Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Одинокие люди в Дании


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Дании Сергей Джанян.

Александр Гостев: Согласно статистике, в Дании насчитывается 1 миллион 297 тысяч одиноких людей при общей численности населения в 5 с половиной миллионов. Причем количество одиноких неуклонно растет - сегодня почти каждый четвертый житель Дании предпочитает жить в одиночестве. О причинах этого датского - а в широком смысле и скандинавского - феномена корреспондент Радио Свобода Сергей Джанян побеседовал с пастором Датской Народной церкви Оле Нильсеном.

Сергей Джанян: Одна из главных тем скандинавской литературы, кинематографа и музыки - это тема человеческого одиночества. В чем причина такой ее притягательности для скандинавов?

Оле Нильсен: Разъяснение этого кроется, на мой взгляд, в географии. Скандинавский климат довольно прохладный, и большую часть своей жизни мы проводим в закрытых помещениях. Можно сказать, что каждый из нас создал себе свою маленькую норку. Такое положение вещей может привести в тупик одиночества, если человек недостаточно развивает свои отношения с окружающими. Другая же причина, я думаю, кроется в воспитании. Нас с детства приучают быть самостоятельными и не делиться своими проблемами с окружающими: вывешивать свое белье на людях - это табу. А когда человек прячет в себе свои проблемы, то это прямой путь к одиночеству, - ведь тогда он не осмеливается быть самим собой. Мы всеми силами стремимся жить без трещин на фасаде, но они все равно проявляются с обратной стороны выстроенной нами защиты.

Сергей Джанян: Совместимы ли понятия "одиночество" и "успешность" в скандинавском менталитете?

Оле Нильсен: В датском языке есть такое выражение: "На вершине - холодно". Пусть ты достиг успеха в обществе, разбогател или стал знаменитостью, но вместе с этим ты изъял себя из круга себе подобных. И ты не можешь рассчитывать на сочувствие и поддержку окружающих - в дело вступают законы Янтеловен, неписаной скандинавской морали: нельзя ставить себя выше общества. Поэтому, когда мы слышим о проблемах известных людях, мучающихся одиночеством и депрессией, то чаще всего думаем так: ну что ж, они знали о том, что наверху - холодно, и должны были сами предвидеть последствия.

Сергей Джанян: Скандинавскому обществу всегда были присущи черты коллективизма и взаимовыручки. Однако, согласно исследованию аналитического института Capacent Epinion, свыше 50 процентов датчан считают, что семья и государство не смогут обеспечить им в старости потребность в социальных связях. Чем объяснить такой парадокс?

Оле Нильсен: Да, цифры действительно шокирующие. И этому я вижу следующее объяснение: в построенном нами "обществе всеобщего благоденствия" мы все чаще перекладываем семейные обязанности на государство. Датчанин рассуждает так: я не должен ухаживать за своей старой матерью, если она заболеет; можно заглянуть к ней в свободное время, немного помочь по дому, но уход за стариками обязано обеспечивать государство, которому я плачу налоги. Таким образом, мы стараемся освободиться от семейных связей, поскольку они осложняют нашу собственную жизнь.

Сергей Джанян: Помогает ли справиться с одиночеством религия?

Оле Нильсен: Я думаю, она помогает решить эту проблему двумя способами. Если человек по-настоящему уверовал в Бога, то он освобождается от своего одиночества, обретя Собеседника внутри себя. Другой же, более распространенный вариант, когда человек, посещая церковь, общается с другими прихожанами - и это тоже решает проблему его одиночества.

Сергей Джанян: Почему же таком случае в Датскую церковь ходит все меньше и меньше народа?

Оле Нильсен: Хороший вопрос, я сам себе его не раз задаю. Мне кажется, дело тут опять же в привычке датчан не проявлять перед другими свои мысли, чувства и религиозность. Скажем, у нас есть прихожане, регулярно посещающие воскресные службы, но они никогда не приходят в будние дни - это означало бы, что они впускают Бога в свою жизнь больше, чем следует. Датчане, называющие себя христианами, по сути своей индивидуалисты. И хотя они могут позавидовать слаженной жизни мусульманской общины или традиционной еврейской семьи, но они ощущают в этом и оборотную сторону - несвободу. Если ты обязан ужинать по пятницам в семейном кругу, то это в понимании скандинава - принуждение. Поэтому датчане весьма настороженно относятся к религиозному рвению и частым походам в церковь.

Сергей Джанян: Занимается ли государство проблемами одиноких людей?

Оле Нильсен: Мне кажется, эти проблемы вообще имеет смысл решать на уровне масштабных социальных проектов. Так, в настоящее время датский Красный Крест проводит в стране кампанию по привлечению добровольцев в ряды так называемых "приходящих друзей". "Приходящий друг" - это волонтер, готовый уделить пару часов своего времени в неделю для посещения одинокого человека. Во время такого визита друзья могут сходить в кино, на прогулку, или просто выпить по чашечке кофе. Казалось бы, два часа в неделю - совсем немного, но эти визиты имеют огромное значение для одиноких, ведь нередко это люди, по тем или иным причинам лишенные повседневных контактов с окружающими.

Сергей Джанян: Помогает ли Интернет датчанам преодолеть одиночество? Ведь по уровню компьютеризации общества Дания входит в число ведущих стран мира.

Оле Нильсен: Полагаю, что да, и появление социальных сетей типа Facebook это наглядно демонстрирует. Ведь самое ужасное для одинокого человека - это то, что могут пройти дни или даже недели, пока кто-то вспомнит о твоем существовании. А сетевое общение фактически снимает эту проблему, всегда можно заявить о себе в том или ином виртуальном сообществе. Кроме того, меняется и понимание того, что называть общением: если раньше оно подразумевало физическое присутствие собеседников, то сейчас это ограничение в принципе снято.

Сергей Джанян: Как вы считаете - возможно ли справиться с проблемой одиночества в будущем?

Оле Нильсен: До тех пор, пока дела идут хорошо, проблема в принципе нерешаема, ведь мы сами выбрали этот индивидуалистический путь, если говорить о скандинавском понимании свободы и независимости. Откровенно говоря, я думаю, что здесь, в Дании людей может заставить задуматься друг о друге лишь серьезный кризис - что-то подобное 11 сентября в США. Но мне бы не хотелось платить столь непомерную цену за это прозрение.

Сергей Джанян: Говорит пастор Датской Народной церкви Оле Нильсен.
XS
SM
MD
LG