Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цветомузыка ценой в 1 117 000 рублей


Анатолий Быков выиграл дело против РФ

Анатолий Быков выиграл дело против РФ

Бывший владелец Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ) Анатолий Быков отсудил у России в Страсбурге 26 тысяч евро

Тысяча евро – моральный вред; 25 тысяч евро – покрытие судебных издержек; итого – 26 тысяч евро. В такую сумму Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) оценила вину РФ перед Анатолием Быковым – бывшим председателем совета директоров КрАЗа и политиком красноярского масштаба.

Повод для жалобы появился в сентябре 2000 года. Тогда Быков, по версии следствия – "заказал" убийство своего бывшего партнера по бизнесу Вилора Струганова, известного также как "Паша-Цветомузыка". Далее, как утверждают правоохранители, потенциальный киллер обратился в ФСБ, и Анатолий Быков в октябре был арестован. Аресту предшествовало оперативное мероприятие: Быкова, когда тот еще был на свободе, спровоцировали на разговор об убийстве Струганова и записали откровения на пленку – присоединив ее к доказательствам вины.

С осени-2000 по июнь 2002 года Анатолий Быков находился под стражей. Затем суд приговорил бизнесмена к 6 с половиной годам условно: организация покушения, незаконное приобретение оружия. Пересмотры дела привели к изменению формулировки: так, в июне 2004 года Верховный суд РФ обвинил Анатолия Быкова лишь в подстрекательстве к убийству – при этом не изменив ни срок, ни его условную составляющую.

Три года назад Анатолий Быков подал жалобу в Страсбургский суд – сразу по нескольким статьям Европейской конвенции "О защите прав человека и его основных свобод". Заявитель жаловался на нарушение трёх статей Конвенции: ст. 5 – право на свободу и личную безопасность, ст. 6 – право на справедливое судебное разбирательство (в нашем случае – без учета результатов спецоперации), ст. 8 – право на уважение частной и семейной жизни. В июне 2008 года в Страсбурге начался, собственно, процесс "Анатолий Быков против РФ"

Генрих Падва
Адвокат Анатолия Быкова Генрих Падва рассказал Радио Свобода о ходе процесса и его результатах.

- Были ли какие-либо особенности, связанные с прохождением дела "Анатолий Быков против РФ" в Страсбургском суде?

- Да, были. Вначале это дело было внесено в секцию Евросуда по правам человека обычным порядком. И рассматриваться оно должно было заочно, как сейчас это тоже стало обычным: в Страсбурге не успевают слушать все дела - с выступлениями сторон и так далее. Потом, в связи с важностью и сложностью этого дела, они вынесли его из секции в Большую палату Страсбургского суда. В секции состоят от семи до девяти судей; в Большой палате - 17. И рассмотрение – публичное, не заочное.

- Что послужило принятию такого решения?


- Это надо у суда спрашивать. Они не объявляют, почему - просто признали, что нужно внести в Большую палату. Регламент позволяет это в двух случаях: первый - особая важность с их точки зрения, второй – если дается новое толкование по сравнению с тем, которое давал когда-либо Страсбургский суд по аналогичным делам. В данном случае никакого нового толкования нет.

- Российские представители в Страсбургском суде достаточно жестко отнеслись к самому факту появления такой жалобы. Их мнение по ходу процесса изменилось?

- Представитель России выступал и полностью не соглашался с нашими доводами. Считал, что все правильно.

- Мотивировка?

- Как обычно: все правильно, никаких нарушений не было, так можно делать. Можно вторгаться в жилище и записывать разговоры на звукозаписывающую аппаратуру – это, дескать, не нарушение закона. Можно содержать под стражей - с теми формулировками, по которым он содержался под стражей…

- Как была записана спорная пленка?

- МВД направило человека со звукопередающим устройством к Быкову. Человек должен был побеседовать таким образом, чтобы Быков в ответах как бы разоблачил самого себя. С моей точки зрения, там Быков ничего и никого, включая себя, не разоблачил. Однако российский суд представил дело так, что Быков в этом разговоре якобы подтвердил свое соучастие (в подготовке к убийству Струганова. – РС). Наша позиция – в том, что следственные органы вообще не имели права таким образом добывать доказательства. Если они считали нужным беседовать с Быковым, то они должны были официально его пригласить, официально предупредить, что он допрашивается, что он имеет по Конституции право молчать и так далее. Вместо этого следователи подменили допрос вторжением в личную жизнь совершенно незаконной записью. Страсбургский суд с нами согласился, что это незаконно.

- Как на решение суда отреагировал Анатолий Быков?


- Он очень рад, что суд признал грубейшие нарушения, допущенные в отношении него как по статье 8, так по статье 5.

- Компенсация морального вреда, 1 тысяча евро – именно та, что закладывалась в жалобе?

- Я вам скажу откровенно: Быков вообще сначала отказался от претензий этого рода. Он сказал: "Моральный ущерб деньгами невозможно определить - слишком большой он был: я долгие месяцы содержался под стражей, был осужден. Все это неизмеримо какими-то деньгами". По-моему, это даже самодеятельность суда - такая символическая сумма, грубо говоря.

- Бонус от Страсбурга?

- Да, да, да.

- Решение Евросуда по Быкову вынесено. Что дальше?

- Для ответа на этот вопрос надо очень тщательно изучить мотивировку. Там очень большое решение, очень серьезное, там есть особое мнение судей. Надо сказать, что нарушения и по восьмой, и по пятой статьям Европейской конвенции суд признал единогласно. Это удивительно. Это значит, что даже российский судья, Анатолий Ковлер, тоже согласился с нашими аргументами. По статье 8 признано необоснованное вторжение в частную жизнь Анатолия Быкова и незаконность полученных доказательств. По статье 5 – необоснованное содержание под стражей.

- Можно ли рассчитывать на то, что это решение станет прецедентом и для других дел, где в суде будут фигурировать те или иные доказательства, собранные столь же оперативным путем?

- Есть надежда. К сожалению, наше отечественное правосудие не очень-то опирается на решения, принятые Страсбургским судом. Но, может быть, в данном случае в связи а) с особой принципиальностью этого решения, б) с тем, что оно принято по российскому делу, а не по какому-то другому, в) с тем, что это решение принято единогласно – и Большой палатой, а не секцией… Может быть, это подействует, наконец.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG