Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ГРУ: перезагрузка


Валентин Корабельников (крайний справа): уйдет или останется?

Валентин Корабельников (крайний справа): уйдет или останется?

Возможно, генерал армии Валентин Корабельников покинет пост начальника Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба. Среди причин отставки - судьба бригады спецназа ГРУ в Бердске и межведомственное соперничество с внутренними войсками МВД.

Информационная подготовка возможной отставки генерала Корабельникова началась вскоре после событий в Южной Осетии – публикациями в ряде ежедневных газет. Однако именно сейчас об уходе Корабельникова стали говорить как о деле, практически решенном. Сначала появилось сообщение о том, что рапорт об отставке Валентином Корабельниковым уже подан, но пока не подписан: ни один из замов шефа ГРУ пока не дал согласие принять дела. Затем новосибирские коммунисты распространяют слова депутата ЕР Игоря Пузанова, члена думского Комитета по безопасности: "Генерал Корабельников уже выслужил свой срок" (отметим, что иных подтверждений авторства Пузанова пока не появилось). Наконец, сегодня анонимный источник "Интерфакса" в Генштабе опроверг слухи об отставке Валентина Корабельникова: рапорт генерал не писал, продолжает трудиться по месту службы.

В качестве причин возможной отставки Корабельникова отмечают несогласие генерала с реформой военной разведки. По планам Минобороны, части ГРУ должны быть переподчинены командующим военных округов, потеряв при этом прямое подчинение центральному федеральному командованию. Есть и более локальный повод для подачи рапорта: в Минобороны решили расформировать одну из самых боеспособных структур спецназа ГРУ – 67-ую бригаду, дислоцированную в Бердске. Интересно, что в ее защиту активнее всего выступают те же коммунисты Новосибирской области: бригада – источник рабочих мест для многих жителей Бердска.

Эти и многие другие причины возможной отставки Валентина Корабельникова корреспондент Радио Свобода обсудил с главным редактором профильного интернет-ресурса "Агентура.ру", экспертом по вопросам безопасности Андреем Солдатовым.

- Прежде всего: с чем связана утечка информации о таком достаточно щекотливом деле, как отставка главы крупнейшего разведывательного ведомства страны?

- В первую очередь - со скандальной историей вокруг сокращения 67-й бригады в Бердске; по некоторой информации, речь идет о расформировании еще двух бригад спецназа ГРУ. Люди, служащие в этих бригадах, уже начали публично выражать свое возмущение, а гражданские служащие 67-й бригады и вовсе выходят на митинги. Я полагаю, что в утечке есть некий элемент давления. Желания или изменить решение по бригадам, или, по крайней мере, вынести его на иной, более высокий уровень обсуждения.

- Чего больше в этом расформировании: оптимизации расходов на Вооруженные силы или неких внешних факторов - не связанных ни с интересами разведсообщества, ни с нуждами армии?

- Здесь два момента. Первое - о сокращении спецназа говорят уже больше года в рамках военной реформы. Второе – конечно же, более высокая политика. После событий в Южной Осетии сроки и темпы реформирования были ускорены – и как раз после августа-2008 начались разговоры о том, чтобы не просто сократить бригады, но и подчинить спецназ ГРУ сухопутным войскам. Налицо очевидное понижение статуса. Ведь спецназ ГРУ действует в интересах Генерального штаба и может выполнять задачи на любом удалении от линии фронта. У сухопутных войск в этом плане более локальные, приближенные к этой самой линии фронта задачи – и, соответственно, своя войсковая разведка, совсем другого уровня.

- Однако опыт кампании в Южной Осетии как раз никаких минусов к репутации спецназа ГРУ не прибавил. Даже наоборот.

- Да, там отряды спецназа ГРУ проявили себя неплохо. И вместе с тем как раз в Южной Осетии стало ясно: общевойсковое командование не только не знает, как применять спецназ ГРУ, но и не имеет понятия, для чего он нужен. Часто спецназ применялся просто как силовая поддержка, чтобы зачистить ту или иную высотку. А не для спецразведки целей - которой эти части, собственно, и должны заниматься. Именно из-за этого достаточно долго нельзя было подавить грузинские боевые точки: обстрелы с грузинской стороны продолжались тогда, когда по всем параметрам они должны были закончиться.

Насколько я знаю, после юго-осетинских событий у ГРУ были большие проблемы – и из-за ведения самой кампании, и из-за того, что от ГРУ не было упреждающей информации. Не были вовремя разведаны цели, не было и предупреждения об операции грузинских войск.

- Работа по целям – разве не прерогатива войсковой, окружной разведки?

- Это смешанная задача. До наступления периода боевых действий этим должно было заниматься ГРУ. Силами своей агентурной разведки, космической разведки и прочими силами, имеющимися в распоряжении Валентина Корабельникова - но до того, как начались бои. ГРУ этого не сделало. После начала боевых действий уже пришло время войсковой разведки, которая сработала очень плохо. Сложилась ситуация: и тут плохо, и здесь нехорошо. А крайнего искать надо. Вот и нашли.

- И никакое соперничество с другими отечественными спецслужбами роли не сыграло? Например, традиционная и глубоко взаимная "любовь" ГРУ и того же ФСБ.

- Насколько я понимаю, сейчас актуально совсем другое соперничество: между ГРУ и внутренними войсками. ВВ сегодня – пожалуй, единственное силовое ведомство, которое не подвергается никаких сокращениям, в том числе по бюджету. Более того, функции внутренних войск расширяются - и прежде всего функции чисто спецназовские, приближенные к специфике ГРУ. К тому же у внутренних войск есть своя разведка - которой командует, кстати, выходец из ГРУ.

Внутренние войска становятся все более серьезным конкурентом ГРУ Генштаба. Настолько серьезным, что сейчас уже не очень понятно, чем должна заниматься одна разведка, а чем - другая; чем должен заниматься один спецназ и в чем его отличия от другого. Например, зачем спецназу ВВ парашютисты? Тоже не знаете? А они там есть.

- То есть, происходит перераспределение сил и средств – от армейских разведывательных функций к функциям военно-полевого "антикризисного менеджмента" в собственной стране.

- Да, наверное, что-то похожее. Но у внутренних войск и у ГРУ совершенно разная ведомственная культура. Внутренние войска - не совсем войска. У них все вроде бы похоже на армию, но при этом ВВ всегда - и в Чечне, и во всех кавказских событиях - использовали на очень узком участке: зачистки. Довольно стандартная ситуация для Чечни образца 2002-2003 года: спецназ ГРУ занимается поиском боевиков в горах и в лесах, а спецназ внутренних войск защищает села. Другого распределения ролей не предусмотрено. ВВ не умеют действовать так, как умеет действовать спецназ ГРУ - просто физически не умеют: их этому не учили, у них нет такого боевого опыта.

- Вернемся к шефу ГРУ Корабельникову. Останется, уйдет?

- Слухам об его уходе много лет: Корабельников возглавляет ГРУ с 1997-го года, ему самому 63, возраст на пределе. Говорят, что секрет "непотопляемости" Корабельникова – в том, что он достаточно хитрым образом построил кадровую политику: подобранные им замы не вполне готовы занять главную должность в Разведупре. Но возможен и другой вариант: решение об уходе Валентина Корабельникова уже принято на всех уровнях. А он, в свою очередь, сделал историю с рапортом публичной - именно для того, чтобы как-то повлиять на решение руководства страны по поводу судьбы бригад спецназа ГРУ. Та же Бердская бригада полностью укомплектована контрактниками; очень хорошо подготовленные люди, отличная матчасть, обустроенные военные городки. Сокращать именно эту часть – более чем странно.
XS
SM
MD
LG