Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке


Юрий Жигалкин: Законодатели готовы выявить виновников финансового кризиса и ради этого предоставить правоохранительным органам дополнительные полномочия.

Аллан Давыдов: Как заявил в четверг глава финансового комитета палаты представителей Барни Фрэнк, он пригласит на слушания высокопоставленных представителей министерства юстиции, ФБР, руководителей федеральной комиссии по ценным бумага и биржам. Цель слушаний - обсудить общую стратегию уголовного преследования манипуляторов займами и ценными бумагами, тех, кого считают частично ответственными за нынешний финансовый кризис, а также определить порядок взыскания причиненных убытков. Федеральная прокуратура в результате предварительных расследований уже предъявила обвинения десяткам кредиторов, ипотечных брокеров и банковских служащих, нарушавших правила выдачи кредитов.
Можно ли все-таки определить главных виновников финансового кризиса? С этим вопросом я обратился к Дэвиду Строму, старшему сотруднику Института свободного рынка в Сент-Поле, штат Миннесота.

Дэвид Стром: Я вижу здесь два аспекта, которые следует различать между собой: можно выяснять, кто просто допускал ошибки, а кто действовал с умыслом и по закону подлежит судебному преследованию. Не сомневаюсь, например, что вскроется много фактов фальсификации данных о степени надежности различных инвестиций и финансовых активов, которые приобретали инвесторы. Но пока трудно говорить о том, кто может быть привлечен. Для меня, например, совершенно очевидно, что не в последнюю очередь должны держать ответ руководители рейтинговых агентств, оценивавших, как сверхбезопасные, например, ценные бумаги, выпущенные под рискованные ипотечные кредиты. Однако я сомневаюсь в том, что кто-то из этих людей по настоящему будет привлечен к ответственности. Вероятнее всего, в тюрьме окажутся только очевидные мошенники, вроде создателя финансовых пирамид Бернарда Мэдоффа.

Аллан Давыдов: Глава финансового комитета палаты представителей Барни Фрэнк пообещал не устраивать еще одну охоту на ведьм времен маккартизма. А есть ли, по вашему мнению, повод говорить о том, что был некий сговор на Уолл-стрит, попытки поживиться за всеобщий счет?

ДЭВИД СТРОМ: Я думаю, прежде всего стоит говорить о провалах в нормативно-правовом регулировании финансовых рынков, которые позволили финансовым институциям предаваться крайне рискованным операциям. Есть вопросы и о том, что происходило в кулуарах ряда частных финансовых компаний. Парадоксально и то, что если законодатели захотят докопаться до корней проблемы, то среди виновников они будут вынуждены назвать и себя, ведь Барни Фрэнк сам играл важную роль в противодействии попыткам предыдущей администрации ужесточить нормативный контроль над крупнейшими ипотечными кредиторами Fannie Maе и Freddie Mack.

Аллан Давыдов: Как сообщает газета New York Times, многие руководители финансовых компаний уже наняли себе опытных юристов, которые, как предполагается, будут защищать их в случае предъявления им обвинений в мошенничестве.

Юрий Жигалкин: Опыт иракской кампании заставит будущих президентов с гораздо большей осторожностью пользоваться доктриной превентивных ударов. Так считает министр обороны США Роберт Гейтс. Идея проведения решительных акций по нейтрализации опасности, угрожающей Соединенным Штатам или международной стабильности, получила название «доктрины Буш» Теперь не понятно надолго ли она переживет президентство Джорджа Буша.

Ян Рунов: Отвечая на вопрос об уроках конфликта в Ираке и так называемой «доктрины Буша», которая предусматривает право на превентивные военные действия, дабы предотвратить террористическое нападение и ответить на угрозу применения другой страной оружия массового поражения, Роберт Гейтс заметил: «Я думаю, самый большой урок, который мы извлекли, таков: если уже встал вопрос о превентивном ударе, надо быть чрезвычайно уверенным в данных своей разведки». «Прежде всего, - сказал он, - надо ответить на вопрос: грозит ли нам нападение на нашу страну, на Соединенные Штаты? Второй важнейший вопрос: насколько надёжны данные разведки, можно ли им полностью доверять?».
Это заявление было воспринято некоторыми обозревателями, как сенсационное признание ошибок Буша одним из членов его администрации. Вот как прокомментировал слова Гейтса известный американский эксперт по международным и военным вопросам, консультант корпорации RAND Пол Хензе...

Пол Хензе: Я бы не назвал это драматическим признанием ошибок. Гейтс не принимал участия в решении начать войну. Поэтому он может достаточно объективно рассматривать проблему в целом. И, на мой взгляд, он сделал это вполне сбалансировано. Администрация Буша слишком поспешно ввела войска в Ирак, не очень глубоко и всесторонне взвесив возможные последствия. Сегодня, оглядываясь назад, можно и нужно признать ошибки. Но важно и то, что Гейтс не называет всю иракскую операцию сплошной ошибкой. Он считает, что устранение Саддама Хусейна было необходимо, и что ситуация в Ираке сейчас намного лучше благодаря тому, что некоторые ошибки военно-стратегического планирования удалось исправить прежде всего путем увеличения американского контингента. Обама сделал очень разумный ход, оставив Гейтса на посту министра обороны. Что касается критики Гейтса в адрес разведки, то, конечно, если бы наша разведка в Ираке работала лучше, мы бы знали заранее, что у Ирака нет оружия массового уничтожения. Но проблема в том, что судить о качестве разведки можно лишь после событий.

Ян Рунов: Министр обороны Роберт Гейтс считает, что для вооружённых сил Соединенных Штатов война в Ираке стала тяжёлым уроком, но приобретённый опыт, как он надеется, пригодится в будущем, в частности, в Афганистане, куда вскоре будут переброшены ещё 17 тысяч американских солдат.

Юрий Жигалкин: Ни близкая к рекордной безработица, ни крушение фондовых бирж, ни мрачные предсказания экономистов и президента страны не смогли пошатнуть традиционный оптимизм американцев. «Американская мечта» жива, утверждает подавляющее большинство опрошенных социологическим центром "Пью". 79 процентов респондентов верят в том, что даже в нынешних условиях при желании можно добиться успеха. 72 процента уверены, что рано или поздно экономика пойдет на поправку, и через десять лет уровень жизни будет заметно выше нынешнего. При этом американцы совершенно трезво оценивают ситуацию. Лишь 32 процента опрошенных называют свое нынешнее положение отличным или хорошим.
Подробности личной жизни несовершеннолетней дочери бывшего кандидата в вице-президенты губернатора Аляски Сары Пэйлин стали достоянием желтой прессы, после того как один из таблоидов сообщил о том, что свадьба 18-летней Бристол Пэйлин и 19-летнего Леви Джонстона, отца ее ребенка, отменена. Мало того, младшая Пэйлин якобы не позволяет бывшему возлюбленному встречаться с сыном. Когда во время предвыборной кампании стало известно о беременности несовершеннолетней дочери кандидата в вице-президенты, Сара Пэйлин сумела обратить ситуацию в свою пользу, представив отношения дочери в духе истории Ромео и Джульетты, истории, которая, впрочем, должна была закончиться счастливой свадьбой. Свадьбы, как признает Бристол Пэйлин, не будет, но нет и никакой ссоры и тем более ненависти между ней и отцом ребенка. Леви Джонстон каждый день навещает своего сына и намерен участвовать в его воспитании.
Около семи квадратных метров тюремного пространства, которое занимает двухэтажная кровать, тумбочка, привинченный к стене столик с табуреткой, умывальник и унитаз, - в таких условиях проведет несколько месяцев жизни, до вынесения приговора, Бернард Мэдофф, лишивший инвесторов 60 миллиардов долларов. 70-летний заключенный, возможно, один из богатейших людей мира, будет подниматься ежедневно по звонку вместе со всеми в шесть утра и отходить ко сну в одиннадцать с отключением света. Среди дозволенных удовольствий - телевизор и настольный теннис в общей комнате, библиотека с юридическими материалами и прогулки на обнесенной решеткой крыше тюрьмы, откуда, впрочем, должны быть неплохие виды, поскольку тюрьма находится в Нижнем Манхэттене рядом с Бруклинским мостом.

Юрий Жигалкин: Попытку использовать свои миллиарды с наибольшей пользой предпринял Сергей Брин, один из основателей корпорации Google: он начал финансировать широкомасштабную программу по изучению болезни Паркинсона. Эта программа обойдется в миллионы долларов и обеспечит практически бесплатную помощь тысячам людей. Подтолкнула к этому одного из богатейших людей мира личная драма.

Владимир Морозов: Основная цель исследования - выявить наследственные и другие факторы, которые вызывают заболевание. Планируется изучить ДНК 10 тысяч человек, страдающих от болезни Паркинсона, и затем использовать собранную информацию для разработки новых методов лечения. Исследования будут оплачены за счет пожертвований Сергея Брина.
Болезнью Паркинсона страдает его мать. В прошлом году у него самого обнаружена генетическая мутация, при которой возможность заболевания составляет от 20 до 80 процентов. Три месяца назад у Брина родился сын. Пока не известно, насколько велик риск того, что болезнь может унаследовать и он.
Выходец из России Сергей Брин хорошо известен всему миру, как один из основателей интернетной компании Google. Вместе со своим сокурсником по Станфордском университету Ларри Пейджем он начинал свое предприятие в небольшом гараже. Сейчас штаб-квартира Google размещается в комплексе современных зданий. В филиалах компании по всему миру заняты 20 тысяч человек. Несмотря на свою славу и миллиарды 35-летний Брин до сих пор ходит на работу в заношенном свитерке. Вот его архивное интервью.

Сергей Брин: Стол, за которым мы собираемся на совещание, он же стол для пинг-понга - играем в обеденный перерыв. И еще играем в волейбол. Мы же проводим на работе большую часть своей жизни, поэтому должны чувствовать себя здесь как можно комфортнее. Принята ли у нас в компании какая-то обязательная для всех форма одежды? Да, наш сотрудник должен выглядеть, как небрежный расхристанный студент.

Владимир Морозов: Одна из самых преуспевающих технологических компаний в мире, Google занималась благотворительностью и прежде. Так, 100 миллионов долларов было пожертвовано на различные исследования в области здравоохранения, в частности, на проекты, носящие условное название "predict and prevent" ("предсказать и предотвратить"). В прошлом году, когда выяснилось, что Сергею Брину угрожает болезнь Паркинсона, он сообщил об этом в своем блоге. Такая откровенность удивила журналистов и тех людей, которые знают, что создатель Google не любит говорить о себе и почти не дает интервью. Однако сам Брин счел, что информация о его возможном заболевании может оказаться полезной людям, которые рискуют оказаться в подобном положении.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG