Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовищина гибели Аслана Масхадова


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Марина Дубовик: Прошло четыре года с момента гибели лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова. По одной из версий Масхадов погиб в результате неосторожного обращения с оружием, по другой – российские спецслужбы провели успешную операцию по ликвидации членов чеченского подполья. Власти и правозащитники по-разному оценивают роль Масхадова в истории постсоветского Северного Кавказа. Над темой работал Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Аслан Масхадов был убит 8 марта 2005 года в ходе спецоперации ФСБ в селе Толстой-Юрт, где он скрывался в подземном бункере в доме одного из родственников. Об этом сообщил представитель регионального оперативного штаба по Управлению контртеррористической операции на Северном Кавказе, генерал-майор Илья Шабалкин. По другой версии, которую озвучил тогдашний первый заместитель председателя правительства Чечни Рамзан Кадыров, Масхадов погиб в результате неосторожного обращения с оружием, находившегося рядом с ним телохранителя. В тот день, 8 марта, несмотря на женский праздник, все федеральные каналы продемонстрировали кадры с убитым Масхадовым и с отчетами военных об успешной операции на Северном Кавказе.
Четыре года назад, как и сейчас, эксперты по-разному оценивают роль Масхадова в истории Чечни. Правозащитник, член общества "Мемориал" Александр Черкасов убежден, что лидер чеченских сепаратистов не стремился к войне, но и не смог сохранить мир в республике.

Александр Чекарсов: Гибель Масхадова означала конец сепаратистского проекта, который был закрыт формально 3,5 года спустя, когда наследник Масхадова Доку Умаров, по сути дела, распустил Чеченскую республику Ичкерия и объявил эмират Кавказ. Аслан Масхадов не был жестоким человеком. Я знаю, как он способствовал поиску и освобождению пленных заложников в Чечне. Он был именно сепаратистом, но не террористом. Нет никаких доказательств его причастности к террористическим актам – в Буденновске, в Кизляре и Первомайском, в "Норд-Осте", Беслане.
Он стал законно избранным президентом в январе 1997 года. Это было признано и Россией и Европой. Он не смог построить государство, но, впрочем, это не только его вина. Он не хотел уничтожать своих оппонентов внутри Чечни, террористов ценой войны. Но партии войны и в Чечне, и в Москве оказались в равной степени заинтересованы в том, чтобы мир закончился. Мир закончился летом 1999 года. Он, в ходе второй чеченской войны, не раз предлагал мирные соглашения, по которым верные ему силы даже переходили бы под контроль федеральной страны. Но, видимо, российской стороне больше была нужна война, на которой, собственно, и построена нынешняя российская государственность.

Мумин Шакиров: В архиве Радио Свобода сохранилось одно из интервью, где Аслан Масхадов говорил об условии мирного соглашения между Москвой и чеченскими сепаратистами за несколько месяцев до своей гибели.

Аслан Масхадов: Мы несколько раз обращались к российским властям с предложениями о мирных переговорах. Мы воюем для того, чтобы устранить опасность исчезновения чеченского народа. Эта опасность исходит от России. Они ведут с нами войны, депортируют нас, называют предателями и террористами, взрывают дома в Москве и Волгодонске, а потом обвиняют в этом нас. До тех пор, пока чеченцы остаются в сфере российской Конституции, опасность сохранится. Поэтому нас может защитить только международное право. Во всем остальном мы готовы к переговорам, к переговорам о совместном управлении экономикой, о совместной обороне, об общей валюте, об общей дипломатии, о совместной борьбе с терроризмом. Вот что мы говорим России. Но они не хотят этого. Я вижу только одно объяснение – имперские амбиции. Мы вынуждены искать друзей повсюду, поскольку Россия не хочет быть нашим другом.
Второй способ прекратить войну – принцип условной независимости. Переговоры о мире должны пройти с международным участием. Когда кончится война, российские войска должны быть выведены, а международное сообщество должно ввести в Чечню миротворческие силы. За процессом переговоров должна наблюдать международная администрация.

Мумин Шакиров: Это был фрагмент интервью Аслана Масхадова Радио Свобода. Впервые оно прозвучало 17 июня 2004 года. Депутат Московской городской думы, ветеран спецназа Сергей Гончаров считает, что, несмотря на желание Масхадова начать переговоры с Москвой, он видел Чечню вне России.

Сергей Гончаров: Как мы знаем, его принимали руководители нашей страны в то время на самом высоком уровне. Это подчеркивает то, что этот человек был, по крайней мере, способен к каким-то переговорам на своем политическом уровне. Но говорить о том, что Масхадов смирился бы с той ролью и оставался бы, как он говорит, в составе России, ничего не предпринимая против нее, я этого сказать не могу. Мнение свое я не поменял, потому что в любом случае он остался на своих позициях, и этот взгляд остался у меня в памяти. Поэтому ничего другого сейчас я сказать не могу.
Кавказцы, чеченцы никогда не забывают своих людей. Для нас, допустим, они будут сепаратисты, а для них они будут героями. Это право каждого народа – судить. Но в любом случае чеченцы Масхадова в ближайшее время не забудут. В этом я уверен.

Мумин Шакиров: Специалист по Северному Кавказу и политолог Руслан Мартагов убежден, что Аслан Масхадов не является героем Чечни, и вряд ли история будет к нему благосклонна.

Руслан Мартагов: Никаких таких потрясений ни в обществе, ни в культурно-общественной жизни чеченского общества его смерть не вызвала. Чужд он был, потому что идея сепаратизма для нас была чужда. Национальным героем, национальным предводителем становится человек, чьи цели, задачи по решению стоящих тех или иных перед обществом проблем разделяет большинство общества. Но в случае с Асланом Масхадовым этого не было.

Мумин Шакиров: Кто сегодня в Чечне вспоминает Масхадова, за исключением членов его семьи? Есть какие-то политические силы, для которых он остается по-прежнему авторитетом?

Руслан Мартагов: Насколько я знаю, я лично с такими силами не встречался и даже не слышал о них. Вот семья его, может быть, вспоминает.

Мумин Шакиров: А нынешний президент Рамзан Кадыров и его сторонники – для них Масхадов кто?

Руслан Мартагов: Для них Масхадов – это такая фигура, которую с таким уничижительным оттенком они ее вспоминают. Потому что тот имидж, который создал себе Кадыров, он даже близко не терпит того, чтобы кто-то хотя бы из мертвых мог с ним рядом стоять. Поэтому на сегодняшний день такое отношение – все они были сволочи, продажные и так далее, только я один герой и все!

Мумин Шакиров: Аслан Масхадов был объявлен в федеральный розыск с весны 2000 года. Ему было предъявлено заочное обвинение в вооруженном мятеже, организации незаконных вооруженных формирований, а также в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. В феврале 2005 года Генеральная прокуратура России предъявила лидеру сепаратистов новые обвинения в организации серий терактов, в том числе и в захвате заложников в Беслане в сентябре 2004 года.

XS
SM
MD
LG