Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
И кривятся, и отмахиваются, но попробуй, отними его у них. Его — у нас. Праздник этот - 8 Марта, родом из проклятого советского прошлого. "Российская Лига Равноправия Женщин", многочисленные женские кружки и советская власть сообща сделали свое дело — даровали равные избирательные права и независимость нашим соотечественницам. Избирательное право было вырвано делегацией петербургских "равноправок" аж в апреле 1917, еще у Временного правительства. Может горячее водоснабжение им еще сильнее было нужно, но последовательность исторических событий незыблема.

Получение российскими женщинами равных прав и свобод породило цунами патриархальной мужской реакции, волну, которую все никак не получается расхлебать до сих пор. С одной стороны — Родина-мать, с другой — Родина-уродина и ах, оставьте, маменька.

Мало к какому празднику относятся у нас столь же двойственно — с легкой показной брезгливостью и с несгибаемой нежностью одновременно. День корпоративных мимоз, плохо вымытой мужскими руками посуды, девичьих посиделок для тех, кому не досталось семейного восьмимартовского пирога. День трудящейся феминистки давно переродился в день неработающей фемины, которая выступает в виде придирчивой Фемиды — судит: искренне ли поздравили, пышен ли букет, дорог ли подарок, цветист ли комплимент? Оглянуться на классическую русскую литературу и увидеть в ней положительный образ себя у россиянки вряд ли получится.

Наши классики недолюбливали сильных женщин, и если описывали их, то как-то совсем без симпатии. Мало кто заподозрит Достоевского в любви к Настасье Филлиповне или хотя бы в приязни к генеральше Епанчиной. Ну, промелькнет у Толстого княжна Марья, но кто ж захочет равняться на нее? Чеховская Сусанна из рассказа "Тина", да лесковская Леди Макбет Мценского уезда тоже вряд ли смогут стать (и хорошо, что не смогут!) ролевыми моделями. Даже некрасовская "женщина в русских селеньях" породила массу пародий и усмешек в городском фольклоре. Оглядываясь на всех этих "под насыпью, во рву некошенном", на сонм несчастных сонечек, современная женщина, вздыхая, покупает "Учебник стервы" и плюхается на сиденье в метро. В этой книжке ее будут учить арканить мужчину, но не для брака, а просто так, для полноты жизни. Впрочем, эти стервозные книжки так, баловство, верхушка развлекательного айсберга поп-культуры, которая до сих пор упорно пестует образ женщины-жены и женщины-матери. Образ женщины-тени, пускай и усыпанной с ног до головы стразами сваровски. Даже вот сценарий сериала "Не родись красивой" ощутимо исправили в пользу российского патриархального менталитета: Катя Пушкарева выходит замуж за своего босса — вот он, предел мечтаний: поработить начальника полностью, владеть им стопроцентно — мечта любой сериальной героини. Будь она прекрасной няней или ужасной экономисткой — счастливый конец один — свадьба.

Просвещенный читатель может не верить, возмущенно мотать головой и яростно затыкать уши, но я все же сообщу: на интернет-форумах, посвященных организации свадебных торжеств, платье иногда ищут перед тем, как находится кандидат в спутники жизни. Такая вот гремучая смесь традиционных ценностей и матриархата. Недаром в разговорном русском есть выражение "сходить замуж" и напрочь отсутствует мужской аналог, обозначающий недолгую пробную женитьбу. Короче, восьмимартовские торжества давно превратились в неотъемлемую (да никто и не отнимает) часть нашего ландшафта. Пускай мимозы уступают пальму первенства тюльпанам, а пригоревший обед успешно вытеснен семейным походом в кафе — это всего лишь детали. Декор. Рюши и оборки на могучем здании незыблемой российской патриархальности. Которая, в свою очередь, выстроена в женских головах. А как ее там разрушить? Прическу жалко…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG