Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Кризис - бледная тень Депрессии"


Барак Обама отправил советников объяснить людям, как пойдет борьба с кризисом

Барак Обама отправил советников объяснить людям, как пойдет борьба с кризисом

Администрация Барака Обамы сталкивается с растущей критикой своей экономической программы и ее непопулярностью среди рядовых американцев. В этой ситуации высокопоставленные советники президента начали кампанию в защиту антикризисного плана. Со специальным докладом выступила Кристина Ромер, глава группы экономических советников при президенте США.

Барак Обама провел на посту президента первые 50 дней. Его личный рейтинг остается высоким – действия главы государства одобряют 60 процентов избирателей. Вместе с тем, более 50 процентов американцев считают, что страна идет неправильным путем. Еще меньше энтузиазма они проявляют в отношении плана стимулирования экономики, а 53 процента уверены, что Америка вступает в депрессию, аналогичную Великой депрессии 30-х годов прошлого века. Такой психологический настрой общества не может не беспокоить администрацию. И сам президент, и члены его кабинета начали разъяснительную работу. При этом акценты заметно изменились. Не далее как в четверг президент Обама заявил, что кризис отнюдь не так глубок, как считалось прежде, а потому есть все основания для оптимизма.

Эту линию продолжила один из главных разработчиков программы оздоровления американской экономики - председатель группы экономических советников при президенте Кристина Ромер, выступая на днях в вашингтонском Институте Брукингса. До своего назначения на этот пост Ромер была профессором экономики Калифорнийского университета в Беркли. Сфера ее профессиональных интересов включает макроэкономические процессы времен Великой депрессии. Ее выступление было посвящено урокам, которые можно и должно извлечь из истории Великой депрессии сегодня.

- Хотя текущий спад, бесспорно, серьезен, он бледнеет по сравнению с тем, что испытали наши родители и родители наших родителей в 30-е годы прошлого века, - уверена Кристина Ромер. - Опубликованный в прошлую пятницу доклад о занятости гласит, что уровень безработицы в Соединенных Штатах достиг 8,1 процента. Ужасная цифра, означающая трагедию для миллионов американских семей. Но в 30-е годы в самый худший период уровень безработицы достиг почти 25 процентов. И из этой четверти от общего числа трудоспособных американцев лишь очень немногие пользовались социальной поддержкой, позволяющей сегодня семьям удовлетворить хотя бы основные потребности во время безработицы.

Аналогичная картина и с данными по валовому внутреннему продукту. Скорректированные сведения за прошлый месяц говорят о том, что реальный ВВП сократился почти на два процента по сравнению с наилучшим показателем. Но в период между пиком 1929 года и обвалом Великой депрессии в 1933-м реальный ВВП уменьшился на 25 процентов.

* * *
Как и в годы Великой депрессии, состояние фондового рынка в значительной мере определяется настроениями его участников. Однако есть и разница. Она заключается в том, что в 30-е годы прошлого века не существовало такого обширного рынка производных финансовых инструментов - в частности, вторичных долговых обязательств, - и его тесной взаимосвязи с производством.

- В 1929 году крах и крайняя неустойчивость курсов акций заставили потребителей и компании просто перестать тратить деньги, - отметила Кристина Ромер. - В нынешнем кризисе обвал цен на жилье и курсов ценных бумаг облегчил кошельки, поколебал доверие к рынку и повлек за собой резкий рост объема средств на сберегательных счетах. Потребитель затаился после того, как сильно сократился размер его собственности, а будущее внушало неуверенность.

В 30-е годы коллапс производства и богатства привел к банкротствам и исчезновению почти половины американских финансовых институтов. Это, в свою очередь, имело два разрушительных последствия: резкое сокращение денежной массы и крах кредитного рынка.

В нашем случае современные финансовые инструменты привели к прямой зависимости рыночной стоимости активов от состояния финансовых институтов. Прошлой осенью мы наблюдали сокращение кредитования - и поняли, насколько важен кредит для эффективного функционирования американского бизнеса и домашних хозяйств.

* * *
Сходство Великой депрессии с нынешним кризисом заключается и в их глобальном масштабе. В первой трети прошлого века еще не существовало многосторонних соглашений о свободной торговле; однако взаимозависимость национальных экономик ведущих промышленных держав была уже очень высокой:

- Ключевая особенность Великой депрессии состояла в том, что фактически каждая индустриально развитая страна столкнулась с серьезным сокращением производства и громадным ростом безработицы. В прошлом году была надежда, что нынешний спад, возможно, окажется чисто американским, что на мировых рынках спрос останется высоким и вытянет нас из трясины.

Однако за прошедшие месяцы мы поняли, что эта надежда не оправдалась. Когда появилась статистика, мы узнали, что Европа, Азия и многие другие регионы сталкиваются с таким же, как наш, если не бóльшим спадом. На самом деле не только мировой спрос не помог нам, но падение спроса со стороны США оказало разрушительное влияние на экспортно-ориентированные экономики таких стран, как Tайвань, Китай и Корея.

Это сходство между Депрессией и сегодняшним спадом означает, что президент Обама начинает свое президентство и свой путь к оздоровлению экономики, сталкиваясь во многом с теми же вызовами, с которыми столкнулся Франклин Рузвельт в 1933 году. Наши потребители и частные предприниматели не имеют никакого желания тратить деньги или вкладывать их. Наши финансовые учреждения находятся в напряженном состоянии и неохотно предоставляют займы. Краткосрочная процентная ставка по кредиту равна нулю, и это оставляет мало возможностей для нормальной монетарной политики. А падение мирового спрос не позволяет надеяться, что кто-то кроме нас сможет способствовать подъему нашей экономики.

* * *
От исторических параллелей Кристина Ромер перешла к апологии своего плана. По ее мнению, у президента Рузвельта не было возможности применить антикризисные меры в тех масштабах, какие требовались. А сейчас такая возможность появилась, и скупиться не оздоровительные процедуры не следует:

- Один критически важный урок 30-х годов состоит в том, что ограниченные финансовые вливания имеют ограниченный эффект. Это урок, который администрация приняла близко к сердцу. Американский Закон об оздоровлении и реинвестировании, принятый через неполный месяц после инаугурации Барака Обамы, является просто самым крупным и самым решительным монетарным воздействием на экономику в истории. Почти 800 миллиардов долларов, выделенных в качестве финансовых стимулов, разделены примерно поровну между снижением налогов, прямыми правительственными инвестиционными расходами и помощью штатам и людям, непосредственно затронутым спадом. Объем финансовых стимулов приближается к трем процентам ВВП, каким он будет в каждый из двух ближайших лет. А поскольку значительная часть стимулов принимает форму финансовой помощи правительствам штатов, то им не придется для того, чтобы сбалансировать свои бюджеты, повышать налоги и увольнять медсестер, учителей и работников аварийных служб. И мы ожидаем, что это финансовое вмешательство будет особенно важным в противодействии чудовищной потере рабочих мест - которая в целом, как показывают последние данные, составила 4,4 миллиона за последние 14 месяцев.

* * *
Кристина Ромер считает, что Франклин Рузвельт действовал в правильном направлении. Однако он не смог реализовать свои планы до конца по политическим соображениям, и это замедлило выход из депрессии. Вместе с тем история Великой депрессии дает, по ее мнению, основания для оптимизма:

- Главная особенность Великой депрессии – это то, что она, в конечном счете, кончилась. Несмотря на колоссальную потерю национального богатства, хаос на финансовых рынках и утрату доверия - настолько глубокую, что это почти разрушило фундаментальную веру американцев в капитализм, - экономика возродилась.

В самом деле: в период между 1933 и 1937 годом экономический рост был самым высоким, какой мы когда-либо имели в мирное время. Если бы США не совершили ужасной ошибки, отступив в 1937 году с избранного пути по политическим мотивам, то мы, как большинство других стран мира, вероятно, полностью восстановили бы свою экономику до начала Второй мировой войны.
Я думаю, этот факт должен внушить надежду американцам. Мы начинаем в ситуации, намного лучшей, чем та, в которой оказались наши родители и бабушки с дедушками в 1933 году. И наш политический ответ был оперативным, решительным и хорошо продуманным. Если мы продолжим учитывать уроки Великой Депрессии, есть все основания полагать, что мы выдержим это испытание и выйдем из него еще более сильными, чем прежде.

* * *
Взгляды Кристины Ромер на Великую Депрессию и ее уроки разделяются далеко не всеми американскими экономистами. Некоторые считают, что действия президента Рузвельта в силу своей ограниченности не оказали кардинального влияния на состояние экономики. В конечном счете, утверждают эти эксперты, из Великой Депрессии страну вывел не Рузвельт, а Вторая мировая война с ее оборонным заказом. Есть и третья группа экспертов. Они считают, что крах нью-йоркской фондовой биржи в октябре 1929 года, который принято считать началом Великой депрессии, отнюдь не имел катастрофических последствий для экономики США. Событием, имевшим пагубные последствия, эти экономисты считают принятие Конгрессом в 1930 году протекционистского таможенного тарифа Смута - Холи. Конгресс в данном случае поступил так же, как сейчас поступает российское правительство, защищая, как оно утверждает, отечественного производителя – вводит повышенные пошлины на ввоз иностранных автомобилей или сельхозпродукции. В 30-м в ответ на действия Конгресса страны Европы установили свои таможенные барьеры. В результате американские производители лишились европейских рынков – это и стало, по мнению ряда экспертов, причиной глобализации кризиса.

Сейчас же, по последним данным, индексы доверия потребителя и инвестора достигли в марте самых высоких значений за последние два месяца. Вместе с тем только 34 процента американцев уверены, что Соединенные Штаты останутся самой сильной державой мира к концу этого столетия.

* * *
После лекции Кристина Ромер ответила на несколько вопросов аудитории.

- Один из уроков Великой Депрессии заключается в том, что протекционизм вообще и протекционистский таможенный тариф Смута - Холи в частности - плохие идеи. Насколько вас тревожит рост протекционизма сегодня? И, с другой стороны, считаете ли вы, что есть хоть какая-нибудь надежда на сдвиги в области соглашений о свободе торговли?


- Конечно. Позвольте мне сначала вернуться к Депрессии, потому что мы знаем, что в годы Великой Депрессии торговля значительно сократилась. И в поисках причин случившегося мы, естественно, обращаем взор к повышенному тогда нами таможенному тарифу. Вместе с тем, думаю, более тщательное изучение, вероятно, покажет, что более важным фактором стало сокращение доходов во всем мире. Возможно, упадок торговли объясняется именно этой причиной. Я думаю, что в значительной мере мы видим это и теперь. Почему катастрофически сокращается валовой внутренний продукт Tайваня? Не из-за торговых барьеров. А потому, что его торговые партнеры внезапно оказались посреди ужасного спада.

- То, что произошло – не 80 лет назад, сейчас, - это результат действий человека? Или это стихийное бедствие, вызванное сбоем основ экономической системы?

- О Господи, "человек или стихия"... Я чувствую себя между яйцом и курицей. Происходили технологические перемены, менялось законодательство, взвинчивались цены на жилье - и это, несомненно, выглядело как финансовый пузырь. Можно назвать это результатом деятельности человека - вы правы, многое мы сделали сами. Но, с другой стороны, экономика порой ведет себя как тот же пузырь. А отличительная особенность пузыря как раз в том и состоит, что его возникновение нельзя предвидеть. И почему он возник – тоже непонятно.

Но, каковы бы ни были причины, наша задача - исправить положение. И я твердо убеждена в том, что нам требуется правительство, которое сыграет решающую роль в этом исправлении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG