Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уйдет ли в отставку начальник Главного разведывательного управления Генштаба российской армии Валентин Корабельников


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Васильев.

Александр Гостев: По данным некоторых российских средств массовой информации, начальник Главного разведывательного управления Генштаба российской армии Валентин Корабельников подал рапорт об отставке в связи с планами Министерства обороны расформировать несколько бригад спецназа ГРУ. Сообщается также, что прошение об отставке удовлетворено не было, так как заместители Корабельникова отказались занять его место. Прокомментировать слухи об отставке генерала Корабельникова мой коллега Юрий Васильев попросил военного эксперта, главного редактора сайта "Агентура.ру" Андрея Солдатова.

Юрий Васильев: Прежде всего с чем связана утечка информации о таком достаточно щекотливом деле?

Андрей Солдатов: Я думаю, что это связано прежде всего с уже засвеченной историей, скандальной историей вокруг сокращения, по крайней мере, одной бригады, а в общем, по некоторой информации, двух бригад спецназа ГРУ, притом что люди, служащие в этих бригадах, уже начали публично выражать свое возмущение. Как вы знаете, идут митинги в Бердске. Поэтому, я думаю, это какой-то элемент давления, чтобы или это решение или изменить, или как-то, по крайней мере, поднять его на какой-то уровень обсуждения.

Юрий Васильев: Решение о сокращении одной либо двух бригад, как вам кажется, оно идет в русле армейской реформы либо все-таки это какое-то политическое решение, не связанное ни с нуждами разведсообщества, ни с нуждами армии?

Андрей Солдатов: Я думаю, честно говоря, что здесь два момента. Первое, что представляют это как часть реформы, поскольку разговоры об этом ходят уже больше года, и больше года планируется сокращение этих бригад. Но кроме этого это, конечно, политическое решение, потому что после событий в Осетии, скажем так, все сроки и всем темпы были ускорены, после этого последовали разговоры о том, чтобы не просто сократить бригады, но и подчинить спецназ ГРУ сухопутным войскам. То есть это такое очень очевидное понижение статуса, потому что, как вы знаете, спецназ ГРУ действует в интересах Генерального штаба, может выполнять задачи, скажем так, на любом удалении от линии фронта, а сухопутные войска - это, скажем так, у них более локальные задачи, у них есть своя войсковая разведка, и решают они задачи, скажем так, более приближенные к линии фронта, и это просто другой уровень.

Юрий Васильев: Но опять-таки, мы берем опыт августовской кампании в Южной Осетии. Там, как мы знаем, более всего проявили себя чеченские бригады ГРУ.

Андрей Солдатов: Это были не совсем чеченские бригады ГРУ, это были отряд, прежде всего, "Восток", и он уже формально не относится к спецназу ГРУ, а относится к 42-й мотострелковой дивизии. При этом там действовали свои отряды спецназа ГРУ, и они себя проявили неплохо. Но как раз там было, в общем, довольно очевидно, что командование не знает, как применять спецназ ГРУ, не знает просто, для чего он нужен. Часто он применялся просто как силовая поддержка, как штурмовые группы, для того чтобы зачистить ту или иную высотку, а не собственно для того, чем они должны заниматься, то есть специальная разведка целей. После осетинских событий были большие проблемы у Главного разведывательного управления, как из-за событий в Осетии, так и из-за того, что, в общем, не было упреждающей информации, из-за того, что не были разведаны вовремя цели, не было предупреждения об операции грузинских войск. В общем, это привело к таким если не репрессиям, то достаточно серьезным, в общем, проблема внутри ГРУ.

Юрий Васильев: Скажите, пожалуйста, извечная, скажем так, борьба ГРУ и смежников различных, здесь имеет место какое-то соперничество, в данной истории?

Андрей Солдатов: Вы знаете, насколько я понимаю, скорее, соперничество сейчас проходит между ГРУ и внутренними войсками. Потому что внутренние войска, как вы знаете, они наращивают свои силы и ресурсы, и это, в общем, единственное силовое ведомство, которое не подвергается никаких сокращениям в результате реформы, и было принято решение, что, нет, мы все останавливаем. Более того, там расширяются функции, и прежде всего спецназовские функции расширяются. Плюс у внутренних войск есть своя разведка, которой командует выходец из ГРУ. Поэтому это, в общем, такой серьезный конкурент, ему придаются новые функции, ему придаются, в общем, функции даже уже более близкие к тем функциям, которые есть у ГРУ. И, в общем, сейчас уже не очень даже понятно, чем должна заниматься одна разведка, чем другая, чем должен заниматься один спецназ и другой. Например, принято решение, что у внутренних войск, которые, в общем, должны заниматься обеспечением, скажем так, зачисток в городе, в населенных пунктах, и зачем им там парашютисты? В общем, понятно, что парашютисты нужны только в случае масштабных боевых действий, сразу вспоминается Вторая мировая война, высадка десантов и так далее. В общем, зачем это внутренним войскам - не очень ясно. Поэтому я боюсь, что здесь борьба идет между этими двумя ведомствами.

Юрий Васильев: Если возможно, несколько слов о перспективах Валерия Корабельникова.

Андрей Солдатов: К сожалению, вынужден оперировать слухами, потому что это очень закрытое ведомство, самое закрытое силовое ведомство у нас. Проблема была в том, что Корабельников достаточно хитрым образом построил кадровую политику, и, по большому счету, его некем заменить. А у него такие замы, что они, в общем, не очень готовы занять эту должность. Поэтому, возможно, это решение даже откладывалось какое-то время. Возможно даже, что это решение, что Корабельников должен уйти, возможно, было принято и раньше, просто здесь он сделал эту историю публичной именно для того, чтобы как-то повлиять на решение руководства страны по поводу этих бригад.
XS
SM
MD
LG