Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бедная, но эротичная


Чулпан Хаматова и Андрей Меркурьев в "Бедной Лизе"

Чулпан Хаматова и Андрей Меркурьев в "Бедной Лизе"

В Театре Наций - премьера "Бедной Лизы" по мотивам Карамзина. Жанр - хореографическая новелла. Музыка Леонида Десятникова, постановка Аллы Сигаловой. Лиза и Эраст - Чулпан Хаматова и солист Большого Андрей Меркурьев.

В начале была камерная опера Леонида Десятникова; авангард, но очень драматичный и выразительный. Фонограмма для спектакля записана под руководством Алексея Гориболя: камерный ансамбль из струнных, духовых и фортепиано, два превосходных солиста-вокалиста - Юлия Корпачева и Эндрю Гудвин. Убранство сцены - под стать музыке - минималистское: ряды стульев и экраны, на которых изредка появляются крупные планы лица Хаматовой. Но чаще по экранам ползут полосы, будто кино уже закончилось, а механик забыл выключить аппаратуру.

Из произведения Карамзина выбрана вся действенная часть (от встречи Лизы с Эрастом до скорбного финала), изъят сентиментализм, добавлена откровенная эротика, которой у Карамзина быть не могло. На сцене постоянно присутствуют двое - он и она, одеты в черное. Чулпан Хаматова - драматическая актриса, Андрей Меркурьев - солист Большого театра. Конечно, Алла Сигалова учла их возможности - и в результате получила отличную пару. В пластике Лиза - угловатый диковатый подросток; ломкая, и легко будет сломана. Эраст вышколен, подтянут, аристократичен – и свои чувства умеет выражать языком изысканного танца. Правда, Меркурьеву пока непривычно работать на маленькой сцене: "Зрители рядом. Когда у меня проходят интимные сцены с Чулпан, такое ощущение, что публика сидит вокруг моей кровати и смотрит".

В спектакле достаточно высоких поддержек. На шутливый вопрос, не тяжела ли для него Хаматова, Андрей Меркурьев отвечает: "Я об этом не думал – значит, все хорошо".

* * *
- Чем заинтересовала женщину, совершенно не похожую на жертву, история бедной Лизы?

- Во-первых, импульс, конечно, шел от музыки Десятникова. Во-вторых, Алла Сигалова – часто жертва, - ответила Радио Свобода постановщик Алла Сигалова.

- Хорошо, поверим. А в чем ваше противоречие с Карамзиным?

- Когда я читала "Бедную Лизу" маленькой, то воспринимала ее как что-то слюнявое с завиточками. Но, послушав музыку Десятникова, я вернулась к Карамзину и поняла, что в повести – очень жестокая история.

- Ваша хореография явно следует за музыкой. У Карамзина повествование плавное, речь красивая, мелодичная. А, слушая музыку Десятникова, вспоминаешь: "Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал".

- Да, очень много диссонансов, отсутствие ярко выраженной мелодичности. Но это музыка XXI века! Наша жизнь неудобна, она вся состоит из раздражающих моментов. Гармонии практически нет.

- Видимо, соединение двух столь разных фактур - драматической актрисы и солиста балета - понадобилось еще и для обострения внутреннего противоречия: мужчина-женщина, женщина-мужчина?

- Конечно! Так очень часто бывает, когда встречаются люди с разных планет. На пике одиночества. Это кричащее одиночество. Они просто кричат по-разному…

* * *
После спектакля Константин Райкин говорил о мужестве Евгения Миронова – руководителя Театра Наций, решившего выпустить такой некоммерческий спектакль. В данном случае согласиться с Райкиным трудно. Во-первых, "Бедная Лиза" идет в небольшом зале; во-вторых, имена Андрея Меркурьева и Чулпан Хаматовой – вне зависимости от типа зрелища – способны обеспечить постановке долгую жизнь при сплошных аншлагах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG