Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В столице Судана Хартуме более 5 тысяч человек вышли на митинг протеста против решения Международного уголовного суда, выдавшего ордер на арест президента страны Омара аль-Башира. Сам Башир назвал решение суда следствием "заговора против его страны".

Демонстрации в поддержку лидера, которого обвиняют в проведении политики геноцида, не удивляют. Вспомните советские демонстрации - люди тоже шли порой не по принуждению, а даже и с удовольствием. То же самое - в Венесуэле, такая же массовая поддержка и массовое ликование под трибуной Уго Чавеса. И Иран с фанатичным повторением толпой антиизраильских лозунгов президента Ахмадинеджада – в том же ряду. Да и истерия в Москве по поводу войны с Грузией.

В Судане правит военная диктатура. Аль-Башир пришел к власти в 1989 году в результате военного переворота. Любая диктатура, если она долго держится, прививает свою идеологию части населения. Но это только одна часть проблемы. Вторая же состоит в том, что средства информации находятся под контролем правительства, и африканский Дарфур представляется в местной прессе как сепаратистское движение, которое хочет отколоть часть территории Судана. Хотя изначально местные лидеры в Дарфуре такой цели не ставили - они выступали за более равномерное распределение доходов в государстве и за большее представительство в центральных органах власти. Третий момент состоит в том, что в ситуациях, в которые вмешивается международное сообщество, очень легко поставить людей под знамена патриотизма и защиты родины, что, собственно, аль-Башир и сделал.

Конфликт в Дарфуре представляется пропагандой как арабско-африканское противостояние. Не случайно так по-разному оценили решение Международного уголовного суда в Гааге разные регионы мира: США и часть Запада его поддержали, в арабском мире реакция совершенно другая. Впрочем, играет роль и сама личность аль-Башира, который в 1973 году воевал против Израиля. Но говорить об арабско-африканском противостоянии не совсем правильно. Единственное отличие между африканцами и вооруженными отрядами "Джанджавид", которые на них нападают, состоит в том, что часть населения Дарфура говорит на африканских языках, а "Джанджавид" - арабская, как ее называют, милиция - использует доминирующий в стране арабский язык. Конфликт же возник из-за того, что говорящее на африканских языках население - это в основном земледельцы, а "Джанджавид" и арабское население - кочевые народы. Этническая чистка африканцев на самом деле проводится ради плодородной земли.

Напомним, в чем обвиняют Омара аль-Башира: геноцид, этнические чистки, пытки, насильственное изгнание населения с их земель. И самый примечательный пункт, с юридической точки зрения, - насилие над женщинами как часть политики геноцида. В конвенции о геноциде 1948 года оно не содержится. Первый раз массовое насилие над женщинами введено в международное правосудие как часть политики геноцида в ходе специального трибунала по Руанде. Теперь уже можно точно сказать, что насилие над женщинами как составляющая политики геноцида – часть международного права.

Конечно, вряд ли стоит ожидать, что какие-то международные силы прибудут сейчас в Хартум, чтобы арестовать суданского президента. В лучшем случае решение суда лишь затруднит поддержку этого режима рядом стран, например, Китаем, закупающим в Судане нефть. Так что вопрос осуществления правосудия – это вопрос будущего. Отрадно, конечно, было слышать, что положение обвиняемого не дает ему иммунитета. Однако в ответ на решение международного суда власти Судана выдворили из страны сотрудников 10 международных гуманитарных организаций.

Так или иначе,суд вынес свое решение. Международному сообществу предстоит теперь найти свое – как остановить массовое уничтожение людей. Те два с лишним миллиона человек, которые живут в лагерях беженцев в Дарфуре или в соседнем Чаде, без международной гуманитарной помощи просто не выживут.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG