Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тысячи спасенных жизней. Памятник испанским дипломатам-праведникам


Ирина Лагунина: Правительство Испании приняло решение открыть в Мадриде памятник испанским дипломатам, которые в годы второй мировой войны, рискуя карьерой и жизнью, спасли от нацистских лагерей смерти тысячи евреев в различных странах оккупированной Европы. Об этих малоизвестных фактах противостояния нацистской политике уничтожения евреев рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Недавно в Страсбурге в штаб-квартире Совета Европы демонстрировалась привезенная из Испании выставка под названием «Визы для обретения свободы. Испанские дипломаты перед лицом холокоста». До этого выставка, подготовленная мадридским центром еврейской истории и культуры, демонстрировалась в испанской столице и вызвала большой общественный резонанс. Ее планируется также показать в Израиле. Речь идет о деятельности девяти испанских дипломатов, в основном выходцев из известных аристократических фамилий, которые в годы втором мировой войны служили во Франции, Греции, Болгарии, Румынии, Венгрии и Германии. Это Эдуардо Пропер де Кальехон, Бернардо Ролан де Миота, Мигель Анхель де Мугиро, Хуан Шварц Диас Флорес, Себастьян Ромеро Радигалес, Хулио Паленсия-и-Тубау, Хосе Руис Сантаэлья, Хосе Рохас Морено и Анхель Санс Брис. Приведу только один пример: Эдуардо Пропер служил в 1940 году первым секретарем испанского посольства в Париже. Он выдал визы в Испанию более чем 30 тысячам французских евреев, которых немецкие оккупационные власти собирались отправить в концлагеря. Рассказывает профессор истории мадридского университета Лоренсо Диас:

Лоренсо Диас: У испанского дипломатического представительства во Франции собирались тысячи людей в поисках визы, которая помогла бы им покинуть страну. Пропер был в то время один. Он работал не покладая рук – и днем и ночью. Научился выписывать документы двумя руками – сразу на два лица. Людям давалась, в основном, транзитная виза, чтобы они могли перебраться за три дня через территорию Испании в Португалию.

Виктор Черецкий: Из Португалии беженцы направлялись в Палестину и в Америку. Выдавал визы испанский дипломат на свой страх и риск, в обход министерства иностранных дел Испании. За это он был в последствии наказан режимом генерала Франко. Его отозвали из Франции и сослали в Африку – в Марокко. Умер Пропер в 1972 году в изгнании в Лондоне, франкистский режим так и не признал его заслуг. Но заслуги эти признаны Израилем: Эдуардо Пропер – один из четырех граждан Испании, удостоенных почетного звания Праведника мира. Это звание присваивается людям, которые спасали евреев в годы второй мировой войны по собственной инициативе и с риском для жизни. Рассказывает сын дипломата Фелипе Пропер. Он до сих пор хранит испанский флаг, некогда развивавшийся над замком Руамон, под Парижем, где работал его отец.

Фелипе Пропер: Наш флаг был символом надежды для многих евреев. Именно здесь отец выдавал им спасительные визы. А немцы не могли войти ни в резиденцию отца, ни даже в парк, который окружал замок.

Виктор Черецкий: После вынужденного отъезда Эдуардо Пропера евреям стал помогать консул Бернардо Ролан де Миота. 11 августа 1943 года франко-испанскую границу пересек железнодорожный состав, в котором находились 80 французских евреев - последняя партия людей, спасенных консулом. Бернардо Ролан де Миота, также как и Пропер, был отозван из Парижа и уволен со службы, как говорилось в официальном документе, «за проеврейскую деятельность». В последнем эшелоне из Франции ехали родители гражданина Франции Алена Сопорта. После смерти родителей он обнаружил в семейном архиве документы, связанные с их бегством из страны с помощью испанского консула. Ален Сопорта сейчас добивается от Израиля признания Бернардо Ролана де Миота в качестве Праведника мира:

Ален Сопорта: Я нашем в семейном архиве документ об освобождении из концлагеря моего отца. Под документом стояла подпись какого-то немецкого офицера и испанского консула Бернардо Ролана де Миота. Я заинтересовался этим человеком. Оказалось, что ему обязаны жизнью тысячи евреев. Это святой человек. Добиться для него, хоть и посмертно, звания Праведника - это минимальная благодарность за его деятельность, это дело моей жизни.

Виктор Черецкий: Испанские дипломаты оправдывались перед немецкими оккупационными властями ссылкой на некий закон, принятый в Испании еще в 20-ых годах 20 столетия. В соответствии с этим законом, испанские евреи-сефарды, изгнанные из страны в конце 15 столетия, получали право на возвращение на историческую родину. Правда, дипломаты «забывали» о том, что данный закон просуществовал всего семь лет и был отменен в Испании еще в начале 30-ых годов. Так что лица, которым выдавались во Франции визы якобы для репатриации, никаких прав на это не имели. Кроме того, сефардов среди них практически не было. Ведь изгнанные в свое время из Испании евреи в основном расселились в странах Северной Африки, на Балканах и в Голландии. Франция местом их компактного проживания не была. Рассказывает историк, автор книги об испанских дипломатах, спасавших евреев во времена второй мировой войны, Антонио Маркилья.

Антонио Маркилья: Безусловной заслугой Бернардо Ролана, Эдуардо Пропера и других испанских дипломатов является тот факт, что они спасали людей не по приказу, не в силу своих должностных обязанностей, а совершенно добровольно, исходя из чувств гуманизма. При этом они шли на явный подлог, рискуя быть в любую минуту разоблаченными. Немцы, разумеется, догадывались о характере их деятельности и постоянно жаловались на дипломатов в Мадрид.

Виктор Черецкий: В Мадриде на жалобы обязаны были реагировать. Ведь Испания, хоть официально и не участвовала во второй мировой войне на стороне Германии, с Гитлером поддерживала союзнические отношения. Она направила на восточный фронт - воевать с СССР - добровольческую дивизию и поставляла в Германию вольфрам, стратегическое сырье, использовавшееся для изготовления танковой брони. Генерал Франко уличенных немцами дипломатов отзывал и наказывал, но в принципе старался закрывать глаза на их деятельность. Почему? Дело в том, что Франко особо не верил в победу Гитлера, а когда дела на фронтах стали складываться в пользу союзников по антигитлеровской коалиции, то начал потихоньку, все еще опасаясь испортить отношения с Германией, заигрывать с Соединенными Штатами и Великобританией. В качестве доказательства своей лояльности испанский диктатор вывел добровольцев из России и без конца напоминал американцам и англичанам о спасении евреев. Разумеется, он при этом не говорил, что дипломаты действовали по своей инициативе, без какой-либо поддержки официального Мадрида. Антонио Маркилья:

Антонио Маркилья: Еще никому из исследователей не удалось разыскать какие-либо документы, свидетельствующие о том, что дипломаты спасали евреев по указанию непосредственно испанского правительства или лично диктатора Франко.

Виктор Черецкий: Не получал никаких начальственных директив в отношении евреев и Анхель Санс Брис, поверенный в делах посольства Испании в Венгрии. Он вступил на этот пост после того, как из Бухареста был отозван посол Мигель Анхель де Мугиро. Немцы потребовали от Мадрида его высылки, узнав, что он выдал испанские паспорта и отправил в Марокко более 500 еврейских детей, подлежавших депортации в лагерь смерти Освенцим. Венгрия была оккупирована Германией в марте 1944 года. Уничтожить венгерских евреев было поручено «архитектору геноцида» Адольфу Эйхману. До этого при истреблении евреев из других стран Эйхман руководил своим аппаратом из берлинской канцелярии. В случае с Венгрией его послали командовать операцией на месте. Здесь Эйхман пробыл всего несколько месяцев. И за это время отправил на смерть более 400 тысяч человек. Рассказывает сын испанского дипломата Анхеля Санса Бриса - Хуан Карлос Санс:

Хуан Карлос Санс: Отец обратился в Мадрид, чтобы получить добро на осуществление своего плана по спасению евреев. Ответа он не получил, и тогда, в силу бюрократического правила, гласящего, что отсутствие ответа является одобрением действий просителя, стал выдавать евреям испанские паспорта, чтобы таким образом спасти их от гетто и последующей депортации в лагеря смерти. Венгерским властям он объявил, что действует на основании закона от 1924 года о сефардах. Естественно, ни венгры, ни немецкие оккупанты понятия не имели о том, что данного закона давно не существует.

Виктор Черецкий: Испанский дипломат спас, таким образом, от верной смерти пять тысяч 200 человек. Кстати, сефардские корни имели лишь немногие – чуть более ста человек. Уезжать им было некуда. Поэтому на деньги посольства и на свои собственные сбережения Анхель Санс Брис снял несколько зданий в Бухаресте, которые объявил помещением испанской дипломатической миссии, недоступной ни для венгерских властей, ни для немцев. Сюда он поселил спасенных жителей Будапешта. О своем отце рассказывает дочь Санса Бриса – Анхела Санс:

Анхела Санс: Мой отец был личностью обаятельной. Одновременно он был строгим отцом и человеком, преданным своему служебному долгу. Он был прекрасным рассказчиком и вообще, все его очень любили.

Виктор Черецкий: Домов, которые снял испанский дипломат, не хватало для размещения всех спасенных. Не было в достатке питьевой воды и еды. Не было света. От бомбежек, которым подвергался город, были выбиты все стекла. Кроме того, обитателям этих домов категорически запрещалось выходить на улицу. Рассказывает Хайм Вандор, один из спасенных Сансом Брисом жителей венгерской столицы.

Хайм Вандор: В этих домах мы жили очень скучено. К примеру, в двухкомнатной квартире размещались более 50 человек. Люди спали, где могли. Даже в ванне спали сразу два человека. Было холодно, отопление не работало, продуктов было очень мало, люди страдали от вшей. Но больше всего мы боялись депортации и, чтобы выжить, мы готовы были терпеть любые лишения.

Виктор Черецкий: Обитатели этих домов смогли покинуть свое убежище лишь с освобождением Будапешта советской армией в феврале 1945 года. Что касается Санса Бриса, то он уехал из венгерской столицы за несколько месяцев до ее освобождения. По указанию Мадрида, дипломат направился в Швейцарию, а оттуда вернулся на родину. Возможно, это и спасло его жизнь. Как и Фелипе Пропер он назван израильтянами Праведником мира. По-иному сложилась судьба другого Праведника - шведского дипломата Рауля Валлендберга, который, как считается, предотвратил уничтожение будапештского гетто и спас от нацистов около ста тысяч евреев. После занятия венгерской столицы советскими войсками он был арестован по подозрению в шпионаже и отправлен в Москву, где содержался в тюрьме на Лубянке. Из России Валленберг не вернулся. Точные данные о его заключении или смерти отсутствуют до сих пор. Историк Антонио Маркилья:

Антонио Маркилья: В ту эпоху дипломаты других стран также пытались предотвратить депортацию евреев из Венгрии в лагеря смерти. Среди них особые заслуги принадлежат шведу Раулю Валленбергу. Его судьба трагична. Он попал в руки советских спецслужб и, по всей вероятности, был ими уничтожен.

Виктор Черецкий: Тем временем испанская дипломатия пыталась помочь евреям и в других странах. Посол Испании в Румынии в 41-43 годах Хосе Рохас Морено настоял на отмене указа румынского правительства о депортации из страны в нацистские лагеря смерти большой группы сефардов. Порядка 400 греческих евреев спас от верной гибели и переправил в 1944 году в Испанию генеральный консул в Афинах Себастьян Ромеро Радигалес. 150 евреям помог сотрудник испанского посольства в Софии Хулио Паленсия Тубау. Он также усыновил детей одного казненного еврейского активиста и вывез их из Болгарии. Помог многим еврейским семьям и консул Испании в Вене Хуан Шварц Диас-Флорес. Спас несколько человек сотрудник испанского посольства в Берлине Хосе Руис Сантаэлья. Испанские власти считают, что настало время увековечить заслуги этих людей. Министр иностранных дел страны Мигель Анхель Моратинос сделал недавно следующее заявление.

М.А. Моратинос: Мы решили совместно с муниципалитетом Мадрида поставить памятник испанским дипломатам, которые помогали евреям в суровые времена второй мировой войны. Этот монумент будет напоминать о холокосте и о людях, которые ему противостояли. Мы намерены поддерживать память о преступлениях нацизма, которые никогда не должны быть забыты, как и их жертвы.

Виктор Черецкий: Испанская общественность положительно оценила решение о памятнике дипломатам, учитывая, что они давно почитаются как герои в иностранном государстве – Израиле, а на родине об их деятельности до сих пор практически ничего не было известно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG