Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Новейшая история Африки не внушает оптимизма"


Английский писатель Фредерик Форсайт

Английский писатель Фредерик Форсайт

2 марта в результате покушения был убит президент западноафриканской страны Гвинея-Бисау. Днем ранее был убит командующий армией. Пресса заговорила о государственном перевороте. В это время в стране находился знаменитый английский писатель, автор всемирно известных политических триллеров Фредерик Форсайт.

- Господин Форсайт, как вы оказались в Гвинее-Бисау в день покушения на президента этой страны? Похоже, что там всё происходило по сценарию, описанному в Вашем романе "Псы войны"...


- Я оказался в Гвинее-Бисау всего лишь как писатель, изучающий "натуру" для будущего романа. Сейчас я собираю материал для книги. Некоторые ее события должны происходить в бедной западноафриканской стране. Посмотрев на карту, я подумал, что ближе всего к моему представлению о такой стране могла бы стать Гвинея-Бисау. Я навел справки и выяснил, что кратчайший путь в эту страну ведет через Лиссабон, ведь Гвинея-Бисау – бывшая португальская колония. Надо сказать, что в Лондоне нет посольства этой страны, и мне пришлось посылать документы в ее парижское представительство. Получив невероятно дорогую визу и заплатив более ста фунтов (думаю, что это крупнейший источник дохода местного правительства после экспорта арахиса), я вылетел в ее столицу Бисау.

С помощью электронной почты (единственное средство коммуникации, которое не цензурируется правительством) я списался с одним из местных бизнесменов-европейцев, который встретил меня в аэропорту Бисау. Я прилетел в два часа утра. Встретивший меня знакомый сообщил, что только был убит командующий армией Гвинеи-Бисау генерал Батисте Тагме На Вайе. По дороге из аэропорта в город нам повстречалась колонна армейских грузовиков. Лишь утром я узнал, что они направлялись к резиденции президента.

В отель я добрался около трех часов утра. Долго не мог заснуть и решил почитать. В половине пятого утра послышался мощный взрыв. Я сразу же сообразил, что это не автомобильный выхлоп и даже не гром. Мой отель находился в пятистах метрах от резиденции президента. Утром я узнал, что армия обвинила президента Жоао Бернарду Виейра в убийстве своего командующего и ночью, окружив его бунгало (дворцом его никак не назовешь), солдаты выстрелили из гранатомета по одноэтажной резиденции Виейра. Охрана разбежалась, а президент оказался лишь слегка ранен. Даже когда рухнула крыша, он был еще жив. Ворвавшиеся солдаты начали стрелять. В президента угодили четыре пули, но он всё еще был жив. Тогда его начали рубить мачете и изрубили на куски. Днем я посетил морг и встретился с работающим там голландским патологоанатомом. Он рассказал, что ему пришлось буквально складывать по кускам тело президента, чтобы уложить его в гроб.

- Как на убийство президента прореагировало местное население?

- Когда утром я вышел на улицу, она была пустынна. Конечно, люди знали о покушении, но боялись выходить из домов. В Африке новости расходятся молниеносно, там это называется «саванным телеграфом». Так что не было никакой реакции населения, все были счастливы, что сами остались живы. Надо сказать, что, когда мы с моим новым другом проехались в его машине по городу, армейские блок-посты нас не задерживали. Увидев через лобовое стекло двух идиотов-европейцев, они махали рукой: "Проезжай!". Солдаты ловили убийц своего генерала. Надо сказать, что ночью на улицах там тоже не встретишь никого, кроме армейских патрулей. Улицы не освещаются, полиции практически нет, все боятся нос высунуть.

Я бы не назвал произошедшее в Гвинее-Бисау государственным переворотом, как это делают многие СМИ. С переворотом эти события роднит лишь убийство президента. Никакой смены власти не произошло. Исполняющим обязанности президента стал сподвижник убитого Раймунду Перейра. Погибшему президенту даже устроили торжественные государственные похороны. Всё чего хотели взбунтовавшиеся солдаты и офицеры - отомстить за генерала. После этого они спокойно удалились в казармы. Это была всего лишь частная разборка между армией и президентом.

- Существует ли в Гвинее-Бисау какая-то правовая система? Будут ли наказаны убийцы президента?

- Для меня это загадка. Пока что полиция не предприняла для этого никаких усилий. Уверен, что она не осмелится войти в казармы и арестовать предполагаемых убийц, да армия их никогда и не выдаст, тем более что их имена неизвестны, - выход из казармы и возращение в нее не фиксируются. В разгар жаркой ночи у дома президента появились какие-то люди в камуфляже, кто они никому не известно. Однако никто не сомневается, что это были солдаты.

Как и везде в Африке, здесь сыграл свою роль трайбализм. 80% армейского персонала – это выходцы из племени баланта. Командующий армией тоже был из племени баланта, а президент - из племени фуле. Естественно, что они ненавидели друг друга и не находили общего языка. Разгневанные и пьяные солдаты-баланта, расквартированные в бараках за пределами столицы, отправились ночью на расправу с президентом. Можно ли это называть государственным переворотом? На мой взгляд, это обычная уголовщина, бандитизм. Хотя по натуре своей местные жители спокойные и доброжелательные люди.

- Какое впечатление производит Гвинея-Бисау?

- Впечатление самое ужасное. В стране, население которой составляет полтора миллиона человек, практически отсутствует инфраструктура. Люди месяцами не получают зарплату. Причем зарплату не получают не только врачи, учителя и государственные служащие, но и полицейские и солдаты. На что они живут, трудно представить. Правда, в городе есть несколько такси. Кучи мусора. Всё, что как-то работает, принадлежит европейцам или подарено гуманитарными фондами ООН, Евросоюза, американскими и европейскими благотворительными организациями. Львиную долю государственного бюджета составляет помощь Запада.

Самое современное учреждение, оборудованное по последнему слову техники, в Гвинее-Бисау – это морг. Его доставили из Европы в качестве гуманитарной помощи. В столице наряду с разрушенными и не восстановленными зданиями времён гражданской войны двадцатилетней давности встречаются и новые здания. Глядя на них, мой гид говорил: "Это построили китайцы, это – португальцы, а это – американцы". Похоже, что сами жители страны так ничего и не построили со времени обретения независимости в 1974 году. За пределами столицы люди живут натуральным хозяйством, как двести или пятьсот лет назад. Это невероятно бедная страна, которая производит очень депрессивное впечатление.

- В свое время вы написали "День шакала" - роман о покушении на французского президента. Появится ли роман о покушении на президента Гвинеи-Бисау?

- Я должен представить в издательство свою новую книгу, которую сейчас пишу, в 2010 году. Частью ее сюжета будет инцидент, очень похожий на тот, что произошел в Гвинее-Бисау. Удивительно, как реальность здесь совпала с моим воображением. Так что этот африканский опыт не пропадет. Сюжет сам приплыл мне в руки.

- Дошли ли до вас слухи, которые муссировались в желтой прессе? Речь шла о том, что якобы вы наряду с Марком Тэтчером (сыном Маргарет Тэтчер) финансировали в 2004 году неудавшуюся попытку государственного переворота в Экваториальной Гвинее с помощью легионеров-европейцев, – в точности по сценарию вашего романа "Псы войны"?

- Мне об этом известно, но это неправда. Я собирал информацию об этой попытке переворота. Об этом прознали, что и послужило поводом причислить меня к участникам той неудавшейся акции. Мои писания часто бывают очень близки к реальности. Иногда это становится опасным. Признаюсь, что у меня всегда была навязчивая идея создавать максимально правдоподобные сюжеты, а место действия описывать абсолютно достоверным и узнаваемым. Именно поэтому я должен был отправиться в Африку, чтобы самому увидеть места, где я поместил героев своей книги. Никакого участия в организации попытки переворота в Экваториальной Гвинее я не принимал. Боюсь, однако, что на таком же основании мне припишут участие в покушении на президента Жоао Виейра, поскольку его убийство случайно совпало с моим пребыванием в Гвинее-Бисау.

- Сорок лет назад вы были военным корреспондентом в другой африканской стране в разгар гражданской войны. Несуществующая сейчас Биафра пыталась тогда отделиться от Нигерии. У вас немалый опыт жизни в Африке и знание африканской ментальности. Что вы думаете о нынешнем состоянии государств Экваториальной Африки?

- Я не эксперт, мне трудно об этом судить, однако и не полный дилетант в этом вопросе. Те ужасы, которые происходят сейчас в восточном Конго и Дарфуре, массовые убийства, происходившие в Уганде и Бурунди, способны привести в отчаяние. Пока что не вижу никакого просвета в постколониальной истории черной Африки. Голод, болезни, СПИД, повсеместная бедность, массы беженцев лишь усугубляют картину. Такую же картину можно было наблюдать десятилетия назад в Нигерии, Чаде, Центральноафриканской Республике. А что сейчас происходит в Зимбабве и Сомали? Мне новейшая история Африки не внушает оптимизма. Напрашивается единственный неполиткорректный вывод: сами африканцы не способны решить свои проблемы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG