Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с экспертами об акциях протеста в России


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие журналист Андрей Солдатов, главный редактор сайта «Агентура.ру», член Совета инициативных групп Константин Косякин и корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Татьяна Вольтская.

Дмитрий Волчек: В первой части этой программы мы начали разговор об акциях протеста, проходивших на этой неделе, и сейчас расскажем о том, как прошел организованный левыми организациями «День народного гнева» в Москве. А начать разговор хочу с событий в Бердске, городе-спутнике Новосибирска, там прошел митинг против роспуска 67 бригады спецназа ГРУ, одного из самых элитных подразделений военной разведки, а затем начался сбор подписей против этих планов. На днях появились сообщения о том, что начальник ГРУ Валентин Корабельников подал рапорт об отставке в связи с планами Минобороны расформировать несколько бригад спецназа.
Сегодня ситуацию прокомментировал начальник Генштаба Николай Макаров. Он сказал, что офицерам 67 бригады спецназа ГРУ предложат новые должности, например, в соединении постоянной боевой готовности в составе Сибирского военного округа. «Ни о каком выдворении профессионалов из армейских рядов, тем более без соблюдения и выполнения государством своих социальных обязательств и гарантий перед ними, речи не идет», - заявил Макаров. Журналист Андрей Солдатов, главный редактор сайта «Агентура.ру», следит за происходящим в Бердске.
Андрей, если перевести эти слова с казенного языка на человеческий, что это означает? От роспуска бригады отказываться не собираются, но пилюлю подсластили немножко, так?

Андрей Солдатов: Похоже на то, что общественное давление вынудило Министерство обороны как-то отреагировать, что обычно они не любят делать. Но бригаду, видимо, расформируют и решение не изменено.

Дмитрий Волчек: А зачем вообще понадобилось расформировывать эту бригаду спецназа: не одну, а три даже, если верить сообщениям? Ради экономии это делается или есть какие-то иные соображения?

Андрей Солдатов: Видимо, иные соображения. Вообще это подразделение, которое уже находится в состоянии постоянной боевой готовности. Потом еще, помните, в начале реформой военной заявлялось, что мы будем переходить от принципа дивизионного к бригадному. Так эти подразделения уже являются бригадами, и немножко странно в результате реформ эти бригады расформировывать. Плюс все время говорится о том, что мы будем переходить на контрактную армию. Как раз 67 бригада полностью состоит из контрактников и перешла одна из первых на подобный принцип комплектования. То есть, если честно, непонятно, в чем может быть смысл подобных действий.

Дмитрий Волчек: Насколько велико сопротивление этим планам? И можно ли доверять сообщениям о том, что Валентин Корабельников подал рапорт об отставке, еще какие-то генералы недовольны, или реформа идет довольно гладко?

Андрей Солдатов: Нет, я думаю, что нельзя говорить о том, что реформа идет гладко. Другое дело, что не надо доверять сообщениям о том, что Валентин Корабельников решил пойти на такой красивый жест, именно пытаясь спасти бригаду. Потому что на самом деле, насколько я знаю, внутри главка давно идут трения между так называемыми «пиджаками», то есть агентурной разведкой и спецназом, эти трения всем хорошо известны. Другое дело, что если мы говорим о среднем офицерском корпусе, то есть непосредственно людях, которые служат в этих бригадах или подобных подразделениях в других регионах, то там идет недовольство. И вы знаете, буквально пару недель назад я бы на одном собрании спецназовцев, где выступал небезызвестный Квачков, который сразу сказал, что, товарищи офицеры, предлагаю подумать вам над своим местом в грядущих событиях. Мне кажется, это вещь такая достаточно знаковая, и надо людям, которые принимают решения о роспуске подобных подразделений, иметь это в виду.

Дмитрий Волчек: Интересно, как восприняли собравшиеся слова Квачкова?

Андрей Солдатов: Вообще, насколько я понимаю, с пониманием, поскольку встречен он был с аплодисментами. Мне кажется, это нужно, по крайней мере, иметь в виду.

Дмитрий Волчек: Но вот прошел митинг протеста в Бердске. Это очень необычно, что военные, тем более спецназовцы из элитных спецподразделений, участвуют в митингах протеста и требуют даже отставки министра обороны. Кажется, в начале 90 годов такое в последний раз было, ну а в последнее время «Союз советских офицеров» участвовал в «Марше несогласных», несколько человек, а больше и не припомню. Может, вы знаете, Андрей?

Андрей Солдатов: Да, вы правы, это очень необычно, потому что бригады спецназа - это самые секретные подразделения. Людям, которые служили там, вообще было запрещено даже родным говорить, в какой части они служат и где она находится. Они вообще дорожат этим статусом принадлежности к Главному разведывательному управлению, этой секретностью. И то, что они решили сознательно пойти на публичность - это вообще впервые. Я вообще не помню таких акций.

Дмитрий Волчек: Вы пишете в своей статье, что это не связано с экономическим кризисом, но, наверное, все-таки кризис формирует панические настроения.

Андрей Солдатов: Вы знаете, дело в том, что о том, чтобы разгонять эти бригады, речь идет, по крайней мере, год, ходят эти слухи. Вопрос только в том, две бригады разгоняют или три. О том, что их будут распускать, было известно, по крайней мере, с марта. Поэтому явно это с кризисом не связано. Видимо, события в Осетии подтолкнули это решение, но оно было принято и обсуждалось еще с прошлой весны.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем, что пишет о настроениях в Бердске местная пресса. Вот комментарий, опубликованный в бердской газете «Курьер».

"После митинга в защиту бердского спецназа осталось ощущение, что кухонное бурчание в адрес власти для многих никогда не перерастет в активное проявление жизненной позиции.
Люди тонут в болоте инертности и безразличия. Хотя интерес к акции протеста проявляли.
Форумы разных сайтов пестрели сообщениями: «Приду обязательно». Пришли. Кто приходит всегда. С теми же красными флагами. С теми же пожелтевшими от многократного использования плакатами о коммунальной реформе.
В пестроте тельняшек и флагов с символикой ВДВ Бердск в день митинга не тонул. Братство бывших десантников отсиделось дома, когда гражданские попытались подставить плечо военным, требуя от президента остановить реформу армии.
Минимум молодежи. Минимум перспектив. Минимум веры.
Едва ли не впервые решились участвовать в акции протеста действующие военные. Они, присягнувшие стране, позволили себе возразить государству, рушащему их будущее. Возразить спокойно. Сдержанно. Лишь молчаливым присутствием.
В разных источниках звучит разная информация о дате ликвидации бригады спецназа. Официальные сведения пока не просачиваются сквозь армейский забор.
Бригада — одна из многих частей, переставших быть нужными государству. В армии не сегодня-завтра начнется конкурентная борьба за место, за зарплату, которую оставшимся служить обещают поднять.
Минобороны увеличит военным должностные оклады и надбавки за звание, уменьшив при этом число других доплат. Денежное содержание в армии должно стать на четверть больше средней гражданской зарплаты.
Заработают. Получат. Но лишь те, кто уцелеет».

Дмитрий Волчек: Так газета «Курьер», выходящая в городе Бердске, пишет о митинге спецназа. Похож ли бердский митинг на День народного гнева, который прошел сегодня в Москве? Мы узнаем об этом у нашего корреспондента Олега Кусова, который побывал на этом мероприятии. Здравствуйте, Олег. Какие у вас впечатления?

Олег Кусов: Добрый вечер, Дмитрий. Митинг в центре Москвы на Красной Пресне организовали левые движения, и вся эта акция в рамках «Дня народного гнева» вылилась в осуждение московских властей. Звучали призывы прекратить строительство мусоросжигательных заводов, также другие были требования социального, экологического характера. Много было вопросов, связанных с жилищным строительством. Открыл митинг известный писатель-сатирик Анатолий Трушкин, который озабочен строительством на окраинах Москвы мусоросборочных заводов.

Анатолий Трушкин: Планируют построить мусоросжигающие заводы. Чем мотивируют? Это безопасно, очень надежные фильтры и сильные очистительные сооружения. Воздух грязнее не станет. Он действительно грязнее не станет – уже грязнее некуда. У нас в месте, где должен стоять этот завод, от близости МКАДа воздух уже грязнее грязного и выше всех норм.

Олег Кусов: Создавалось впечатление, что весь митинг будет посвящен вопросам экологической защиты Москвы, а также другим проблемам. Но выступление Сергея Удальцова, одного из организаторов митинга, координатора движения «Левый фронт», изменило его ход. Он заговорил о политических проблемах. В частности он сказал о необходимости прямых выборов в Москве мэра столицы и так же о начале инициирования общегородского референдума по защите социальных прав москвичей. Он также призвал собравшихся записываться в инициативные группы. А также Сергей Удальцов рассказал, изложил свое видение создания общественного совета, такой интересный общественный орган. И вот об этом общественном совете я попросил порассуждать соратника Сергея Удальцова, члена рабочего комитета Союза координационных советов Андрея Демидова.

Андрей Демидов: Сегодня основные решения, которые были приняты, очень, важные решения – это, во-первых, возобновление процедуры московского референдума. Я напоминаю, что была один раз попытка, пресеченная московскими властями по формальным признакам. Но поскольку есть необходимость эти вопросы решать, опять-таки формируется инициативная группа теперь еще в более обширном составе, и мы надеемся, что на этот раз будут учтены ошибки прошлого, будет приложено больше усилий и этот референдум увенчается успехом, по крайней мере, для москвичей это очень важно.

Олег Кусов: Это будет общественный референдум?

Андрей Демидов: Да, общественный референдум, возможность которого предусмотрена московским законодательством. Но мы знаем, что это право формально, оно и на федеральном уровне есть, но власти всячески препятствуют его реализации. Мы надеемся, что на уровне Москвы у нас это получится.

Олег Кусов: А какие вопросы будут вынесены на референдум?

Андрей Демидов: Немало вопросов вынесено, начиная от политических, то есть вопросов о всенародных выборах мэра и закачивания вопросами экономическими, имеющими социальное звучание для Москвы - это вопросы земли, это вопросы застройки, это вопросы состояния жилищного фонда, финансирования.

Олег Кусов: Вторая инициатива – создание московского общественного совета.

Андрей Демидов: Собственно эта инициатива, она не на пустом месте возникла. Во-первых, в Москве реально существует пока еще не оформленное, но живое взаимодействие различных инициатив. Мы видим как бы и на митинге, поскольку присутствуют разнообразные инициативы, которые объединяют факт противостояния с чиновниками, московскими чиновниками, которые препятствуют реализации прав жителей - будь то владельцы земельных участков в поселке, который сносят, не считаясь ни с какими составлениями и правами, будь то жители общежитий, или вот у нас автомобилисты прибыли, движение «Тигр». В общем это взаимодействие есть. Но стоит задача сделать более регулярным, о чем я собственно сказал в своем выступлении на митинге.
Во-вторых, эта инициатива собственно не только в Москве родилась. Я говорил о том, что есть такая коалиция Союз координационных советов, созданная еще по итогам монетизационных волнений 2005 года. Она не умерла, она развивается. Сейчас несколько десятков городов, больше 20 в нее входят. Суть в том, чтобы на региональном уровне снизу создать жизнеспособную коалицию различных гражданских инициатив, необязательно протестных, но, к сожалению, по факту они сейчас все являются протестными, поскольку противостоят бюрократии и тому, что бюрократия пытается задушить любую инициативу граждан, даже простую попытку защитить свои права. Это есть во многих городах. В Петербурге движение гражданских инициатив проводит ряд акций, завтра будет в Саратове, Самаре, Сибири в нескольких городах и на Дальнем Востоке. То есть это, можно сказать, всероссийское движение.

Олег Кусов: У советов есть какие-то рычаги давления на власть?

Андрей Демидов: Если говорить о рычагах, рычаги используются самые разнообразные, начиная от судебных исков, которые, вопреки бытующему убеждению, иногда оканчиваются в пользу жителей, в пользу граждан. И кстати, совет сам по себе может помогать, юридические консультации, представлять общественных адвокатов. Кстати, мы такие примеров знаем много и по Москве, когда люди приходят и им помогают грамотно оформить заявления. И заканчивая митингами.

Олег Кусов: Я должен сказать, что митинг продолжался около двух часов, на нем присутствовали, по данным правоохранительных органов, около трехсот человек, и мне кажется, что в данном случае сведения верны. Группа неизвестных молодых людей пыталась сорвать это мероприятие. Во время выступления писателя-сатирика Трушкина они стали разбрасывать листовки, провоцировать участников митинга на драку и скандировать «Левый фронт», закрой свой рот». При этом я хорошо видел, что сотрудники милиции очень быстро локализовали этих молодых людей и увели куда-то в сторону своих автозаков.

Дмитрий Волчек: Спасибо, Олег. У нас на связи участник сегодняшнего митинга, член Совета инициативных групп Константин Косякин. Константин Юрьевич, добрый вечер. Очень много требований звучит в последние дни. Кто-то требует отправить правительство Путина в отставку, кто-то не сносить Центральный дом художника или не строить, как мы слышали, мусоросжигательные заводы. Что вам кажется насущным, главным, самым важным сейчас?

Константин Косякин: Сейчас мы считаем, что наиболее насущным является то, что все проблемы, которые в Москве накопились, они не решаются. И мы сейчас наиболее насущным считаем как решение проблем, первое - это проведение референдума в Москве, на который будем выносить все вопросы, которые будут касаться и выборов мэров, и градостроительной застройки, и проблемы земли, которая находятся около домов. В том числе будем касаться проблем, связанных с экологией, с мусоросжигательными заводами. Вот эти проблемы, которые сегодня, к сожалению, властями не решаются. И поскольку происходит такая ситуация, то в дальнейшем мы планируем создать Моссовет - это орган, в который будут входить в основном инициативные группы, которые в силу того, что жителям некуда обращаться, вот эти советы, которые есть, они в принципе под руководством Моссовета будут брать на себя и решать проблемы, которые власти не решают. И в дальнейшем, когда ситуация еще больше будет обостряться, мы думаем, что Моссовет в принципе полностью может взять власть и решать те проблемы, которые сегодня власть не в состоянии решишь в силу ряда причин, то, что там создалась определенная группировка в Москве Лужкова, Ресина, которые в принципе узурпировали всю власть и не хотят уходить со своих постов.

Дмитрий Волчек: Константин Юрьевич, она создалась не сегодня и не вчера, она создалась 16 лет назад. Вопрос такой: разрешат ли вам провести референдум, разрешат ли вам формировать этот Моссовет? Как вы собираетесь действовать?

Константин Косякин: Мы понимаем, что это тоже очень трудно. Мы уже один заход делали по проведению референдума. Московская городская избирательная комиссия согласилась с проведением референдума, но Московская городская дума, которая тоже должна давать свое добро, конечно, зарубила нашу попытку референдума. Поэтому мы поняли, что это дело непростое, но мы на этом не останавливаемся. Мы думаем делать еще один заход по проведению референдума, мы все больше будем поднимать народ, давать ему информацию о том, что происходит, показывать, что власть любым способом проблемы не решает, не будет решать, только пытается единственное, что делать, оставаться на своих постах. Мы будем разъяснять народу. Пока нас поддерживает одно количество, дальше с учетом кризиса, который происходит, я думаю, еще больше людей будет поддерживаться. Недовольство будет возрастать, особенно в Москве, в которой тоже начинается безработица, начинаются протестные акции, которые мы видим.
Я думаю, что в дальнейшем мы будем делать все возможное, чтобы не сходить с этого пути, а проводить политику на то, чтобы провести референдум, чтобы народ больше включался в активную деятельность и делать все возможное для создания Моссовета, который, мы считаем, что он будет решать проблемы москвичей. А та власть, которая сегодня, бюрократическая, коррумпированная власть, она единственное хочет: сохранить места, деньги и доходы. Те люди, которые сейчас находятся у власти, они уже не смогут по-другому. Поэтому первое: надо менять людей на ключевых постах и менять систему власти. При том систему такой власти, чтобы был контроль за деятельностью власти, которая будет. Сейчас у нас полностью бесконтрольность, что хотят, то и делают. Ельцин, когда пришел к власти, первым делом ликвидировал все органы контроля, то есть полностью развязал руки. Сейчас невозможно совершенно проконтролировать нигде.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем звонок в нашу студию. Виктор Яковлевич из Москвы, добрый вечер.

Слушатель: Можно один вопрос? Почему во всех выступлениях, которые имеют место, практически ничего не говорится о нашей судебной системе? Вы знаете, что наша судебная система ужасная, она на сто процентов лишает человека возможности добиться справедливости.

Дмитрий Волчек: Константин Юрьевич, есть ли что-то в программе Моссовета о судебной системе?

Константин Косякин: По судебной системе мы тоже стараемся сделать так, что та система, которая сейчас существует, это не судебная система - это просто девочка по вызову сегодня. Как сверху им дают установку, так они и делают. Они совершенно не принимают решения, которые бы соответствовали закону. Поэтому мы требуем, чтобы была выборность судей, а не как сейчас ситуация, при которой судьи не зависят от народа, интересы не защищают народа, а в основном действуют совершенно в других интересах, по звонку и как было и раньше, «позвоночная» система. Сейчас она опять возобновилась, и судебные решения, которые принимаются, совершенно не соответствуют закону. Даже нас когда задерживают после проведения акций, дают ложные рапорты по обвинению нас в незаконных действиях, они совершенно не принимают во внимание все наши доводы, что была истина, принимают решения на основании ложных рапортов.

Дмитрий Волчек: В Петербурге тоже сегодня прошли акции протеста. Я приветствую нашего корреспондента Татьяну Вольтскую. Татьяна, можно ли сказать, что экономический кризис как-то повлиял на стилистику оппозиционных мероприятий?

Татьяна Вольтская: Безусловно, повлиял. Я бы сказала, что вообще голь на выдумки хитра - вот так можно сказать про наших оппозиционеров. Потому что они посчитали, что практически целый год им отказывают в проведении всяческих легальных акций. То есть, конечно, если не считать отказом попытку перенести митинг в самое глухое место города, в какой-то парк на пересечении очень труднодостижимых проспектов. Но, тем не менее, одна разрешенная акция сегодня все-таки прошла. Это митинг против сноса гаражей и за компенсацию владельцам гаражей. Она была около Финляндского вокзала на площади и лозунги следующие: «Сегодня снесли гараж, завтра отнимут квартиру», «Достойную компенсацию за снос гаража», «Матвиенко, не нарушай 35 статью конституции».
Правда, не все пришедшие на митинги разделяют эти лозунги, некоторые попытались заявить, что не разделяют силовых методов, митинговых и выступают за диалог с городом. Но диалог уже длился очень долго, и гаражники ничего не добились практически. Многие сегодня прикрепили черные-белые прямоугольники на одежду. Черное символизировало мрачное, печальное прошлое владельцев гаражей, а белое – надежда на светлое будущее.

Дмитрий Волчек: Татьяна, последний, наверное, вопрос к вам: ведь завтра тоже будут какие-то мероприятия, что планируется?

Татьяна Вольтская: Завтра планируется интересное мероприятие, собственно то, которое не произошло сегодня на Финляндском вокзале, отказали как раз из-за этого митинга владельцев гаражей. Это будет митинг в поддержку автопрома. Это будет такая театрализованная акция. Вот как кризис заставляет запрещенные шествия превращать в какие-то другие нетрадиционные акции.
XS
SM
MD
LG