Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национализацию обсуждают задним числом


"Системообразующий" американский Citibank за два года подешевел в 50 раз

"Системообразующий" американский Citibank за два года подешевел в 50 раз

Центробанк России объявил о начале работы своих уполномоченных в получивших господдержку банках. "Комиссары" ЦБ проследят, чтобы финансисты разумно расходовали полученные от государственных институтов деньги.


Однако российские власти до сих пор подчеркивают, что не намерены напрямую входить в капитал банков и брать на себя управление. Тем временем в США и Европе почти смирились с неизбежностью национализации оказавшихся на грани банкротства ключевых банков.


Правительства США и некоторых стран Европы уже взяли под свой контроль ряд крупнейших коммерческих банков, так как их крах стал бы слишком сильным ударом для национальных экономик. По мере углубления финансового кризиса все жарче разгораются споры о том, может ли огосударствление проблемных банков спасти национальные банковские системы.


США: все плохо, но не у всех


Некоторые из крупнейших американских и европейских банков оказались на грани банкротства. Более того, говорят эксперты, банковская система США в целом несостоятельна — накопленный в ней объем долговых обязательств уже сравнялся, если не превысил, объем активов. Однако в стране около девяти тысяч банков, напоминает консультант вашингтонской консалтинговой компании Federal Financial Analytics Карен Шоу Петру, и нельзя сказать, что у всех все плохо. Да, в двадцатке крупнейших игроков, на которых приходится две трети всех банковских активов в стране, есть структуры, которые действительно нуждаются в помощи — в частности, Citibank и Bank of America. Однако такие крупные банки, как Wells Fargo, State Street или Bank of New York Mellon преуспевают.


Оказавшийся на грани банкротства Citibank, скорее всего, перейдет под контроль правительства, полагает профессор университета штата Мериленд Питер Мориси, но нынешняя политика правительства способствует национализации и вполне благополучных банков. По его мнению, предотвратить это могло бы создание "плохого банка" (bad bank), куда они могли бы слить проблемные активы. Избавление от этого груза позволит им со временем возродится, привлекая частный капитал.


"Правительство может временно взять под свой полный контроль некоторые банки, особенно средние или мелкие. Например, летом прошлого года именно это и произошло с американским банком IndyMac", — объясняет Карен Шоу Петру. — Но ни о какой долговременной национализации речь не идет, добавляет она, так как законодательство США требует, чтобы финансовые власти в течение ближайших пяти нашли для банка частного покупателя.


Стокгольмский рецепт


В Европе все чаще вспоминают опыт Швеции, правительство которой после обвала рынка недвижимости в начале 1990-х экстренно национализировало сразу несколько крупных банков, просто выкупив резко подешевевшие акции. В течение нескольких лет банки находились под полным государственным контролем, а назначенные государством управляющие "расчищали балансы", избавляясь от проблемных активов и обязательств. После завершения кризиса правительство продало подорожавшие акции, так что банки вновь стали частными, а государство вернуло свои деньги — и все это без ущерба для вкладчиков и экономики в целом.


Стокгольм уже вспомнил опыт двадцатилетней давности. Причем в этот раз оздоровление бизнеса, необходимое для продажи одного из проблемных шведских банков частным инвесторам, специальная правительственная структура сумела завершить всего за три месяца.


- Я считаю опыт Швеции хорошим примером для нас, — говорит в интервью Радио Свобода директор Института изучения мировых финансовых рынков профессор Мюнхенского университета Берндт Рудольф. — Государство непосредственно вмешалось в проблемы банковского сектора, став крупнейшим владельцем. И как владелец, обладающий неограниченными ресурсами, оно реформировало всю банковскую систему. "Шведская" модель мне кажется более предпочтительной, чем нынешние действия финансовых властей в США и в Европе. В США государство готово выкупать у банков проблемные активы, но никак не определится, по какой цене. А европейские правительства оказывают банкам пассивную финансовую поддержку вместо того, чтобы решительно взять некоторые из них под свой контроль, а через год-два вновь продать частным владельцам. По-моему, многие забыли, что в Швеции тоже создавались "плохие банки", где хранились обесценившиеся активы, причем отнюдь не только с антикризисными целями. Спустя какое-то время эти активы вновь становились ликвидными. Думаю, из недавнего опыта Швеции мы можем извлечь немало полезного.


Однако методы, применимые в Швеции или Великобритании, где почти вся финансовая система сконцентрирована вокруг нескольких крупных игроков, с трудом применимы в США, где независимых банков чуть ли не десять тысяч, уверена Карен Шоу Петру из вашингтонской Federal Financial Analytics. "Только самых крупных насчитывается двадцать, — продолжает аналитик. — Нам гораздо труднее даже просто определить, кто именно из них оказался в сложном положении и насколько оно тяжело. Кроме того, государство должно помогать "слабым" банкам так, чтобы это было честно по отношению к другим финансовым организациям. У шведского правительства таких проблем не было".


Спорить уже не о чем


Впрочем, некоторые американские эксперты отмечают, что спор о допустимости национализации финансовых институтов уже беспредметен — она идет полным ходом. Еще в прошлом году состоялся почти полный выкуп государством ведущих ипотечных агентств США Fannie Mae и Freddie Mac и крупнейшей в мире страховой компании AIG. Доля государства в Citibank вскоре может увеличиться с недавних 8 до почти 40 процентов. Всего два года назад Citibank был самым дорогим банком в мире при совокупной стоимости акций в 270 миллиардов долларов. Сегодня они стоят меньше 5,5 миллиарда.


Правительство Великобритании уже стало единственным владельцем Anglo Irish Bank и крупнейшего ипотечного банка Northern Rock и кардинально увеличило свою долю в банках Lloyds и Royal Bank of Scotland. Власти Бельгии и Нидерландов осенью прошлого года выкупили у частных владельцев активы обанкротившегося банка Fortis.


Правительство Германии недавно приобрело 25 процентов акций Commerzbank (второй по величине банк страны). Сейчас оно стремится поскорее их продать, однако при этом власти намерены национализировать банк Hypo Real Estate — номер два на рынке ипотечного кредитования.


Более того, подготовлен проект специального закона, разрешающего не только национализацию "проблемных" банков, но и в крайних случаях отчуждение их акций, принадлежащих частным собственникам. По словам министра финансов Германии Пэра Штайнбрюка, новый закон будет действовать лишь несколько месяцев, и применять его предполагается в отношении лишь Hypo Real Estate, о покупке основного 24-процентного пакета акций которого Германия сейчас ведет переговоры с частной американской инвесткомпанией.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG