Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тибет на международной карте мира


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн.

Андрей Шарый: О всемирном аспекте борьбы за освобождение или свободу (как угодно называйте) Тибета, я беседовал с международным обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.
К тибетской проблеме по-разному относятся в разных странах мира. Где-то предпочитают не портить отношения с Китаем и не поддерживают сторонников даже ненасильственного процесса тибетского сопротивления. В других странах ведут себя значительно более активно. Один из хороших примеров в этом отношении – небольшая центральноевропейская страна Чехия, где довольно сильны симпатии к Тибету, в том числе, и в государственных структурах. Чем это вызвано?

Ефим Фиштейн: Думаю, что это вызвано, во-первых, демократической традицией чешского населения, которое, по собственной истории знает, что такое быть в течение столетий меньшинством, дискриминированным меньшинством. Это один аспект проблемы. В Чехии немало литературы, документальных фильмов, связанных с историей Тибета. В принципе, эта история известна населению.
А другим обстоятельством, несомненно, сыгравшим решающую роль в симпатиях к тибетскому населению, я думаю, является тот факт, что бывший президент Чехии Вацлав Гавел питал исключительно большие симпатии как к тибетскому народу, так и к его политическому представителю и духовному лидеру Далай-Ламе. Далай-Лама много раз приезжал в страну по приглашению Гавела, практически является постоянным членом "Форума 2000: Собрание мыслителей современного мира", который регулярно проходит в Праге. Именно в связи с этим десятки городов Чехии в день Тибета вывешивают флаги этой страны.
И последний случай, который вызвал значительное, я бы сказал, негодование китайских властей был связан с тем, что даже премьер-министр, никак не принадлежащий к числу сторонников Вацлава Гавела, нынешний премьер-министр страны Мирек Тополанек на официальном приеме появился со значком Тибета в лацкане пиджака, что вызвало недоумение и даже ноты протеста со стороны китайских властей.

Андрей Шарый: Если мы чуть-чуть сменим оптику и посмотрим на такую общеевропейскую перспективу. Кто поддерживает Тибет? Это идеологическое определение, скажем, левые силы? Или речь идет просто о правозащитном направлении?

Ефим Фиштейн: Я бы сказал, что это, прежде всего, правозащитное направление. Более того, мне кажется, что радикальные левые силы, такие как посткоммунистические партии или близкие к ним группировки, Тибет не поддерживают. Не поддерживают ни культурную, ни, тем более, политическую автономию этого региона, поскольку их больше интересуют связи с Китаем. Предпринимательские круги не сторонники углубления отношений между тибетским населением и европейцами. Поддерживают, прежде всего, правозащитные круги, как-то группирующиеся вокруг городских властей различных стран. Весной и летом прошлого года выступления в поддержку Тибета проходили в ряде городов Европы. В частности, парижская мэрия вывесила также тибетский флаг в день Тибета, как это делает и пражская мэрия.

Андрей Шарый: Интересно, что все-таки это какой-то процесс на уровне муниципалитетов, на уровне городских властей. С чем это связано?

Ефим Фиштейн: Городские власти занимают некое промежуточное положение. Они являются органами самоуправления. А, с другой стороны, не имеют прямых отношений с китайскими властями, то есть не несут государственной ответственности, как правительства стран.

Андрей Шарый: Проводится довольно много в Европе (я сам неоднократно был свидетелем, иногда даже каким-то таким пассивным участником) мероприятий, акций в поддержку, защиту Тибета, протибетскую культуру. Понятно, что для молодежи это, прежде всего, возможность такого хэппенинга. Буддизм традиционно привлекает внимание.

Ефим Фиштейн: В Европе, действительно, буддизм в последнее время имеет широкое распространение. Однако это, как мне кажется, скорее индийские варианты, японские, меньше все-таки, мне кажется, распространен в Европе тот тип буддизма, который именуют ламаизмом, который распространен в Тибете. Тем не менее, Далай-Лама фактически является не только символом устремлений тибетцев, но он является и духовным лидером, фигурой масс-культуры, несомненно, образцом для подражания, моральным авторитетом, если хотите, весьма своеобразным, мыслителем, которых не хватает в современном мире. Невозможно говорить об одной узкой направленности этого движения в пользу Тибета. Это спектр различных правозащитных и других группировок. Ни один из известных мне сегментов этого движения не выступает в пользу насильственного отделения Тибета от Китая.

Андрей Шарый: Политики Европейского Союза ощущают какое-то давление, более или менее, постоянное, более или менее, ощутимое этого фронта, скажем так, такого неофициального?

Ефим Фиштейн: Иногда это прорывается, как это произошло в прошлом году, в преддверии Олимпиады. Политики решительно ориентированы особенно в последние месяцы в пользу так называемого прагматизма, то есть отсутствие всякой идеологической или моральной основы для своих действий. Мне кажется, что это в будущем будет только углубляться.
XS
SM
MD
LG