Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калужская область: Инспектор по труду Марина Конева требует соблюдения закона. Удмуртия: Права человека с точки зрения правозащитников государственных и негосударственных. Поселок Каширинский: Военных пенсионеров вынуждают покинуть их квартиры. Иркутская область: Почему в усольском роддоме городских женщин кормят пять раз в день, а сельских – всего три? Псков: Хочешь лечь на операцию – сначала сдай кровь. Ростов-на-Дону: У Комитета солдатских матерей и в праздники полно работы. Оренбург: Легко ли быть бизнес-вумен. Новосибирск: Специалисты ищут работу. Астрахань: Сколько сазанов нужно поймать, чтобы сшить женские туфли. Самара: Что стоит за судебными процессами о пиратских компьютерных программах? Кировская область: Ирина Обухова живет среди ангелов


В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:

Руководитель Государственной инспекции по труду по Калужской области Марина Конева прославилась тем, что оштрафовала собственного сына-предпринимателя Алексея Конева за задержку отпускных выплат рабочим.

Марина Конева: Была жалоба на то, что он отправил работника в отпуск, не выплатив ему отпускные суммы. Естественно я ему позвонила - ты меня-то не позорь, стыдно. А он это без внимания.

Алексей Собачкин: После этой истории Алексей Конев полгода не разговаривал с матерью. Правда, потом помирились. А то, что Марина Конева оштрафовала собственного сына, дает ей теперь моральное право наказывать всех, кто нарушает трудовое законодательство, не взирая на лица. И среди наказанных оказался депутат городской думы Калуги Виктор Баранов, по совместительству – директор строительной фирмы. Его оштрафовали, но нарушения закона продолжались. Поэтому он решением суда был как директор дисквалифицирован сроком на один год. Комментирует Марина Конева:

Марина Конева: Ну, как это, депутат дисквалифицирован. Он принимает законы, а сам их систематически нарушает! Это меня потрясло.

Алексей Собачкин: А однажды она узнала, что крупного калужского строительного босса собираются наградить орденом "За заслуги перед Отечеством". Конева написала письмо губернатору, в котором изложила, как этот босс нарушает трудовое законодательство. И награждение не состоялось.

Марина Конева: Меры поощрения, как и меры наказания, регулируют определенные отношения. Вот мы стоим на красный свет, нельзя переходить. Если кто пойдет на красный свет, да ему за это премии начнут давать, все пойдут у нас на красный свет.

Алексей Собачкин: В последнее время у инспекции, возглавляемой Коневой, работы сильно прибавилось. За последние три месяца в инспекцию обратилось около полутора тысяч жителей Калужской области. Пока мы разговаривали с Мариной Коневой в ее кабинете, телефон звонил практически беспрерывно. Например, 50-летний житель Обнинска пожаловался на то, что при устройстве на работу с ним не заключили договор, а теперь не платят зарплату. Руководитель трудовой инспекции ему ответила:

Марина Конева: Вы тоже закон не нарушайте, вы не вправе приступать к работе без составления трудового договора. Если вы так будете делать, вы подвергаетесь определенным рискам, вы понимаете? Вот сейчас этот риск и наступил. На работу надо поступать с трудовой книжкой. Вы знаете, я проверю эту жалобу. В этом случае, мы помочь вам бессильны, вам нужно обращаться в суд. Иск мы вам можем помочь написать.

Алексей Собачкин: Самые распространенные нарушения трудового законодательства сейчас - это невыплата зарплаты и понуждение к увольнению по собственному желанию.

Марина Конева: Это нарушение – понуждение к увольнению по собственному желанию – его почти не было. Началось с четвертого квартала, совпало с кризисом. Предприниматель при увольнении по сокращению должен производить много выплат. Естественно, он экономит деньги свои. Вышвыривает работника, вот и все. И это не только у нас, в Калужской области, это по всей Российской Федерации. Взрыв сейчас таких нарушений.

Алексей Собачкин: Обращения в трудовую инспекцию зачастую приносят свои плоды. Порой рабочим бывает достаточно пожаловаться на невыплату зарплаты – и работодатель уже не ждет, когда к нему придет инспектор, а сразу расплачивается с рабочими.

Марина Конева: Появилось такое ноу-хау - когда идут в инспекцию, подают заявление, а потом говорят работодателю: я сходил в инспекцию, тебя проверят. А через дней несколько приходит заявитель и говорит - прошу отозвать мое заявление, поскольку мне все выплатили.

Алексей Собачкин: Марина Конева несколько раз была в служебных командировках в Европе и за океаном. Она считает, что если сравнивать качество трудовых отношений, то оно будет не в пользу России. На Западе в коллективных договорах между наемными рабочими и работодателем устанавливается, что фонд заработной платы составляет 50-60 процентов от себестоимости продукции. В России же в лучшем случае это всего 15 процентов. Труд в стране стоил недорого. А кризис используется как повод к тому, чтобы оценивать его еще дешевле.

В эфире Удмуртия, Надежда Гладыш:

Ижевск в последнее время нередко становится местом проведения различных симпозиумов и форумов, где власти стараются представить Удмуртию в наиболее привлекательном ракурсе. То мы делимся передовым сельскохозяйственным опытом, то завлекаем инвесторов, то соберутся на съезд оружейники.

На прошлой неделе официальная Удмуртия демонстрировала полный порядок с защитой прав граждан. На двухдневную конференцию на тему "Мониторинг защиты прав человека" съехались уполномоченные по правам человека из семи российских регионов. Инициатором таких регулярных встреч выступает Московское представительство Фонда имени Конрада Аденауэра, стремящееся поддерживать развитие российских институтов гражданского общества. Общий тон встречи в Ижевске задал омбудсмен Удмуртии Михаил Кокорин.

Михаил Кокорин: Уверяю вас, уважаемые гости, Удмуртия – благополучный регион! У нас нет катастроф, пожаров, грубых и злостных нарушений правопорядка!

Надежда Гладыш: Он так прямо и сказал, что в республике традиционно защиту прав граждан инициирует и осуществляет именно власть. Та же мысль красной нитью проходила в выступлениях высокопоставленных чиновников, подкреплявших свои тезисы количеством пришедших на прием граждан и письменных обращений в органы власти. Ни в одном из докладов VIP-персон не было даже намека на то обстоятельство, что в Ижевске в течение последних четырех лет практически ежемесячно происходят многолюдные уличные акции, на которых граждане выдвигают конкретные требования к властям экономического и политического характера.

Конкретная общественная структура - Координационный совет гражданских действий, который аккумулирует в столице Удмуртии различные слои населения в зависимости от сути требований, - вообще не был упомянут. А руководитель администрации президента и правительства Удмуртии Александр Горяинов, отвечая на вопрос калужского омбудсмена, есть ли протестное движение в Удмуртии, сказал, что организаторам акций не нужен результат – лишь бы выйти на площадь. Так ли это, спросила я руководителя Координационного совета гражданских действий, депутата городской думы Ижевска Андрея Коновала.

Андрей Коновал: На самом деле за четыре года борьбы протестных движений, как оно сложилось после монетизации льгот, мы добились от власти выполнения целого ряда требований. Я могу вспомнить ситуацию с выплатой 2 миллионов рублей задолженности по зарплатам работникам ликвидируемого подшипникового завода. Мы этого добились вместе с профсоюзной организацией этого завода. Можно вспомнить снижение в 2007 году платежей за участки под автогаражами в 7 раз. Я уж не говорю о бесплатной приватизации десятками тысяч жителей муниципальных общежитий своего жилья, в праве на приватизацию которого мы добились. В 2007 года впервые в бюджете города и республики появились стройки капитального ремонта. Это еще до принятия закона номер 185. Это подвижки бы не было. Мы можем говорить о десятках выигранных судебных исков домовых активистов к муниципалитету по невыполненному капитальному текущему ремонту при методической помощи совета домовых комитетов. Мы заставили чиновников сесть за стол переговоров с различными активистами, и были выработаны очень даже неплохие документы. Мы можем говорить также об отказе властей от преступной стройки в акватории Ижевского водохранилища 30-этажного гостиничного комплекса на искусственном острове в виде автомата Калашникова. Именно мы вели массовую протестную кампанию. Собрали несколько десятков тысяч подписей против этого проекта, экологически опасного.

Надежда Гладыш: Следуя методике проведения подобных встреч, предложенной Фондом Аденауэра, на ижевской конференции наряду с чиновниками выступали и представители общественных организаций - футбольной команды инвалидов, солдатские матери, адвокат. Но региональный представитель общероссийского движения "За права человека" Лариса Фефилова в число приглашенных не попала, хотя удмуртский уполномоченный знает Ларису и её официальный статус. С чем могла бы выступить Лариса Фефилова на этом форуме нынче? В её досье очередное дело о жестоком избиении заключенного.

Лариса Фефилова: Избиение заключенного в октябре месяце. Он был избит сотрудниками колонии, причем избит так, что ему даже был выписан постельный режим. Его били не резиновыми дубинками, а били железными рукоятками.

Надежда Гладыш: Но об этом инциденте участники конференции не узнали.

В эфире Каширинский, Александр Валиев:

Более тысячи военных ветеранов живут заложниками квартир, на которые они не имеют никаких прав. Драматическая ситуация сложилась в поселке Каширинский, что в Чебаркуле под Челябинском. Поселок внесен в реестр закрытых городов и приватизация жилья в нем запрещена. Люди не могут ни продать, ни обменять, ни передать по наследству свои квартиры. Рассказывает Станислав Гонтарев.

Станислав Гонтарев: Я майор в отставке, мне 62-й год. В разных местах служил я. Хорошую квартиру в Перми оставил, перевелся сюда. Служба потрепала немножко. Приходилось в разных условиях жить – начиная чуть ли не в собачьих будках жить, по частным квартирам. В общем, свое жилье я только получил, можно сказать, в Чебаркуле. Это было в 1980 году. Первая квартира. После увольнения в 1991 году областной военкомат выдал нам все справки, которая была утверждена президентом, что мы имеем право приватизировать свое жилье независимо от принадлежности.

Александр Валиев: Потом военным пенсионерам сказали - напишите заявление, куда хотите переселиться. Подал заявление и Гонтарев. С середины 90-х и до 2006 года Станислав Касьянович терпеливо ждал своей очереди - когда же ему дадут квартиру в Чебаркуле. Но так и не дождался.

Станислав Гонтарев: Товарищи-сослуживцы получили – кто в Чебаркуле, кто в Челябинск уехал, кто в Миасс, кто в Первоуральск. Я жду своей очереди. В одно прекрасное время прихожу, где-то в 2006 году, спрашиваю – все идет по плану. В конце года прихожу, а она мне заявляет – вы знаете, решением командующего Болдырева очередь ликвидирована, никакого отчисления нет. Последнюю квартиру на Елагина получили и все. Очереди нет. Очередь ликвидирована, получайте сертификат. С 2000 года там программа. Я говорю – подождите, а что же вы раньше-то не сказали? Это ваши проблемы.

Александр Валиев: Гонтареву сказали - берите жилищный сертификат и покупайте квартиру, где хотите. Однако ни для кого не секрет, что сертификаты не соответствуют рыночной цене жилья, поэтому берут их крайне не охотно.

Станислав Гонтарев: По сертификату в то время 11, 12, 13 тысяч за квадратный метр, по нарастающей пошло. А жилье получал последний – квадратный метр у нас в Чебаркуле самый дешевый 30-31 тысяча рублей. В итоге получается, чтобы мне получить жилье на четыре человека, мне от 300 до 800 тысяч надо доплачивать, чтобы я равноценное жилье получил. Я начал судиться. Судился я, дошел до Верховного суда. Везде – мы не можем вам дать жилье в собственность. Все! Довольствуйтесь тем, что есть.

Александр Валиев: Таких, как Станислав Гонтарев, в Каширинском около тысячи семей. Многим ветеранам уже за 60, к 70, есть и постарше. Сегодня им предлагают выехать из поселка в другие населенные пункты. Но пожилым людям тяжело даются переезды. Чтобы устроить жизнь на новом месте, нужны силы, здоровье и деньги. Впрочем, пока жилье дают только на словах. Рассказывает Николай Вьюник, заместитель председателя местного комитета военных ветеранов.

Николай Вьюник: Мне 62 года. Куда уезжать? Да, мне никто и не предлагал ничего пока – ни жилья, ни сертификата. Сертификат не обеспечивает покупку жилья. Нужно добавлять деньги. У нас есть ветераны Великой Отечественной войны. Они уже лежат, не встают, а им предлагают убраться из городка в связи с тем, что городок закрыт. Требуем открыть городок, чтобы все имели право иметь жилье в собственности, наследовать его детьми. Вот это мы требуем.

Александр Валиев: В 2007 году она достигла высшей точки кипения. Дело чуть было не дошло до публичной акции протеста. Местные депутаты обратились в Министерство обороны. Прошло очередное совещание в попытке решить затянувшуюся проблему. Но реальных подвижек так и не произошло. Слово Николаю Вьюнику.

Николай Вьюник: Мы обращались во все инстанции. Было четыре обращения президенту отправлено – пустили нас по замкнутому кругу. Обращались в правительство, обращались в Конституционный суд, обращались в Государственную Думу. Куда только не обращались. Но нас все время крутят. В конечном счете, решает этот вопрос командующий округом и Квартирное эксплуатационное управление округа.

Александр Валиев: Накануне 23 февраля военные пенсионеры устроили митинг, после которого в местном клубе с ветеранами встретился Сергей Кроль, заместитель командующего Приволжско-Уральским военным округом по вопросам расквартирования. С его слов квартиры ветеранов нужны для контрактников и действующих офицеров. Судя по всему, пенсионерам все-таки придется на старости лет куда-то переезжать. Исключение, возможно, сделают лишь для ветеранов Великой Отечественной войны. Их в поселке осталось 8 человек.

В эфире Иркутская область, Екатерина Вертинская:

Экономический кризис в Иркутской области может привести к тому, что 50 женщин в родильном доме города Усолье-Сибирское вынуждены будут голодать. Нет, не в знак протеста, а просто потому, что денег на питание у медучреждения нет. В большей степени это касается тех пациенток, которые приезжают в Усолье из окрестных мест. Долг по питанию, медикаментам, заработной плате составляет почти 1 миллион рублей. Для районной больницы деньги огромные. Рассказывает главврач Усольского родильного дома Марина Гуденко.

Марина Гуденко: Понимаете, все накапливается, долги накапливаются, и поставщики они нас не делят на различные источники. У них конкретно долг. Мы конечно, стараемся, мы женщин все равно кормим, но такая ситуация не может оставаться, и продукты они не вечные, и когда то наступит точка.

Екатерина Вертинская: Тем не менее, полноценного питания роженицы не получают. И это в тот период, когда они должны кушать за двоих. Печально, что не всем мамочкам могут помочь родственники. Одна из женщин, Светлана Петровна Милентьева, приехала в Усолье из деревни Мишелевка. Ей, можно сказать, повезло, родные еду привозят регулярно. Женщина рожает здесь уже второй раз, второго мальчика. К проблемам медиков относится с пониманием. Вот что она говорит.

Светлана Милентьева: Три раза в день все равно районники получают еду, их пять раз вообще-то кормят городских, но три раза все равно. Я, например, приехала рожать, у меня вообще ничего не было, ни кушать, ничего. Я приехала утром, меня вечером покормили, хотя они не обязаны были меня кормить, везде это написано.

Екатерина Вертинская: Если с питанием вопрос худо-бедно, но решают, то с медикаментами дело обстоит куда печальнее. Запасы для лечения районных пациенток исчерпаны на 100 процентов. Аптеки в долг не дают. Как решить эту проблему, главврач роддома не знает. Пока выходят из положения за счет средств из городского бюджета - деньги оттуда приходят в срок. Тем временем каждый месяц через роддом проходят как минимум 150 женщин, треть из них из района. Плюс ко всему, в этой ситуации страдают и лично медработники. 35 процентов их заработной платы составляют районные деньги. В полном объеме зарплату последний раз они получали в декабре. Говорит главврач Марина Гуденко.

Марина Гуденко: Для того чтобы за декабрь покрыть заработную плату, мне пришлось брать самой в долг у других больниц. Но это же не выход из ситуации, что какие-то больницы должны мне выделять средства, чтобы я могла покрыть это. Вот на зарплату кое-как наскребли.

Екатерина Вертинская: Такая ситуация с перебоями финансирования в Усольском роддоме повторяется в конце каждого года на протяжении многих лет. Однако, имея богатый опыт, медики ожидали изменений к лучшему уже к концу января. Но здесь пресловутый экономический кризис дал о себе знать. И вопрос, когда же единственный в Усольском районе родильный дом получит деньги, пока остается без ответа.

В эфире Псков, Анна Липина:

Людмила Иванова: Приезжала сюда дважды и сдавала кровь сама для себя.

Анна Липина: Пациентка областной больницы Людмила Иванова стала сама себе донором. За несколько дней до предстоящей операции она сдавала кровь в резерв для себя.

Такая практика сложилась по причине дефицита донорской крови в регионе. На региональной станции переливания крови псковичи в прошлом году сдали почти 20 тысяч литров. Однако чтобы обеспечить все больницы области - крови надо гораздо больше. Только в одной псковской областной больнице в ходе операций за минувший год было перелито пациентам больше тонны донорской крови. Как говорит врач областной больницы Игорь Дитрих, из-за нехватки крови плановые операции зачастую отодвигаются.

Игорь Дитрих: В результате этого приходится иногда переносить сроки операции и лечения у пациента до появления нужного количества нужной группы крови для конкретного пациента.

Анна Липина: Между тем, на псковскую станцию переливания крови в среднем ежедневно приходит около четырех десятков человек, говорит врач Татьяна Филиппова.

Татьяна Филиппова: Мы обращаемся с просьбой к донорам отдельным - прийти сдать кровь, группа которой нам нужна и резус-фактор, они приходят и не отказывают.

Анна Липина: Женщинам разрешено сдавать кровь четыре раза в год, мужчинам - пять. Для того чтобы получить звание почетного донора, нужно сдать кровь не менее 60 раз. В регионе это звание имеют около 3 тысяч человек. Один из почетных доноров - псковичка Светлана Сехно. Она уже более 15 лет сдаёт кровь.

Светлана Сехно: Несмотря на то, что я уже почетный донор, я не прекращаю сдавать кровь. И после того, как нам присваивают такое звание почетного донора, мы все равно думаем о том, что наше дело нужное людям.

Анна Липина: Клара Дыкленко - уже давно на пенсии, она тоже донор с большим стажем.

Клара Дыкленко: В моей практике многолетней донорской был такой случай, когда приехали срочно из областной больнице, и нужна была раненому мальчику кровь теплая, живая, так называемая из вены в вену. И вот этот случай я запомнила на всю жизнь, и особенно запомнила благодарные глаза этого спасенного ребенка и его родных.

Анна Липина: Однако такого потока добровольцев-доноров, как в советские времена, уже давно нет. Одной из причин медики называют финансовую. В Псковской области литр донорской крови стоит 300 рублей, это в несколько раз дешевле,чем в соседних регионах. Обычно доноры сдают за одну кровосдачу от 250 до 450 миллилитров крови. За это им начисляется от 75 до 135 рублей. При этом доноры должны быть здоровыми и в ближайшие 48 часов не должны употреблять спиртные напитки и пиво. Трудовым законодательством донору также предусмотрено два дня отгулов, оплачиваемых по среднему заработку. Однако многие работодатели попирают этот закон.

Размер компенсации донорам в регионе был установлен 5 лет назад. За это время доноры несколько раз обращались к властям с просьбой пересмотреть ее размеры, но результата так и нет. Тем временем в областной больнице популяризуется практика аутодонорства - это когда пациент перед плановой операцией заранее сдает кровь сам для себя.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:

Дмитрия и Романа Шевченко из Новошахтинска призвали в армию в один и тот же день. Что, в общем-то, и не удивительно, ведь они же братья-близнецы. Вполне естественно, что дома о болезни Дмитрия сразу же узнали – об этом написал Роман в своём первом письме из армии. Ведь его брат заболел сразу же, как только они прибыли в свою воинскую часть. Так с декабря месяца прошлого года и дня не проходит, чтобы Дмитрий не жаловался на какое-нибудь из своих хронических заболеваний.

Мы познакомились с мамой братьев в Комитете солдатских матерей Дона. Наталья рассказала, что её привело в эту общественную организацию.

Наталья Шевченко: Дмитрий, как забрали его, он с того же дня заболел, и постоянно находится в медчасти. Его брат-близнец занимается, на стрельбы ходит, куда их посылают, а он постоянно в медчасти. Даже брат его говорит, что его должны комиссовать. Уже выслала карточку, все документы – пока ничего. Я хочу, чтобы нам помогли вернуть его домой. А как же?! Год еще служить, а он в таком состоянии. Как они могли его вообще… Он здесь в техникуме учился, в колледже в Новошахтинском, постоянное освобождение у него было – сердце, бронхит. У него бронхиальная астма. Давление у него.

Григорий Бочкарев: Как выяснилось, врачи призывной комиссии в силу каких-то обстоятельств не достаточно компетентно оценили состояние здоровья одного из братьев-близнецов. И теперь родные при помощи специалистов Комитета солдатских матерей Дона хотят добиться назначения повторной медицинской комиссии, которая бы более объективно оценила пригодность Дмитрия к службе в армии.

Алла Варивода из Новочеркасска пришла в эту правозащитную организацию с просьбой помочь её племяннику Эдуарду.

Алла Варивода: Он чинил машину. Потом пришел в казарму. Видит, там идет драка, а солдаты стоят вокруг и смотрят. А он такой – ему надо обязательно разнять, прекратить. Он подошел, а там один с табуреткой. Он эту табуретку стал выбивать. В общем, так получилось… Потом этот человек, который был с табуреткой, дал на него 19 числа показания. Не верю, чтобы он был зачинщик драки, или что-то выуживал, выманивал. У них трое детей – он третий. Родители его крестьяне, работающие. Трудовая семья.

Григорий Бочкарев: Ситуация для современной российской армии достаточно необычная. Заявление на солдата-первогодка подал… сержант. По словам же родственников Эдуарда, он только защитил от издевательств старослужащих одного из солдат своего призыва.

О том, с какими, в основном, проблемами приходят к ним люди, рассказал юрист Комитета Юрий Скрипко:

Юрий Скрипко: Неуставные взаимоотношения в воинских частях, проявляющиеся как в издевательства, так, в принципе, и в экономических требованиях, то есть денежные поборы, отбор телефонов, обмундирования и так далее, моральное давление. Вторая категория идет – это состояние здоровье военнослужащих не только физическое, но и моральное состояние. Хотя призывают их сейчас на один год, но все равно получается так, что уходя отсюда где-то в коллективах не складываются отношения между самими военнослужащими даже одного и того же призыва. Тяжело переносят. Приходят родители жалуются, что звонят, пишут письма страшные, грустные.

Григорий Бочкарев: Комитет солдатских матерей Дона был учреждён в январе 1990 года группой матерей студентов, принудительно сорванных во время занятий с учёбы, и призванных в армию. 30 апреля 1992 года Комитет был зарегистрирован в органах юстиции Ростовской области как региональная общественная организация.

В своё время со всех сторон на солдатских матерей сыпались всевозможные обвинения. В пособничестве развалу армии. В том, что ради дезорганизации вооруженных сил России комитеты финансируются западными спецслужбами, да чего только не говорили... Но с первых дней существования и поныне основными задачами Комитета солдатских матерей Дона являются защита прав призывников, военнослужащих, социальная защита уволенных в запас военнослужащих срочной службы, социальная и гуманитарная помощь, миротворческая деятельность.

В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:

Ирина Попова: Просто захотелось иметь свои деньги, иметь какую-то свою работу. Не хотелось ни к кому идти работать, пошла и начала работать на себя.

Елена Стрельникова: Свой салон красоты Ирина Попова открыла три года назад. За это время ей удалось собрать хороший коллектив и наработать клиентов. Сегодня она не просто знает все тонкости своего дела, но и может посоветовать начинающим бизнесменам.

Ирина Попова: Не открывайте салоны красоты. Сложно раскрутиться, особенно в Оренбурге, где открываются салоны на каждом углу. Разрешение дают на это. Кто-то открывается без разрешения. Больше 90 процентов работают просто без разрешения, не оформляя ни в налоговой, ни в санэпидемстанции, нигде. Я пошла по сложному пути, по честному.

Елена Стрельникова: Честное предпринимательство Ирина Попова и считает своей главной ошибкой. Налоги слишком высокие плюс к ним еще различные выплаты добавляются. Предприниматель Наталья Сафонова с Ириной полностью согласна.

Наталья Сафонова: Налоги бешеные! Если все платить честно и вовремя, то в принципе мы кормим государство, кормим своих работников. А себе ничего не остается в наше время. В дальнейшем, конечно, будет то же самое, потому что пенсионный фонд поднял… Я спрашиваю – на основании чего? Они объясняют – вы знаете, пенсионеры жалуются, что у них пенсия маленькая, надо повышать. Повышать будет за ваш счет. Замечательно! Что я могу сказать. А если вовремя не погасишь налог, то идут пенни. Пенни – это тоже проблема. Вечная кабала.

Елена Стрельникова: Кстати, в Оренбурге Наталья Сафонова, пожалуй, единственная женщина-директор, которая занимается окнами, дверями, лестницами, фурнитурой.

Наталья Сафонова: В общем, я, наверное, уже сама смогу и установить, и поменять, и наладить.

Елена Стрельникова: Мужчины как реагируют, когда видят, что директор такой фирмы – женщина?

Наталья Сафонова: Смешно. У меня еще рост маленький, внешний вид-то детский. Они удивляются. Сначала даже не верят. А потом, спустя месяца два-три работы, уже "Наталья Анатольевна" и на "вы". Очень тяжело работать с мужчинами по установке. Потому что мужчинам свойственно пить. Они могут не выйти. Они могут забухать, просто пропасть на некоторое время. Они могут обидеться и просто развернуться и уйти. У них может быть депрессия, у них всегда какие-то проблемы.

Елена Стрельникова: Женщине на любом рынке труда приходиться сложнее, считает юрист Элла Никонова.

Элла Никонова: У нас есть такие черные технологии у юристов, когда ты получаешь конвертик от контрагентов своих, а конвертик совершенно пустой. Женщина никогда до этого не додумается, хотя нахальные люди существуют как среди мужчин, так и среди женщин. Но больше всего… Я, например, первый раз увидела это от мужчины. Мужчины пользуются такими… Где-то схитрить, какой-то документик спрятать, а потом его в удобное для него время вытащить и сказать – а вот есть документ. Просто такими грязными технологиями больше пользуются, естественно, мужчины. Самое главное, они получают от этого удовольствие. Женщина-юрист – это человек, который больше вникает в процесс, потому что сострадания у женщины, наверное, больше. Считается, что мужчина более такой сдержанный в эмоциях.

Елена Стрельникова: Наверное, надеясь на женское сострадание, в кризисное время многие приходят именно к женщине-юристу. Говорит Элла Никонова.

Элла Никонова: Побольше стало клиентов, которые судятся с банками, потому что платить нечем. Соответственно, если банку платить нечем, что может заплатить своему законному представителю? У нас население осталось без правовой поддержки пенсионного возраста или матери-одиночки. Им платить нечем. Например, если в консультациях дела гражданского производства стоят от 10 тысяч (такие расценки), то, соответственно, пенсионер оплатить их не сможет.

Елена Стрельникова: За помощью к юристу в кризис бегут малоимущие. Окна двери почти перестали устанавливать. Говорит Наталья Сафонова.

Наталья Сафонова: Нет денег. Люди не заказывают. Торговля упала порядка в 3-4 раза.

Елена Стрельникова: Столь же плачевна ситуация и в сфере обслуживания, продолжает Ирина Попова.

Ирина Попова: Я сравниваю выручки прошлого года и этого года. Перед Новым годом была очень маленькая выручка, и сейчас тоже народ отказывается от дорогостоящих процедур, переходя только к процедурам, от которых нельзя отказаться. Я второй месяц уже в минусах. Уже подумываю – а стоит ли дальше продолжать.

Елена Стрельникова: И все же, женщины уверены, что выжить на рынке труда им удастся.

Ирина Попова: Бывает, конечно, что хочется бросить все. Но, с другой стороны, мы более живучие, женщины, более цепляемся. Мужчины – раз неудача, два неудача, три неудача – на четвертую неудачу они не полезут. А мы как-то стараемся выжить.

Елена Стрельникова: Надеются в финансовом выживании женщины–предприниматели только на себя. К сожалению, на собственном опыте они не раз убеждались, что господдержка существует либо только на бумаге, либо только для тех, кто работает с миллионами. Малый бизнес сюда не входит.

В эфире Новосибирск, Никита Каньшин:

Мировой кризис затронул в той или иной степени практически все отрасли экономики. Компании, связанные по рукам и ногам кредитными обязательствами, начали урезать расходы, в основном, за счет фонда заработной платы и сокращать сотрудников. О том, представители каких специальностей активизировались в поисках работы в Новосибирске с начала кризиса, рассказывает руководитель проекта "Е-Работа" Рита Харина.

Рита Харина: Это люди из тех сфер, которые пострадали максимально от кризиса. Это весь финансовый сектор, это строительство во всех его проявлениях от создания архитектурных проектов каких-то, до непосредственно строительства, скажем, частных домов. Практически все сферы строительства пострадали. Естественно, эти люди сейчас максимально заинтересованы в том, чтобы искать работу. Кроме того, подверглись сокращению, так скажем, затратные такие сферы как макретинг и реклама и подбор персонала. Эти люди сокращались в компаниях и вышли на рынок, и сейчас находятся в поиске.

Никита Каньшин: В городе и регионе возросло число жалоб на работодателей. По данным областной инспекции труда, более 50 процентов поступивших заявлений касаются вопросов невыплаты заработной платы: 21 процент — несвоевременного расчета при увольнении, 45 человек обратились по вопросам незаконного увольнения. С ноября по январь были рассмотрены 540 жалоб граждан, 212 из которых были признаны обоснованными. Рассказывает руководитель Государственной инспекции труда в Новосибирской области Андрей Нестеренко.

Андрей Нестеренко: Основными нарушениями при увольнении работников в настоящее время является, как в принципе и в докризисной ситуации, это невыплата при увольнении задолженности по заработной плате. Статистика количества обращений граждан как письменно, так и устно на прием показывает, что порядка 50 процентов, даже 60 процентов, таких заявлений по этому основанию. Зачастую работники обращаются и считают, что их уволили незаконно, при этом написав заявление по собственному желанию собственноручно. К сожалению, в данном случае только в судебном порядке возможно при предоставлении доказательств как письменных, так и устных свидетельских опровергнуть данное заявление, что оно было написано под каким-то моральным, психологическим воздействием со стороны работодателя.

Никита Каньшин: Большинству новосибирцев, которых оставили на занимаемых должностях, в той или иной степени сократили размер заработной платы.

Рита Харина: Что касается средней зарплаты после сокращений, то, на самом деле, сейчас нельзя говорить о том, что зарплаты как-то сократились. Если они сократились, то они сократились не намного, то есть 20 процентов – это, наверное, максимум, 10-15 процентов, до 20. По большей же части сокращение зарплат происходит за счет сокращения рабочего времени или сокращения объемов продаж. Что касается средней зарплаты, то мне кажется, если смотреть данные по тем людям, которые по-прежнему работают, то там ничего особенного не изменилось.

Никита Каньшин: Сферы маркетинга и рекламы с началом экономического спада, как наиболее затратные пострадали в большей степени. Олеся Кузнецова работала координатором проектов в рекламном агентстве.

Олеся Кузнецова: Когда я устроилась в наше рекламное агентство, моя зарплата составляла 20 тысяч рублей. После начала кризиса начальство вначале сократило нам зарплату до 15. После Нового года на нас стали вешать работу, которая не входит в наши должностные обязанности. Собственно говоря, нагрузка росла, начали работать сверхурочно, по выходным. Никак это не компенсировалось, не оплачивалось, аргументировалось тем, что это наша работа, что в условиях кризиса мы должны все напрячься и хорошенько поработать. В какой-то момент у половины нашего коллектива лопнуло терпение, и просто решили уволиться, поскольку последние заказы стали все менее и менее прибыльными. Собственно говоря, требовали все больше и больше от нас отдачи. В основном, начальство экономило на нашем времени, на нашем здоровье для получения прибыли. По поводу социальных вещей – как больничный и отпуска, то больничный начальство оплачивало с очень большой неохотой. А по поводу отпусков нам было сказано, что в отпуск пока никого отправить не могут, могут отправить только в административный.

Никита Каньшин: Две недели назад Олеся написала заявление об увольнении по собственному желанию и сейчас ждет получения расчета. Однако уже бывший работадатель заявил ей, что средств на выплату выходного пособия у агентства сейчас нет и когда они будут - неизвестно.

В эфире Астрахань, Галина Маркина:

Ирина Водовозова: Я, например, делала обложку для книги и вот там сочетание кожи сома, сазана и щуки.

Галина Маркина: Обложка для книг и украшения из рыбьей кожи - в этом для астраханки Ирины Водовозовой нет ничего странного. Сегодня из этой кожи она шьёт одежду, сумки и даже обувь. В первую минуту трудно представить, что обычные женские туфли – на небольшом каблучке, с острым носом – могут быть полностью сшиты из рыбьей кожи. Сразу думаешь, что она сверху просто нашита на обувь. Но это совсем не так. На пару туфлей уходит семь средних сазанов. 10 хвостовых частей рыбы покрупнее… И вот уже новая сумка готова. У рыбьей кожи есть масса преимуществ, говорит Ирина Водовозова:

Ирина Водовозова: Были проведены научные исследования как раз по поводу прочности. Её прочность превышает кожу наземных животных в несколько раз. Нагрузки в воде большие. Например, сазан до 3-4 раз. А вот то, что поверхность её может быть подвержена грязи, то сырости она не боится – она из воды. Она впитывает и опять отдаёт влагу, защищает ноги, а вот то, что поверхность можно легко повредить – то, её можно лакировать, прессовать, но это уже тема для дальнейшего исследования.

Галина Маркина: Между прочим, технология работы с рыбьей кожей известна всему миру. Но у нас есть своя изюминка:

Ирина Водовозова: Во всем мире используются морские виды рыб (акула, скат, морской окунь, зубатка, в большом количестве лосося, которая искусственно воспроизводят), а наши рыбы мало где представлены и этим уникальны. Они имеют очень хорошую фактуру и хорошие свойства. Они очень мягкие. Судак, толстолобик, линь, карась, селедка, сом…

Галина Маркина: Нужно сказать, что для Ирины Водовозовой рыба никогда не являлась только кулинарным блюдом или предметом для созерцания. По профессии она ихтиолог, а ныне методист областного центра народной культуры, и больше она известна как автор костюмов для народных ансамблей. В связи с этим ей постоянно приходится искать иные формы и материалы.

Ирина Водовозова: Когда я взяла в руки рыбью кожу, у меня были настолько приятные ощущения. Я также с тканями работаю. Я люблю натуральные материалы, их, когда берёшь в руки, не хочется выпускать, вот такое же ощущение, когда работаешь с рыбьей кожей.

Галина Маркина: Когда-то давно заинтересовавшись историей русского костюма, она так далеко зашла в своих поисках, что наткнулась буквально на кладезь идей. Оказалось, что в старину северные народы делали из рыбьей кожи одежду, обувь и украшения. Астраханскому люду это было ни к чему. Ведь в старом городе шла бойкая торговля богатыми, но доступными по цене тканями. А рыбу никогда не считали, и даже осетровых ловили ради черной икры. Поэтому изделия из рыбьей кожи были большой редкостью для южного региона. Впрочем, как и теперь, когда на вылов осетровых введён запрет. И всё же, то, что вылавливают сегодня рыбаки, хватит на 10 предприятий по производству изделий из рыбьей кожи, уверяет мастерица. Но пока – запустить бы одно. А в условиях кризиса – это дополнительные рабочие места.

Ирина Водовозова: Мы рассчитываем от 10 до 30 человек при полном запуске производства. Мы готовы их обучать.

Галина Маркина: Пара туфлей из рыбьей кожи модница сможет приобрести где-то за 5 тысяч. Кому-то это покажется слишком дорого, но Ирина утверждает, что цена обоснована.

Ирина Водовозова: Технология уникальная. Говорить о себестоимости, например… Само сырье вроде бы недорогое, но идея человека стоит дорого. И денег немалых.

Галина Маркина: Сейчас астраханка и её единомышленники надеются получить господдержку, чтобы запустить производство. Свой проект они представили на конкурс "Старт" Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

24 февраля в Октябрьском районном суде Самары возобновился судебный процесс по обвинению в использовании контрафактных программ бывшего главного редактора самарской "Новой газеты", директора "Самарской газеты" Сергея Курт-Аджиева. На судебном заседании были оглашены новые материалы дела. Защитник Курт-Аджиева, адвокат Ирина Хрунова заявила сразу четыре ходатайства о признании ряда доказательств недопустимыми. Адвокат и правозащитник Павел Чиков заявляет, что в возобновленном судебном разбирательстве по делу Сергея Курт-Аджиева очень странную позицию занимают представители компаний по продаже компьютерных программ.

Павел Чиков: Интересная такая связь между представителями трех как минимум компаний. У нас даже есть информация о том, что подобная такая работа компаний была реально работающая схема в Самарской области. Сейчас у нас уже есть информация о том, что эта группа работала и в других регионах, в частности, в Оренбурге. Те же самые люди, те же самые представители потерпевших, тот же самый эксперт. Люди обвинялись в совершении преступления, которого, возможно, и не совершали. Здесь речь уже идет о возможных коррупционных схемах. Мы, когда начинали работать по делам и Людмилы Котовой, главного редактора "Волгаинформ", и Сергея Курт-Аджиева, и Людмилы Кузьминой, мы инициировали привлечение информации о подобных делах. К нам приходили из других регионов. В частности, из Нижнего Новгорода обращались коммерсанты, которые столкнулись с очень похожей схемой. Там работает другая группа тоже межрегиональная, тоже представители потерпевших этих же известных компаний производителей программных продуктов, которые инициируют уголовное преследование, а затем предлагает коммерсантам за деньги уголовное дело либо не возбуждать, либо его прекратить до суда. В общем, получается так, что борьба с пиратством в России принимает некоторые такие вполне себе коррупционные признаки.

Сергей Хазов: 17 февраля сотрудники управления "К" по борьбе с контрафактными компьютерными программами областного УВД изъяли часть компьютеров в редакции "Самарской газеты", где оппозиционный журналист работает директором. Сергей Курт-Аджиев считает дело о контрафакте против него "политическим".

Сергей Курт-Аджиев: Я совершенно не хочу быть в роли нарушителя закона. Потому что у журналистов, если человек занимается журналистикой, у него же ничего нет. У него есть в первую очередь имя. После того, как я в суде предъявил документы по программному обеспечению 1С, извиняться я ни перед кем не собираюсь, я сказал, что мы будем до конца судиться. Я докажу, что я не был нарушителем закона. Если в областном суде не решим, все доказательства у нас есть, значит будем обращаться в Верховный суд, будем обращаться в Страсбург.

Сергей Хазов: С мнением Сергея Курт-Аджиева согласен и правозащитник Павел Чиков.

Павел Чиков: Абсолютно очевидно, что политика федеральных властей делает преследование на местном уровне возможным. Нет сигналов, которые поступали бы с федерального уровня о недопустимости давления на главных редакторов и журналистов региональных средств массовой информации. А поскольку такого нет, то соответственно и местные власти могут чувствовать себя вполне расковано в этом.

Сергей Хазов: Очередное заседание суда по делу Сергея Курт-Аджиева состоится 11 марта.

В эфире Кировская область, Екатерина Лушникова:

Дети поют песенку

Екатерина Лушникова: Как твою куклу зовут?

- Аня.

Екатерина Лушникова: Ты бы хотела сама сделать куклу?

- Да!

Екатерина Лушникова: Делать куклу собственными руками из разноцветных кусочков материй учит детей педагог дополнительного образования Ирина Обухова. Этому ремеслу она научилась недавно – уже на пенсии.

Ирина Обухова: Сидеть дома я, наверное, не смогла бы. Это подтолкнет к старости души, я так поняла. А тут ведь, может быть, иногда и не хочется, а думаю – нет. Раз день прекрасно прошел, значит завтра еще лучше. В наше кризисное время меня как-то не прошибает кризис. Я не ощущаю. Кукла – это как подружка.

Екатерина Лушникова: Любимая кукла Ирины Обуховой – Вятская мадонна.

Ирина Обухова: Эта куколка-закруточка, которая делает младенца. Оказывается, надо же, ярмарку могу показать, могу зимний пейзаж через куклу отразить, можешь фантазировать. У меня соседка Тамарочка. Я ей показываю куклу, она говорит: "О, да это моя соседка. Ирина, дай мне!" Я говорю: "Да, пожалуйста" . Вдруг она мне звонит и говорит: "Знаешь, как мне с ней хорошо! Я пошла в магазин и ей докладываю, что я ведь пошла, на тебя все оставляю". Понимаете, вот что кукла творит!

Екатерина Лушникова: Но особенно Ирина любит заниматься с детьми.

Ирина Обухова: Такие деточки. Я иду с плохим, с хорошим настроением, один только увидит, так меня обнимет и скажет: "Что ты к нам не приходишь?" Те увидят, выбегают… Думаю, Господи, вот они, ангелочки!

Дети поют песенку

Екатерина Лушникова: А как ты думаешь, зачем вообще куклы придумали?

- Чтобы мы играли, девочки.

- А еще раньше делали обереги. Это такие куклы без лица. Они все охраняли, чтобы воры не украли.

- У нас ведь кризис в стране. Денег дают очень мало. Как нужно кормить мужчину? А мужчин надо кормить женщинам. Очень сложно.

Екатерина Лушникова: А ты хочешь вырасти?

- Да, хочу.

Екатерина Лушникова: Но жизнь-то какая сложная. Может быть, лучше остаться маленькой?

- Нет. Я уж этого не допущу.

- Я хочу стать строителем. Потому что эта профессия хорошая.

- А я хочу быть взрослой, хочу, чтобы у меня девочка родилась.

- Маленьким нельзя стать…

- У меня есть двоюродная сестра, которую Сашей зовут.

Дети поют песенку

- Все!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG