Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирак: три года за нападение на Буша


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.

Андрей Шароградский: Иракский журналист Мунтазер аль-Зайди, бросивший ботинками в Джорджа Буша во время визита бывшего уже президента США в Багдад в декабре минувшего года признан судом виновным и нападении на лидера иностранного государства и приговорен к трем годам лишения свободы. Выступая с последним словом на суде, он отказался признать свою вину. О том, почему приговор оказался таким суровым, мой коллега Андрей Шарый спросил директора радиостанции "Свободный Ирак" Сергея Данилочкина.

Сергей Данилочкин: Вообще, иракский закон предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы за нападение на главу иностранного государства, находящегося с официальным визитом на территории Ирака. Один из ведущих иракских юристов предполагал, что приговор будет около семи лет лишения свободы. Так что в данной ситуации это даже меньше, чем половина. Ну, судья сказал о том, что он учитывал, что это, первое, было первое правонарушение со стороны подсудимого, второе, то, что его акт не акт агрессии, как это записано в законе, не мог повлечь за собой серьезный ущерб здоровью визитера. Эти условия были учтены.

Андрей Шарый: Будет ли подавать защита апелляцию, есть ли шанс, что этого журналиста амнистируют или он все-таки не отбудет до конца свое тюремное заключение?

Сергей Данилочкин: Защита уже высказалась за то, что они будут пытаться апеллировать.

Андрей Шарый: Какой отклик в иракском обществе вызывает в непростой политической ситуации, в которой находится страна, учитывая присутствие иностранных сил, американских, на территории Ирака, приговор?

Сергей Данилочкин: Ведущие западные медиаорганизации провели опрос общественного мнения. Результаты его будут известны только в пятницу. Уже известно, что около 2/3 иракцев в принципе поддержали то, что сделал этот журналист. Примерно 1/4 населения Ирака считает, что это преступное деяние должно быть сурово наказано. Около 10% разделяются между этими двумя мнениями, то есть они считают, что, с одной стороны, он вроде бы поступил правильно, но, с другой стороны, он нарушил закон и его нужно наказать.

Андрей Шарый: К каким-то политическим последствиям, выводам приведет все это дело?

Сергей Данилочкин: Первый вывод такой, что если бы подобное произошло во времена Саддама Хусейна, не было бы даже никакого суда, мы бы даже не разговаривали о том, что какие-то родственники где-то там протестуют, какие-то команды юристов о чем-то там говорят. Просто бы этого не было. Значит, это случилось, какое-то изменение в Ираке произошло. Второе, семья, конечно, может апеллировать, тут у них есть свои права на этот счет, с этим вряд ли кто в Ираке будет спорить. Вопрос состоит в том, что вот этот акт, который совершил журналист, он поддерживается большинством иракцев. Правительство заняло определенную позицию в этой связи. Премьер-министр, который присутствовал в этот момент в зале пресс-конференции, который защищал, кстати говоря, визитера, высказался за то, что решение должен принимать только суд. Я думаю, что если он вмешается, то только с целью смягчить приговор.

Андрей Шарый: Понятно, чем руководствовался этот журналист, когда он бросал ботинки в Джорджа Буша? Это был продуманный политический акт или это была скорее выходка... не знаю, там, бросают яйцо в Николя Саркози или "лимоновцы" устраивают какую-нибудь акцию протеста против Путина?

Сергей Данилочкин: Журналист этот, конечно же, не знал, что он будет присутствовать на этой пресс-конференции, скорее всего. Он мог только это предполагать. Поэтому использовал подручные средства, с одной стороны. С другой стороны, коллеги этого журналиста, ну, и его семья, конечно, тоже говорят о том, что он испытывал глубокую антипатию к Бушу, как к единой персоне, в которой сошлось его понимание сути Америки или американской политики. Естественно, сейчас он говорит, что, вот, я понимаю, что это был главнокомандующий и оккупационных войск, и прочее, и прочее. Прежде всего он видел некий имидж, некое отображение понятия врага.

Андрей Шарый: Была информация о том, что этого журналиста довольно здорово поколотили в тюрьме. Известно что-то об условиях его содержания? Как, вообще, в Ираке с этим делом сейчас?

Сергей Данилочкин: Тюрьмы находились до недавнего времени под контролем войск коалиции. С другой стороны, там большое количество визитеров из международных правительственных, неправительственных благотворительных организаций, в том числе Красный Крест, которые следят за условиями. Я не думаю, что, конечно, условия иракской тюрьмы напоминают условия, скажем, шведской тюрьмы, но, во всяком случае, сейчас эти условия вряд ли можно сравнивать с условиями, которые существовали лет пять-шесть тому назад. Существует информация о том, что, действительно, с этим человеком разобрались, в общем, довольно сурово. Я знаю, что юристы не могли с ним встретиться сразу же, по горячим следам. Понимаю, что, наверное, одна из причин частично состоит в том, что состояние его здоровья было не самое лучшее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG