Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На суде по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева объявлен перерыв


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Андрей Шарый: На суде по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева объявлен перерыв до 11 марта. Сегодня адвокаты просили суд прекратить второе уголовное дело в отношении их подзащитных в связи с отсутствием состава преступления. Ранее суд отклонил ходатайство адвокатов об отводе государственных обвинителей на процессе по новому уголовному делу против бывших совладельцев компании ЮКОС. Ходорковского и Лебедева вновь обвиняют в крупных финансовых злоупотреблениях. Всю эту неделю проходили предварительные слушания по этому их делу. За ними следил корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Данила Гальперович: Три черных больших монитора в комнате для прессы Хамовнического районного суда так и остаются черными все те часы, когда в одном из залов идут предварительные слушания по новым обвинениям против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Слушания предварительные и по закону закрытые для прессы. Но адвокаты могут знакомить журналистов со своей позицией и тактикой, с помощью которой они собираются защищать подсудимых. Один из защитников Вадим Клювгант рассказывает репортерам в суде о, пожалуй, главном на сегодняшний день ходатайстве защиты к суду.

Вадим Клювгант: Это ходатайство о прекращении дела, дальнейшего производства по реалибилитирующему основанию, то есть в связи с отсутствием состава преступления какого бы то ни было. Но мы говорим там не только о том, что в предъявленном обвинении нет ни малейших признаков ничего преступного (это само собой), мы говорим там о системных, фундаментальных грубейших нарушениях и порядка судопроизводства и конституционных прав наших подзащитных, которые длились на протяжении всех этих лет их преследования. Мы говорим о том, что это не расследование, а расправа по политическим, коррупционным, коммерческим и прочим побуждениям, которая изначально не имела права на существование. Мы говорим о том, что дело не возбуждено даже по процедуре, предусмотренной законом. Для возбуждения дела не имелось ни поводов, ни оснований законных, то есть порядок начала уголовного преследования полностью нарушен. Мы говорим о всех злоупотреблениях с манипулированием доказательств, с сокрытием доказательств от защиты, с проведением тайного следствия, тайного для нас, стороны защиты, следствия, когда наши подзащитные по прошествии нескольких лет узнают о том, что они уже несколько подозреваемые.

Данила Гальперович: Есть и еще ходатайство. Например, о том, что дело это Хамовническому суду не подсудно, что повод, по которому дела определили к рассмотрению в этом суде, притянут за уши, и еще множество ходатайств. Адвокаты просят рассматривать их по отдельности. Председатель суда Виктор Данилкин говорит: "Читайте дальше. Ответ дадим на все ходатайства сразу". Прокурор Дмитрий Шохин, в отличие от адвокатов, с прессой не общается со всем, и только будучи загнан в угол – в столовой суда – с до ностальгией советским запахом объясняет, что любым публичным высказыванием опасается повлиять на суд. Шохин – человек опытный. Его за первую "посадку" Ходорковского и Лебедева и повышали, и награждали.
Спецназ Управления Федеральной службы исполнения наказаний, охраняющий зал заседания, почему-то называется "Сатурн". И сразу же дает повод для шутки, что Ходорковского и Лебедева похитили инопланетяне.
Адвокат Каринна Москаленко, впрочем, считает, что когда за дело ЮКОСа по-настоящему возьмется Страсбургский суд, российской власти будет не до шуток.

Каринна Москаленко: Вы знаете решение по делу Алексаняна. Я думаю, что при той упорной позиции российских властей по отношению к любому фигуранту по этому делу, Василий Алексанян никогда не был бы освобожден, если бы не решение Европейского суда. Причем, он был освобожден, вернее, решение о его освобождении было принято буквально за несколько дней до состоявшегося в Страсбурге решения. О чем свидетельствуют эти факты? О том, что суд не может полностью игнорировать наличие таких рассматривающихся и уже рассмотренных дел. Власти Российской Федерации не могут игнорировать этого факта. Власти Российской Федерации не могут игнорировать те последствия, которые возможны при принятии решения о нарушении прав заявителей. В особенно я хочу подчеркнуть те части жалоб, где ставится вопрос о рассмотрении дел фигурантов в условиях, не отвечающих требованиям справедливого судебного разбирательства.

Данила Гальперович: После шести часов заседания мимо журналистов проводят бывших руководителей ЮКОСа, закованных в наручники. И Михаил Ходорковский успевает сказать, что чувствует себя хорошо, и даже поздравил девушек-журналистов с 8 Марта. Следом выходят защитники. И адвокат Елена Липцер сетует на то, что суд так и не стал отвечать на каждое ходатайство в отдельности.

Елена Липцер: Насколько мы бы этого не хотели делать, мы не раз ставили перед судом этот вопрос, настаивали на своей позиции, но, тем не менее, суд принял решение, что он вынесет одно-единственное постановление по итогам предварительного слушания. Поэтому мы все ходатайства, как бы это не выглядело нелепо, поскольку они будут друг другу противоречить, тем не менее, мы вынуждены это делать, потому что просто у нас нет другого выхода. Суд нас поставил просто перед фактом.
Судебное заседание закончилось на том, что мы обсуждали ходатайство, заявленное о прекращении уголовного дела. Высказались оба наших подзащитных – и Михаил Борисович, и Платон Леонидович. Сторона обвинения пока еще не успела высказаться. Будет готовиться к выступлению после праздника, который сейчас будет. Процесс возобновится в среду в 11:30. Вторник нам был дан для того, чтобы мы могли ознакомиться с теми материалами, которые нам необходимы для дальнейшего участия в судебном процессе.

Данила Гальперович: Процесс находится еще в самом начале. Наблюдатели с нетерпением ожидают, когда же мониторы в зале для прессы Хамовнического суда все же заработают.
XS
SM
MD
LG