Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Надо ли национализировать банки?


Ирина Лагунина: Правительства Соединенных Штатов и некоторых стран Европы стали акционерами ряда крупнейших коммерческих банков, посчитав их слишком значимыми для национальных экономик, чтобы допустить крах этих банков. Некоторые банки уже полностью перешли под контроль государства. И, по мере углубления финансового кризиса, в этих странах обострились споры, может ли национализация «проблемных» банков спасти национальные банковские системы? Об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Многие эксперты говорят сегодня о том, что некоторые из крупнейших американских и европейских банков, по сути, оказались на грани банкротства. И что в целом, например, банковская система США оказывается «несостоятельной», так как накопленный в ней объем разного рода долговых обязательств уже сравнялся, или даже превысил, объем банковских активов. В какой мере вы разделяете такие оценки? Из Вашингтона – Карен Шоу Петру, сотрудник консалтинговой компании Federal Financial Analytics:

Карен Шоу Петру: Нет, во-первых, потому что в США - около 9 тысяч банков. И нельзя сказать, что большинство из них находятся в трудном положении. Посмотрим на 20 крупнейших банков, которые контролируют почти две трети всех банковских активов в стране. Среди них есть банки, которые действительно нуждаются сегодня в помощи - это Сitibank или Bank of America. Но, с другой стороны, есть и преуспевающие крупные банки - Wells Fargo, State Street или Bank of New York Mellon. Так что, я не соглашусь с утверждением, будто вся банковская система США оказалась в трудном положении...

Сергей Сенинский: Профессор университета штата Мериленд Питер Мориси:

Питер Мориси: Некоторые банки, действительно, на грани банкротства - например, Сitibank и несколько других. И они в итоге окажутся под контролем правительства. Но есть и вполне благополучные банки, хотя их, на мой взгляд, само же правительство подталкивает к национализации своей политикой.
Несостоятельность банков вовсе не является неизбежной. Ведь мы всегда можем создать так называемый "плохой банк", в который перейдут "проблемные" активы других банков. И они, отделавшись от таких активов, со временем смогут привлечь частный капитал и, так сказать, возродиться...

Сергей Сенинский: Создание специального банка, фактически дублера того, который признается банкротом, является требованием действующего в США законодательства о банках, поясняет Карен Шоу Петру.

Карен Шоу Петру: У нас есть закон, по которому, в случае банкротства того или иного банка, его обесценившиеся активы переходят специально создаваемому для этого финансовыми властями так называемому «бридж-банку». Создается он лишь на время, а управленцы назначаются государством. И когда многие люди, просто по незнанию, говорят о национализации банков, обычно они имеют в виду именно такие бридж-банки.
Но, заметьте, тот же закон требует от финансовых властей США вновь приватизировать этот банк в течение ближайших 5-ти лет, то есть найти для него частных покупателей. Таким образом, правительство может временно взять под контроль некоторые банки. Особенно – средние или мелкие. Например, летом прошлого года под такой контроль государства перешел американский банк IndyMac. Но ничего похожего на долговременную национализацию не произойдет...

Сергей Сенинский: Сегодня все больше экспертов говорят о том, что финансовые власти и Соединенных Штатов, и стран Европы пока повторяют во многом путь, по которому в 90-ые годы 20 века шло правительство Японии.
Тогда, после краха в стране рынка недвижимости, японские банки также оказались, по сути, банкротами. Но правительство и не банкротило их, и не национализировало – лишь старалось всячески поддерживать государственными гарантиями и деньгами. В результате сами японцы называют теперь последовавшие за крахом рынка недвижимости годы «потерянным десятилетием»...
На ваш взгляд, нынешняя ситуация в банковском секторе США сильно ли отличается по сути своей от той, которая сложилась в первой половине 90-ых годов в Японии? Карен Шоу Петру, сотрудник консалтинговой компании Federal Financial Analytics, Вашингтон:

Карен Шоу Петру: Нет, мы совершаем собственные ошибки. В Японии тогда власти в основном бездействовали. Наша же ошибка сегодня заключается в том, что мы не требуем строгой дисциплины от самих акционеров банков, переживающих трудности. Например, Ситибанка.
А еще, на мой взгляд, различие между действиями властей в США сегодня и в Японии тогда - вот в чем. Японцам понадобилось почти десять лет, считая с 1989 года, чтобы до конца осознать, что в их финансовой системе было не так. В США теперь на такое же осмысление потребовалось чуть больше года - с августа 2007-го до октября 2008-го...

Сергей Сенинский: Питер Мориси, профессор университета штата Мериленд:

Питер Мориси: В 90-ые годы прошлого века правительство Японии не смогло решительно и быстро "очистить" банки от обесценившихся активов. И пока ту же ошибку сегодня повторяют и в Америке, в Европе.
Каковы одни из главных причин нынешнего финансового кризиса? На мой взгляд, это - огромный торговый дефицит, который имеют Америка и Европа в торговле с Китаем, а также странами-поставщиками нефти с Ближнего Востока. Плюс к тому - американские банки долгое время предоставляли кредиты тем, кто заведомо не мог их вернуть.
Поэтому национализация банков – это не решение проблемы. Если американское правительство плохо управляет даже почтовой службой, оно тем более не сможет эффективно управлять банками. Например, сейчас оно предоставляет банкам все больше и больше денег. Но, по мере продолжающегося снижения цен на жилье, обесценивается и собственность банков, что в итоге может сделать их национализацию просто неизбежной...

Сергей Сенинский: Одним из наиболее удачных в мире за последнее время считается относительно недавний опыт Швеции.
В начале 90-ых годов прошлого века - как и в Японии, после краха рынка недвижимости в стране – правительство Швеции предприняло экстренную национализацию целого ряда крупных банков, просто выкупив их.
В течение последующих 2-3-4 лет эти банки находились под полным государственным контролем, а назначенные государством управляющие занимались "расчисткой" банковских балансов от разного рода "проблемных" активов и обязательств.
Когда кризис миновал, и акции банков подорожали, правительство продало их, вновь сделав эти банки частными. В результате государство и деньги свои вернуло, и сами банки сохранило – как для вкладчиков, так и для экономики в целом. Такие же меры правительство Швеции принимает и сегодня. И оздоровление бизнеса одного из "проблемных" шведских банков, то есть фактически подготовку для продажи частным инвесторам, специальная правительственная структура сумела завершить всего за три месяца.
На ваш взгляд, шведскую схему "временной национализации" можно ли считать сегодня оптимальной и для банков других европейских стран? Тем более, что эта схема частично уже реализована. Из Германии – директор Института изучения мировых финансовых рынков, профессор Мюнхенского университета Берндт Рудольф:

Берндт Рудольф: Я считаю опыт Швеции хорошим примером для нас. Государство непосредственно вмешалось в проблемы банковского сектора и стало в нем крупнейшим владельцем. А, как владелец, обладающий неограниченными ресурсами, оно реформировало всю банковскую систему.
"Шведская" модель кажется мне более предпочтительной, чем нынешние действия финансовых властей как в США, так и в Европе. В США государство собирается выкупать у банков "проблемные" активы, но никак не определится, по какой цене. В странах Европы правительства, на мой взгляд, оказывают банкам весьма пассивную финансовую поддержку банкам вместо того, чтобы решительно взять какие-то из них под свой контроль и через год или два вновь продать частным владельцам.
По-моему, многие забыли, что в Швеции тоже создавались "плохие банки", в которых хранились обесценившиеся активы. Ведь через какое-то время они вновь становились ликвидными. Причем создавались "плохие банки" отнюдь не только с антикризисными целями. Думаю, из недавнего опыта Швеции мы можем извлечь немало полезного...

Сергей Сенинский: Карен Шоу Петру, сотрудник консалтинговой компании Federal Financial Analytics в Вашингтоне, полагает, что различия между национальными банковскими системами даже внутри группы наиболее индустриально развитых стран мира слишком велики, чтобы опыт Швеции мог стать универсальным решением...

Карен Шоу Петру: Очень трудно сравнивать банковскую систему в США со шведской или британской. Дело в том, что в других странах банковские системы, как правило, чрезвычайно концентрированы. Всего 2-3 крупнейших банк могут контролировать почти всю финансовую систему страны. Например, в Великобритании таких банков всего пять!..
А в США - 9 тысяч независимых банков. Даже самых крупных - целых 20. И нам намного труднее определить даже то, какие именно из них оказались в трудном положении и насколько оно трудное. Другая проблема в том, что "слабым" банкам государство должно помогать таким образом, чтобы это было честно по отношению к другим финансовым организациям. В Швеции у правительства таких проблем не было...

Сергей Сенинский: Некоторые американские эксперты отмечают, что спор, национализировать ли финансовые институты, отчасти сводится к простой терминологии. Ведь уже состоялся почти полный выкуп государством, например, крупнейших в США ипотечных агентств – Fannie Mae и Freddie Mac, самой крупной в стране страховой компании – AIG. Доля государства в Cитибанке может вскоре увеличиться с недавних 8% до почти 40%. Всего два года назад Citibank был самым дорогим банком в мире. Общая стоимость его акций составляла 270 миллиардов долларов. Сегодня они стоят меньше 5,5 миллиарда...
В Великобритании в банках Nothern Rock, крупнейшем на рынке ипотеки, а также Anglo Irish Bank правительство уже является единственным акционером. А в банке Lloyds или Royal Bank of Scotland – крупнейшим акционером.
Правительства Бельгии и Нидерландов еще осенью прошлого года выкупили у частных владельцев соответствующие активы обанкротившегося банка Fortis, бельгийско-голландского финансового института.
В Германии правительство выкупило 25% акций Commerzbanka, второго в стране, заявляя теперь, что стремится поскорее их продать. Власти намерены также национализировать банк Hypo Real Estate, второй на рынке ипотечного кредитования. Более того, подготовлен проект специального закона, разрешающего не только национализацию "проблемных" банков, но и в крайних случаях - отчуждение их акций, принадлежащих частным собственникам.
Как заявил министр финансов Германии Пэр Штайнбрюк, новый закон фактически планируется применить в отношении лишь одного немецкого банка – Hypo Real Estate. Крупнейшим на сегодня его акционером является американская частная инвестиционная компания JC Flowers, которая контролирует почти 24% акций, и правительство ведет переговоры о выкупе этого пакета...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG