Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В деле ЮКОСа много "отравленных пилюль"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: В Хамовническом суде города Москвы продолжаются предварительные слушания по новому обвинению в адрес Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Сегодня рядом со зданием суда милиция задержала 35 активистов движения "Наши", которые пытались, как они считают, обратить внимание на связь Ходорковского с людьми, которые погибли при странных обстоятельствах. А в самом здании суда продолжались слушания, которые довольно запутаны с юридической точки зрения, насколько я понимаю. Только что из Хамовнического суда вернулась судебный репортер Радио Свобода Марьяна Торочешникова. Она сейчас в прямом эфире программы "Время Свободы".
Марьяна, как-то помешали "Наши" сегодняшней работе суда или вы их даже не заметили?

Марьяна Торочешникова: Мы их, конечно, заметили, и это была хоть какая-то новость на первую половину дня. Но работе суда никак не помешали активисты движения "Наши".
Признаться честно, журналисты уже несколько устали сидеть перед темными мониторами телевизоров, поскольку слушания закрытые, и мы узнаем обо все только со слов адвокатов в те перерывы, когда они выходят. В частности, они нам рассказали, что в течение сегодняшнего судебного заседания успели заявить два ходатайства, оба эти ходатайства содержали требования о возвращении дела прокурору для составления нового обвинительного заключения. В первом ходатайстве защита говорит о том, что из существующего документа невозможно понять, в чем конкретно обвиняют бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Вот что говорит адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант...

Вадим Клювгант: Там написано очень много, как Платон Леонидович назвал, "отравленных пилюль", то есть намеков на совершение каких-то преступлений, помимо тех, которые уже инкриминированы. То есть все знают, что есть хищения нефти, есть легализация, есть акции, обмен. Помимо этого, там есть целый ряд утверждений: кого-то подкупили, кого-то обманули, не так завладели ЮКОСом. Мы говорим о том, что невозможно такое дело рассматривать, потому что обвиняемым не понятно, в чем они обвиняются.

Марьяна Торочешникова: Адвокаты утверждают также, что из существующего обвинительного заключения не понятно и то, что конкретно расхищали их подзащитные, то ли нефть, то ли нефтепродукты, то ли средства, вырученные за продажу нефти. А если речь идет все-таки о хищении нефти, то, опять же, не понятно, где и как это происходило. Говорит адвокат Платона Лебедева Елена Липцер...

Елена Липцер: Поддерживая заявленное ходатайство, Платон Леонидович долго объяснял, что он не может понять, где они с Ходорковским похищали эту нефть - то ли на устье скважины, сразу непосредственно, то ли на узле учета, то ли на выходе из трубы "Транснефти", то ли они делали какую-то врезку в эту трубу и оттуда черпали нефть то ли ведрами, то ли цистернами. Говорит: представьте себе, сколько времени бы это у нас заняло, чтобы в таком количестве ее похитить! То, что написано в обвинительном заключении, ответов на этот вопрос не дает.

Марьяна Торочешникова: В следующим заявленном ходатайстве защита вновь потребовала возвращения дела прокурору для составления нового обвинительного заключения, но на этот раз назвала другую причину. Адвокаты обратили внимание суда на то, что по закону при составлении обвинительного заключения следователь обязан приложить к нему перечень доказательств не только обвинения, но и защиты, и списки свидетелей, которых обе стороны, а не только гособвинители могут вызвать в суд в качестве свидетелей. Но в том заключении, которое предстоит исследовать Хамовническому суду, где рассматривается новое дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, перечня доказательств и списка свидетелей защиты нет. Говорит Вадим Клювгант...

Вадим Клювгант: Видя в этом существенный дефект обвинительного заключения, о котором говорил и Верховный суд, и Конституционный суд, что это само по себе является основанием для возвращения дела прокурору, если в обвинительном заключении такая информация отсутствует, мы поставили этот вопрос. Мы услышали: да, доказательства отсутствуют и нельзя, чтобы они присутствовали, и нельзя, чтобы суд их истребовал. А если еще к этому добавить, почему они отсутствуют, что когда-то, пять лет назад или шесть лет назад, когда все начиналось, отовсюду все поизымали, потом спрятали у себя где-то, ни в дело не приобщили, ни владельцам не вернули. Сначала, пока было следствие, говорили: вы не имеете права сами собирать доказательства. Теперь говорят, сегодня говорили: а пусть Михаил Борисович сам соберет доказательства, почему это нужно через обвинительное заключение, почему это нужно к суду обращаться с этим, вот пусть сам соберет, у него же есть возможности и право у него есть, пусть сам соберет, и защитники ему помогут. То есть по-простому: прятали, будем прятать, никому не дадим, суду не дадим, все так и будет.

Марьяна Торочешникова: В общем, сейчас журналисты недоумевают, зачем адвокатам Михаила Ходорковского и Платона Лебедева понадобилось дробить несколько ходатайств о возвращении дела прокурору, если все доводы можно было изложить в одном прошении. Невольно возникает подозрение, что защита намеренно затягивает слушания, только вот не понятно, для чего.

Андрей Шарый: Понятно, когда закончится вот этот предварительный этап, когда начнется слушание дела по существу?

Марьяна Торочешникова: Сейчас об этом просто еще даже рано, наверное, говорить, потому что адвокаты говорили, что у них в запасе более еще 20 ходатайств, которые касаются в том числе исключения доказательств каких-то из материалов дела. И есть ходатайство также о прекращении уголовного дела за истечением срока давности по одному из эпизодов, их там просто масса. И если еще все эти ходатайства тоже будут как-то дробиться, то неизвестно, сколько времени на это может уйти. Хотя вчера буквально адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин сказал, что вполне вероятно, что уже на следующей неделе суд подведет черту. Но вот такими темпами, как это развивается сейчас, я, честно говоря, очень сомневаюсь, что это и на следующей неделе закончится, и слушания по существу начнутся.
XS
SM
MD
LG