Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Продюсер грузинской группы "Stephanie and 3G" Каха Цискаридзе не согласен с требованием Европейского вещательного Союза заменить слова песни "We don’t wanna put in" для участия в "Евровидении-2009". Он уверяет, что песня не носит оскорбительного характера и требует пояснить, какие именно слова вызвали нарекания Контрольной комиссии "Евровидения-2009". Об этом он рассказал в эфире Радио Свобода.

- Вас попросили заменить либо крамольные строчки, либо всю песню. Какова ваша реакция?

- К сожалению, они не сказали конкретно, какое слово или какую фразу поменять. Они попросили заменить весь текст. А мы решили, что менять ничего не будем. Мы считаем, что в этом тексте нет ничего оскорбительного, ничего конкретно о политике там не говорится.

- Вопрос еще не решен, правильно? Вы не отказывались от участия в конкурсе, а только отказались менять слова песни, а уж дальше их дело – как они на это отреагируют.

- Правильно. Мы сказали, что не будем менять текст, а теперь комиссия будет решать. Мы сперва попросили сказать нам, в чем конкретная претензия, из-за какого слова или из-за какой фразы требуют менять текст. Пока на этот вопрос нам никто не ответил. В ответ пришло письмо, что, если мы не поменяем текст, будет обсуждаться вопрос о дисквалификации всей группы с нашим проектом, что нам не дадут выступить на конкурсе.

- Давайте вернемся к началу этой истории. Когда вы писали эту песню, когда исполняли ее впервые - все-таки политический момент присутствовал? Вы хотели немножко поддеть премьера Российской Федерации? Конечно, формально придраться невозможно, но не пытались ли вы все-таки похулиганить?

- Когда это начиналось, нас, грузинских продюсеров, приняли на Первом канале и сказали, что Грузия будет принимать участие в "Евровидении". Мы создали песню и форму выступления нашей группы на "Евровидении". Мы не собирались кого-то ругать или оскорблять, а тем более народ. Кстати, у нас очень много друзей в Москве, хороших профессионалов, мы общаемся. На самом деле, это российские политики начали раскручивать эту тему как направленную против русского народа. Но абсолютно ничего такого нет в этом и не было.

- Когда вы поете, что "мы не хотим Путина", вы, возможно, не народ тем самым раздражаете…

- Во-первых, я хочу отметить, что если бы речь шла о Путине, тогда было бы и написано "Путин", а там написано "put in", что означает "вложить, вкладывать негатив". Творчество – вещь свободная, как и журналистика. Читатели и слушатели решают сами, как это воспринимать. Но даже если подразумевать и написать "Путин", так тоже ничего плохого в этом нет. Не надо натравливать на нас людей, дразнить. Это просто песенка. Я уверен, многим даже смешно, что насчет этой песенки пошло такое обсуждение, что политики начали делать какие-то официальные заявления и, тем более, называть творческих людей хулиганами. Это просто неприемлемо.

- Каха, чем вы тогда объясняете позицию Европейского вещательного союза, их решение?

- Мы не знаем, мы удивлены. Они всегда отмечали, что этот конкурс вне политики. На самом деле, он оказывается даже очень политическим, потому что требования предъявили из России, что эта группа не должна приехать в Россию и не должна петь эту песню.

Полный текст программы

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG