печатали там, извините меня, и тех писателей, и тех людей, которые были изгнаны из советского союза. Я вам назову этих людей - и Аксенов, и Гаврилов, и Фридрих Горинштейн, и Владимов, и многих других мы печатали тогда, когда им нельзя было печататься и нам приходилось это все выбивать. Мы печатали молодых людей, которые правду о нашем времени говорили, мужественно, искренне и талантливо. И если товарищ прочитал только какие-то строчки, которые я не знаю, то это не значит, что это журнал. Извините нельзя так предвзято относиться к журналу, который был властителем дум многих поколений.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Татарстана от радиослушателя Нияза.

Слушатель: Здравствуйте. Коммунисты, которые были до 91 года, они потом перекрасились в демократов и наполнили собой «Единую Россию». И когда «Единая Россия» пришла к власти разве можно говорить, что антикоммунистов у власти не было, а только сейчас появились.

Андрей Дементьев: Вы знаете, кто-то перекрашивался, кто-то не перекрашивался. Я прочитал книгу недавно Егора Кузьмича Лигачева, его не обвинишь ни в чем, он был коммунистом и остался коммунистом. В этой книге он продолжает оставаться на своих позициях. У меня был как-то разговор с Михаилом Сергеевичем Горбачевым. Он был с ним, вместе работал в свое время и потом они разошлись. И мне Михаил Сергеевич сказал: вы знаете, Андрей Дмитриевич, вы знаете, мы расходимся с Лигачевым, потому что я стою на демократических позициях, я отец гласности в нашей стране и так далее. Мы расходимся, но я уважаю его позицию, приверженность позиции, он себе не изменяет. Он может ошибаться, с моей точки зрения, но он считает так, но доказывает свою позицию и не отступает. Я уважаю людей твердых, которые не перевертываются в зависимости от ситуации.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос и Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Андрею Дементьеву. Профессор грузинского университета известный историк Абдурахман Автарханов в своей работе «Номенклатура» показал, что в Советском Союзе, хотя власть была советская на самом деле власть принадлежала партийной и чекистской верхушке. Он назвал их номенклатура. Что окружение Путина, что окружение Зюганова – это все та же самая партийная советская и чекистская номенклатура. В чем вы видите сенсацию, когда обанкротившаяся партийная верхушка передала власть чекистской верхушке. А сейчас обанкротившаяся чекистская путинская верхушка снова передает власть партийной зюгановской верхушке.

Андрей Дементьев: Она не передает власть, она спорит. И это естественно потому что когда существует в стране оппозиционная партия, она спорит с партией власти - это естественно. Когда существует несколько партий, они между собой естественно спорят, потому что у каждого своя позиция. Меня как-то греет одно обстоятельство, что правительство наше, можете относиться как хотите к правительству, и к Путину, и к Медведеву, это ваше право, но меня греет то, что разработана программа антикризисная - это очень важно. И что социальные проблемы и социальные вопросы, которыми занимается наше государство, сейчас стоят на первом плане, это очень важно. Потому что все начинается с этого, начинается с благостояния трудящихся людей.
Сейчас я прочитал о том, что с 1 марта повысили пенсию, ненамного повысили, потом опять будет повышение. Я понимаю, что пенсии, которые у нас есть, они очень маленькие, прожить сложно. Но то, что есть потребность у власти хоть как-то менять жизнь к лучшему, уже хорошо.
Вы знаете, что касается чекистов, что касается партийной элиты и так далее, не мне судить. Пришли, радиослушатель говорит, что пришли из старой партийной гвардии. Там молодые люди, они были детьми тогда, какая партийная гвардия. Вы посмотрите, сколько им лет - президенту 42 года. Там окружение 45-50 максимум, Путину 50 с небольшим лет. В основном это люди, которые воспитывались в нынешнее время, которые становились как политики в наше время, в перестроечное, в демократическое. Вы к ним не предъявляйте претензий, которые можно предъявить Брежневу, скажем предшествующим нашим лидерам. Другие времена и во всех временах есть проблемы. Вот от того, как эти проблемы будет решать государство и власть, от этого будет зависеть очень многое в стране.
Вы знаете, мне очень нравится, что сейчас остро поставлен президентом вопрос о коррупции, потому что коррупция в нашей стране приобрела невероятные размеры. И то что это поставили во главу угла то, что это стало одна из важных проблем нашей политики – это очень важно. Давайте не будем предвзято на все смотреть, я не член никакой партии, я свободный гражданин, сейчас столько лет, что, извините, беспокоиться о своей карьере нечего. Но я хочу сказать, что есть хорошее, есть плохое и давайте помогать исправлять плохое и давайте держаться и поддерживать хорошее. Мы живем в этой стране, от нас зависит все. Мы пришли на выборы, проголосовали за этих людей, они сейчас придут к власти в Твери. Это значит мы так решили – народ, демос.

Владимир Кара-Мурза: Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии, констатирует крах политической монополии партии власти.

Станислав Белковский: С одной стороны формально выборы показали успех «Единой России», с другой стороны то, что монополия «Единой России» на лояльность избирателей уже утрачена. И это второе безусловное прямое следствие социально экономического кризиса, который не оставил мифа вечной стабильности, который правящая элита продавала на протяжении последних нескольких лет. Однако все-таки «Единой России» удалось сохранить властные позиции в большинстве регионов, где проходили выборы. И это связано с двумя факторами. Первый: как известно, неважно, кто голосует, а кто считает. А механизмы манипуляции волеизъявлением избирателей по-прежнему остались в руках «Единой России»!. Во-вторых, на протяжении многих лет правящая элита воспитывала деполитизированного россиянина, которому все равно, кто будет им править. Что касается КПРФ, то да, она как единственная сильная партия, считающая себя оппозиционной, преуспела, однако не надо преувеличивать масштабы этого успеха.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я считаю, основной успех партии власти - это то, что тягу к выборам у населения отбила и весьма основательно отбила. Что касается социальных программ, я недавно звонил другу, научный работник, руководитель научного учреждения, он говорит так, что прислали бумагу – деньги ищите сами, где хотите.

Андрей Дементьев: Вы знаете, у нас есть региональные власти, у них есть свой бюджет. Если вы живете в каком-то регионе, то вы требуйте того, чтобы от тех властей, которые вокруг вас и которые вами руководят, требуйте, чтобы эти проблемы решались. Наш федеральный бюджет включает большие суммы, но часть этих сумм идет на нужды регионов. И я данном случае думаю, тут на местах надо решать и все это обсуждать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Андрея.

Слушатель: Добрый день. Я недавно был в Твери. Там, кстати, потрясающие висели плакаты: вверху написано «Единая Россия», а внизу «Единая Тверь». Там дальше можно «единый Заволжский район» и так далее. Вы знаете, жуткое впечатление, город как будто вчера вышел из-под захватчиков, дороги разгромлены. Гениальный музей превращен в руины. И сдается, чтобы какие-то люди. Там на музее надпись: музей закрыт для частных мероприятий, как рестораны. Оказывается, в это время там молодожены чокаются.

Андрей Дементьев: Я только что был в Твери, ездил по городу. Вы знаете, я родился и вырос на Пивоваровском переулке, ныне это улица Салтыкова-Щедрина. Она идет от академии военной к Волге. И здесь маленькие улицы, улица Крылова, Бассейная улица. Я хорошо помню, что из себя представляли эти улицы – это старые развалившиеся домишки, и я в таком же жил, улица Крылова, где родился Иван Крылов, прожил там 14 лет, это была улица таких развалюх, уже не было ничего никаких коммунальных услуг, туалет на улице, воды, газа нет. Я сейчас когда прошел по этим улицам, там красивые деревянные дома, там люди живут в нормальных условиях. Конечно, трудно сразу все решать.
Да, вы правы насчет дворца Казакова, путевого дворца, о котором тоже душа болит. Но требуются огромные деньги для того, чтобы это восстанавливать. Слава тебе, господи, что дворец существует и стоит, слава тебе, господи, что там могут быть свадьбы, слава богу, что там есть картинная галерея. Потому что у нас очень многие памятники культуры в Москве даже разрушаются для того, чтобы построить на этом месте казино, банк, развлекательное учреждение. Мы стараемся в Твери, по крайней мере, стараются, чтобы сохранилась эта старина, чтобы сохранить традиции, потому что этот город связан с Салтыковым-Щедриным, с Лемешевым, с Пушкиным, со многими деятелями культуры. Мои земляки, в частности, мэр и губернатор, они понимают, что вот это важно все сохранить. Но, к сожалению, сейчас в стране мало денег и в Твери мало денег. Мы живем во времена, когда много денег только у олигархов. А у нас мало денег и это проблема.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Бориса Васильевича.

Слушатель: Андрею Дементьеву такой вопрос: недавно Медведев высказался о том, что 98 году по-варварски была проведена девальвация, а мы как плавно провели - 45%. А я отношусь к тем, когда я застал и советскую систему, и когда отец мой погиб в лагерях. Но я не проклинаю, потому что я имел возможность нормально работать, свободно передвигаться по стране. Я видел перевал Кавказа, Байкал. У меня более 50 лет рабочего стажа и нас 38 миллионов. И вдруг сейчас на 45% они девальвировали и будут в течение года на 37 поднимать.

Андрей Дементьев: Я могу сказать только одно, что ситуация сложная. Вы знаете, девальвация есть, и безработица есть. И мы не одиноки, весь мир в этом положении. Мало того ,я вам скажу, что я тоже пережил очень много в своей жизни, я одинок так же как и вы не одиноки. Но в 98 году, когда был дефолт, я потерял все свои сбережения. Я работал, выпускал журнал, писал книги и так далее, у меня какие-то накопления, потом они все рухнули и никто даже не извинился. Вы понимаете, слава богу, что сейчас этого нет. Банки, если идет девальвация, идет дефолт, то уже не один раз заявляло наше правительство, банки будут иметь возможность сохранить сбережения, которые у вас есть или откладываете на черный день, по каким-то другим причинам. Уже хорошо. Но не все делается сразу. Мы живем в очень тяжелые, трудные времена.
Я вам честно скажу, мне не очень нравится, что безработица растет. Меня больно ударяет, когда людей выбрасывают на улицу, что они практически не защищены, потому что профсоюзы не работают по-настоящему, люди не защищены, они попадают в тяжелейшие условия. И государство должно позаботиться. В некоторых цивилизованных странах это делается, в Соединенных Штатах Америки, например, по 600 долларов дают пенсионерам, пожилым людям, ветеранам, для того, чтобы отоваривать в магазинах, получить продукты и тогда это увеличивает спрос и тогда растет производство, и тогда увеличивается количество рабочих мест. Я не говорю о том, что люди, которые безработные, им год платится 70% зарплаты. Давайте стремиться к этому же. Потому что мы часть той единой экономической системы, которая существует в мире. И мы не живем на каком-то на необитаемом острове, которого не касаются волны всех тех катаклизмов, которые могут быть катастрофы, которые могут быть в мире.
Я перед тем, как сюда придти, я написал стихи как раз на эту тему и позволю себе прочесть. Они как раз о том, о чем мы сейчас говорим:

Кризис бродит по Европе.
Он не минул никого -
Ни шахтера в темной робе, ни хозяина его.
По России кризис бродит, он явился не на час.
Власть при всем честном народе успокаивает нас.
Все, мол, будет так, как надо.
Ну а где своя стезя, чтоб не падала зарплата,
Чтобы рубль поднялся.
Паникуют толстосумы, потончала их казна.
Просит власть, чтобы эти суммы возвратила им страна.
Но в Кремле им так сказали:
Не ходите к нам зазря.
Вы, друзья, не на базаре, на халяву жить нельзя.
По России бродит кризис
Что б не маялась душа, мы ему оформим визу
И отправим в США.

Тем более, что там с кризисом борются несколько активнее, чем это делается у нас. Почему мы заговорили о кризисе? Потому что сама кампания, которая состоялась, она тоже отражает ситуацию и этого кризиса в том числе.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, смогут ли ваши земляки найти консенсус? Сейчас ложный образовался в тверской городской думе: 14 мандатов у «Единой России», 16 у коммунистов, два у ЛДПР и один у «Справедливой России».

Андрей Дементьев: Я все-таки полагал, что депутатами становятся умные люди. Умные люди всегда находят консенсус, всегда возможность договориться. Сейчас неизвестно, как будет, вот эти два голоса ЛДПР, один голос «Справедливой России», кому они, с кем они объединяться они, объединяться с «Единой России» или с коммунистами – от этого зависит большинство. Но в данном случае я полагаюсь на здравый смысл депутатов вновь избранных. Потому что им решать, как быть дальше. Потому что от и поведения, от их решения, от их работы, от их энергии будет зависеть и состояние города и состояние людей, которые в нем живут.

Владимир Кара-Мурза: Тверская область наиболее близко расположена к столице. Как по вашим данным, вы в Общественной палате обсуждаете ситуацию в стране. Какие перспективы для выхода из кризиса российской глубинке предлагается российскому обществу?

Андрей Дементьев: Вы знаете, это обсуждается, сейчас правительство антикризисную программу выработало, не буду повторять, что знают все. Я хочу только сказать, что мы все должны проявлять терпимость. Потому что не приход на выборы – это тоже не очень умное дело, значит мы не участвуем в торжественной жизни, значит мы не хотим как-то влиять на ситуацию, которая складывается в городе или в области. Я думаю, что в конечном счете здравый смысл должен победить. Но говорить о том, что все будет хорошо, все будет прекрасно, что все найдут подходы друг к другу и что все в конечном счете даст положительный результат, я бы не стал это делать. Потому что сложно. Каждый человек - это сложность, каждый имеет свои интересы кроме всего прочего и все будет зависеть от того, а как власть сверху, как она все это воспримет. Я думаю, что власть сверху должна сделать выводы, что произошло в стране и, в частности, Твери. Значит надо что-то делать, не все неблагополучно в этой системе, в «Единой России», не все благополучно в государстве, раз есть точка зрения многих людей, которые считают, что неблагополучно. Значит надо делать выводы ,надо находить возможность из этого кризиса выходить.

Владимир Кара-Мурза: Недавно в ходе ротации губернаторов пострадали прежде всего те, в чьих регионах одержала победу КПРФ и проигрывала «Единая Россия». Справедливо это, по-вашему?

Андрей Дементьев: Нет. Я думаю, надо судить по деловым качествам, по тому опыту, по тому, что сделано губернаторы, чтобы решать его судьбу, а не по той, к какой партии относится. Тогда у нас демократия будет разрушаться, тогда у нас не будет многопартийной системы, тогда будет диктат. Этого не должно быть.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG