Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американские консерваторы предупреждают об угрозе социализма в США. Дизайн времен экономического кризиса.


Юрий Жигалкин: Американские консерваторы предупреждают об угрозе социализма в США. Дизайн времен экономического кризиса. Таковы темы уик-энда в рубрике "Сегодня в Америке".
Через полтора месяца после прихода в Белый Дом Барак Обама популярен как никогда. 67 процентов опрошенных положительно оценивают личные качества нового президента. И хотя лишь сорок один процент респондентов считает, что страна находится на верном пути, большинство американцев готовы дать возможность новой администрации осуществить планы стимулирования экономики, считая, что признаки улучшения ситуации появятся не раньше, чем через год. Эти приметы терпеливости избирателей тревожат некоторых республиканцев, опасающихся, что за год демократическая администрация нанесет своими действиями серьезный вред рыночной системе. Как разбудить общественное мнение? Некоторые видные республиканцы начали настойчиво говорить об угрозе социализма, нависшей над страной. "На прошлой неделе мы услышали обращение к нации лучшего продавца социалистических идей", - заявил сенатор-республиканец Джим Деминт, откликаясь на выступление президента Обамы. По словам бывшего губернатора Арканзаса и кандидата в президенты Майка Хаккаби, "Сталин и Ленин были бы довольны тем, что делает новая администрация". Впрочем, первым припугнуть американца социализмом попытался Джон МакКейн во время предвыборной кампании, но тогда это звучало как предвыборная гипербола. Сегодня термин социализм наполнен для его американских критиков конкретным содержанием. Каким? Слово - профессору Мичиганского университета Владимиру Шляпентоху.

Владимир Шляпентох: В американском контексте это значит, что Вашингтон собирается жестко контролировать Детройт - автомобильную промышленность. Это означает, что Американское государство национализирует частично значительное количество банков, и вмешивается в управление этих банков. Это означает - невиданная вещь в истории Америки! - что государство собирается устанавливать потолки для заработков менеджеров в крупнейших банках, что вызывает, естественно, бешенство на Уолл-стрите и, естественно, бешенство у республиканцев. Ни в коем случае я не хочу сказать, что я, как социолог, считаю, что все это правильно, это принесет результаты. Мы просто говорим здесь о важной исторической тенденции, которую мы наблюдаем сегодня в Америке.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, может ли лозунг угрозы социализма помочь критикам подорвать популярность президента Обамы и его реформ?

Владимир Шляпентох: Я думаю, что уже нет. Отношение американцев к этому термину, в конце концов, зависит от глубины экономического кризиса. Если экономический кризис в стране будет усиливаться, если будет расти безработица, как она продолжает расти, то общество будет более открытым к этой концепции и не будет терроризировано, как оно было раньше, термином "социализм".

Юрий Жигалкин: И все же, что может быть на уме у реформаторов в окружении президента Обамы? Готовы ли они в ответ на серьезные экономические потрясения подвести черту под эпохой свободного рынка, провозглашенной Роналдом Рейганом и обеспечившей стране 25-летие рекордного экономического роста? Вряд ли, считает профессор Маршалл Голдман, содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета.

Маршалл Голдман: На первый взгляд, можно сказать, что администрация Обамы заимствует инструменты из арсенала так называемого европейского социализма. В действительности, как мне видится, Белый Дом пытается осмыслить американский опыт, в особенности "новый курс" Франклина Рузвельта с тем, чтобы попытаться смягчить кризисные явления, спровоцированные потрясениями банковской системы и глобальной рецессией. В основе шагов Белого Дома лежит идея временной государственной поддержки финансовой системы и стимулирования экономического роста. Как только появятся признаки оздоровления ситуации, стабилизации рынков кредита государство вернет свою долю в банках и других корпорациях в частные руки. Это, кстати, то, что случилось в последние годы правления Рузвельта.
Я уверен, что и президент Обама и его помощники прекрасно осознают, что в то время, как государство может помочь обеспечить стабильность финансовой системы, в длительной перспективе государственный контроль приводит к застою, мы получим гораздо больше проблем, чем у нас есть сегодня.

Юрий Жигалкин: А что, собственно, способна изменить, скажем, национализация банков и других финансовых институций?

Маршалл Голдман: Психологические установки, которые крайне важны в экономических процессах. Если будет полная уверенность в том, что американским банкам не угрожает коллапс, если у них хватит средств на обеспечение вкладов и выдачу кредитов в то время, как они находятся в руках государства, то это благотворно скажется на всей системе рыночных отношений. Это может стабилизировать фондовые рынки и успокоить людей.
Пока угроза наступления социализма явно не тревожит большинство американцев, которые, судя по всему, не воспринимают всерьез предупреждения республиканцев. Тем не менее, социологи говорят об потенциально опасном для новой администрации разрыве между чрезвычайно высокой личной популярностью президента и сравнительно невысоким уровнем одобрения курса, по которому идет страна.

Юрий Жигалкин: Трудные экономические времена уже нашли отражение в масс-культуре, в том числе, в искусстве дизайна. Дизайн и рецессия. Эту тему мы обсудили с Александром Генисом.
Итак, Александр, какой дизайн идет рецессии?

Александр Генис: Точно, что не такой, какой был в моде еще совсем недавно. Скажем, на миланской мебельной ярмарке 2007 царил голландский фантазёр Марсель ВандЕрас. Он придумал игру с масштабом и обставил комнату так, чтобы она выглядела иллюстрацией из "Алисы в стране чудес". Скажем, его торшер был в пять метров высоты. Подсчитайте, какие должны быть потолки в таком доме. Порок излишеств был реакцией на унылые крайности минимализма. Это - вроде рококо постмодернизма: непрактично, зато очень дорого. Плоский диван "Полдер" за 10 тысяч долларов, проволочный стул "Коралло" - за восемь.

Юрий Жигалкин: В тучные годы дешевого кредита денег и на такое хватало.

Александр Генис: Дело не только в средствах, нормальные люди так не тратят, а богатым закон не писан. Важнее - мода. Кризис меняет вкусы тотально. И это значит, что эпохе новой бедности нужен свой дизайн.

Юрий Жигалкин: А может ли она себе его позволить?

Александр Генис: Конечно! Дизайн для того и нужен, чтобы украсить бедность, обратить нужду в роскошь, создать прекрасное из простого и дешевого. Ничто так не подстегивает воображение как необходимость экономить. В кризис дизайнеры нужны больше, чем обычно. Ну, скажем, вместо того, чтобы приобрести новый дом, мы переделываем старый - переклеиваем обои, меняем мебель, балуем себя безделушками…

Юрий Жигалкин: Но это закон губной помады. В трудные времена ее продают больше, потому что дамы покупают косметику вместо новых платьев.

Александр Генис: Верно, но речь идет о такой большой, универсальной, помаде. Нынешний кризис может создать свой уникальный стиль, который оставит визуальный отпечаток на целом поколении. Вспомним, что такое уже было в истории - Великая депрессия. На ее годы пришлась вторая волна модернизма. Его первый успех - восхитительный стиль "ар нуво" - создавался по индивидуальному проекту, для богатых и знаменитых. Зато второй удар - "арт деко" - был приспособлен к машинной эре. Это был дизайн для всех, поистине массовое искусство, которое завоевало мир и Америку, изменив к лучшему города и веси.
На мой вкус, 30 и 40-е годы были самыми удачными с этой точки зрения во всем ХХ веке. В Нью-Йорке это особенно заметно из-за небоскребов. Возьмите такой шедевр как Эмпаейр-стейт, где каждая уникальная деталь - от лифта до шпиля - аукается друг с другом, создавая целостное впечатление. Эту стоэтажную махину можно рассматривать и в лупу, и с самолета. Лучше небоскреба так и не построили.

Юрий Жигалкин: Несмотря на то, что стройка шла в разгар депрессии.

Александр Генис: В ней все и дело. Депрессия не помешала, а помогла украсить Америку. Грандиозные строительные проекты Рузвельта требовали новых дизайнерских решений. До сих пор лучшие кварталы Манхеттана - это построенные тогда общественные здания в пышном, но соразмерном великому городу имперском стиле - орлы и колонны. Сейчас ситуация во многом схожая. Планы Обамы предусматривают реконструкцию тысяч школ, больниц, муниципальных зданий, мостов, дорог, парков. И всю эту инфраструктуру можно и нужно спроектировать стильно. Такая возможность бывает раз в сто лет. И если ее не упустить, то завтра может начаться золотой век дизайна.

Юрий Жигалкин: Другими словами, вы считаете, что кризис - повод для эстетической перестройки?

Александр Генис: Конечно, причем, во всех областях, начиная с самого мелкого, бытового. Девиз кризисного дизайна - дешево и сердито, почти, как в "Икее", только качеством повыше. Всякая революция в дизайне начинается с того, что переосмысливают образ жизни. Та же Великая депрессия научила средний класс обходиться без слуг. Отсюда - идея механического комфорта, которая была воплощена в элегантные аэродинамические формы домашней техники.
Сегодня - другие проблемы. Ну, скажем, жилищный кризис заставит многих американцев перебраться в многоквартирные дома. И это значит, что архитекторы должны выработать новую концепцию удобного, доступного и красивого жилья, учитывающего требования века, в первую очередь - экологические. Возможно, это и есть главный вызов эпохи: как сделать "экологию" модной и красивой.

Юрий Жигалкин: Нет ли тут противоречия в понятиях: всякое украшение - избыток, разоряющий среду.

Александр Генис: Секрет в том, чтобы сделать экономию нарядной. Знаменитый итальянский дизайн расцвел в послевоенные годы от бедности, когда мастера пустили в ход пластмассу и фанеру. Их изделия теперь занимают четвертый этаж нью-йоркского Музея современного искусства. Была бы идея, а остальное приложится. Ведь, в сущности, хороший дизайн, как стихи: "не вещь, а мысль о вещи". В XXI веке эта мысль обязана быть "зеленой".
Кстати, знаете, Юра, с чего бы я начал дизайнерскую перестройку? С того, что красил бы все электрические автомобили ярко-зеленым цветом. Представляете - нью-йоркская пробка как стая кузнечиков.

Юрий Жигалкин: На этом мы завершим очередной выпуск "Сегодня в Америке".
XS
SM
MD
LG