Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ускользающее понимание вреда


На первый взгляд поправки смягчают ответственность врачей за медицинские ошибки. На деле, как говорят эксперты, ситуация остается туманной

На первый взгляд поправки смягчают ответственность врачей за медицинские ошибки. На деле, как говорят эксперты, ситуация остается туманной

Государственная дума приняла на этой неделе сразу во втором и третьем чтениях поправки в 124 статью Уголовного кодекса Российской Федерации "Неоказание помощи больному". Законопроект предусматривает уголовное наказание для тех медицинских работников, которые без уважительных причин не оказали помощь больному, что повлекло "смерть больного, либо причинение тяжкого вреда его здоровью". Ранее наказание предусматривалось и за нанесение больному вреда средней степени тяжести. Эта норма еще пока действует. Малозаметная на первый взгляд поправка вызвала широкий общественный резонанс.

Изменения в 124-ю статью, как уверяет один из авторов поправки, депутат "Единой России" Алексей Волков, носили технический характер: "Еще 8 декабря 2003 года был принят федеральный закон номер 162 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". Он был направлен на гуманизацию уголовно-правовых норм всего текста Уголовного кодекса. Этим законом из всей Особенной части Уголовного кодекса исключена наказуемость при причинении вреда средней тяжести здоровья по неосторожности. Особенная часть является как бы определяющей – в отдельных статьях Уголовного кодекса оставалась и 124 статья. И вот когда мы проанализировали кодекс, мы нашли этот пробел и внесли законопроект, чтобы полностью выполнить решение федерального закона №162 от 8 декабря 2003 года".

То есть, с 2003 по 2009 год ситуация была двойственной: хулиган, нанесший вред здоровью средней тяжести, не нес уголовной ответственности, а врач – теоретически мог оказаться осужден. Впрочем, как рассказал в интервью Радио Свобода президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский, уголовных дел по этой статье против врачей не было: "Статья не работала. Сама логическая конструкция статьи, на мой взгляд, не очень-то верна. Дело в том, что неоказание помощи больному никогда не имеет прямой причинно-следственной связи с последствиями. От бездействия, как известно, ничего не бывает и даже смерти – люди умирают от инфарктов, инсультов и так далее. Поэтому сама логическая конструкция этой статьи "неоказание, повлекшее за собой" – неудобна для юристов. Неоказание помощи, само по себе, без всяких последствий должно считаться правонарушением, а уж уголовным или административным – это отдельный разговор.

Кроме того, статья в принципе не применялась. Я за девять лет не знаю ни одного уголовного дела, доведенного до конца по этой статье, особенно по вреду средней тяжести. И на сегодняшний день получается странная ситуация, что за вред средней тяжести, причиненный врачом при неоказании помощи, у нас вообще нет никакого наказания ни в Административном кодексе, ни в Уголовном. А это не совсем нормально. Мы в Общественном совете в прошлом году приняли решение, что тяжесть вины врачей должна быть сосредоточена не в Уголовном кодексе, а в Административном. А у нас в Кодексе об административных правонарушениях вообще нет нормы ответственности врачей. В этом смысле было бы логично, чтобы Государственная дума, принимая решение об исключении этой нормы из Уголовного кодекса, каким-то образом сформулировала ее в Кодексе об административных правонарушениях. Но этого не было сделано. Таки образом, например, утрата пары пальцев на руке по вине врачей сегодня ничего для врача за собой не влечет".

О несовершенстве действующих норм говорят и сами врачи. Например, профессор Андрей Продеус, детский иммунолог: "В принципе очень хорошо, что на это обратили внимание, хорошо, что происходят подвижки. Но, к сожалению, законодательство, которое регулирует взаимоотношения врача и пациента или врача и клиники, все равно остается у нас в зачаточном состоянии.

Пару лет назад в клинике у нас был случай, когда мать ребенка подписала отказ от его госпитализации.А потом, когда ребенок, к сожалению, умер, предъявила врачу претензии. И он был осужден из-за того, что был раздут скандал - якобы врач не до конца оценил тяжесть состояния ребенка. А мама пыталась провести линию, что она была в недостаточной степени оповещена о тяжести состояния.

У нас в детской практике всегда существуют разборы, лечебные комиссии и так далее. То есть, даже если до юридической процедуры дело не дошло, то достаточно часто возникают серьезные проблемы у врачей, которые относятся к делу халатно или что-то не досматривают. Для этого существует внутренняя служба контроля качества".

Достаточно или нет "внутренней службы контроля качества" – решать пациентам. Некоторые не удовлетворятся ничем, кроме полностью разрушенной карьеры врача. А кто-то ужасается сообщению, что осужденный врач покончил жизнь самоубийством в колонии, как это было совсем недавно с фигурантом дела об ампутации руки у младенца (дело Сони Куливец) из-за неправильно поставленного катетера. Но, похоже, отмененная Думой часть 124 статьи не имеет к этим страстям никакого отношения.
XS
SM
MD
LG