Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вятка: Услышат ли власти России звон пустых кастрюль? Самара: Создатели ракетных двигателей протестуют против закрытия их предприятия. Село Сузгарье: Почему Лидия Семенова решила забрать сына из армии? Псков: Помогут ли уволенным общественные работы? Сочи: 100 лет – разве возраст? Экс-губернатор Орловской области может стать сенатором; граждане против. Борьба с экстремизмом в Ростове-на-Дону – необходимость или мода? Почему Иркутский район во время кризиса вкладывает деньги в строительство детских садов? В Оренбургской области вдруг начали бороться за противопожарную безопасность. Что нужно делать, чтобы восстановить старые парки и усадьбы в пригородах Петербурга


В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:

Участник митинга: Сегодня мы считаем, что пустые кастрюли – это предупреждение власти, что дальше терять народу будет нечего!

Екатерина Лушникова: С кастрюльками, ложками, поварешками и другой кухонной утварью пришли вятские женщины к мэрии в Международный женский день. Но не для того чтобы сварить праздничный обед для начальства, а чтобы грохотом пустой посуды обратить внимание власть имущих на свое бедственное положение.

Участница акции: Цены повышаются абсолютно на все – и на продукты, особенно на лекарства. Пенсии, хотя и добавили 156 рублей, но на самом-то деле нужно хотя бы удваивать пенсии. Вот поэтому, для того чтобы выразить протест.

Участница акции: Потому что нас обижают. Поэтому мы хотим, чтобы нас не обижали, а все-таки давали людям жить, а не доводили до такого состояния.

Екатерина Лушникова: Что вы обычно варите в этой кастрюльке?

Участница акции: Картошку, и то если мне двоюродная сестра даст, буду варить, а нет – значит нет.

Участница акции: Я уже пенсионерка, а мои дети работают в культуре. А в культуре у нас по остаточному принципу. В нашей стране не нужны культурные люди, нам нужна вот эта попса, разлагающая нас, а культура – 5 тысяч зарплата, меньше, чем у меня пенсия, и у дочери, и у сына. Как я могу жить?!

Участница акции: Материально тяжело стало. Квартплату подняли – 5 тысяч в месяц надо платить. Я зарабатываю 7, муж – 10. Семья четыре человека. Как прожить на эти деньги?! А ведь надо одеться, заплатить за квартиру, а еще и покушать каждый день.

Участница акции: Там больше жить невозможно! Как мы не пойдем на митинг?! Нас уже скоро размажут. Надо постоять за себя. Обнаглело наше правительство.

Участница акции: Будем идти до конца, пока живы. Ради детей, ради внуков, ради правнуков.

Участница акции: Боремся за будущее.

Участница акции: Мне вот 80, а я, например, буду до конца жизни бороться за правду.

Екатерина Лушникова: Поддержать женщин с кастрюлями пришли мужчины с барабанами.

Участник акции: Посмотрите, пенсия повысилась на 160 рублей, а квартплата – на 600 рублей. На сахар цены удвоились практически, на все остальные – на 30 процентов. Что это такое?! Во-вторых, немало еще простых людей верят в спасителя Путина, в спасителя Медведева. Что они спасают? Они спасают свои посты для себя.

Екатерина Лушникова: Поддержать требования протестующих пришли и жильцы частных общежитий.

Участница акции: Как платить за квартиру, если она стоит 4600 рублей. Это одна пенсия за общежитие, а на вторую – на четырех человек. Жизни никакой не будет.

Участница акции: Допустим, если у меня 9 тысяч без копеек, учитывая, что ни горячей воды, ни лифта, ни мусоропровода. Три маленькие комнаты. Никаких ответов, ничего нет. От администрации нет, от правительства тоже… пока еще проблема не решена. Поэтому мы и выходим с этой акцией.

Екатерина Лушникова: Несмотря на то, что марш не был согласован с властями, милиция не чинила никаких препятствий проведению акции. Громыхающая кастрюлями и стучащая в барабаны колонна прошла по центру Вятки от городской к вобластной администрации. Похоже, что бывший участник ""Маршей несогласных", а ныне губернатор Кировской области Никита Белых выполнил свое обещание соблюдать демократические нормы в отдельно взятом регионе. За три месяца его пребывания у власти не был запрещен или разогнан ни один пикет и митинг.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

11 марта в Самаре прошел митинг против закрытия Научно-технического комплекса имени академика Кузнецова. В акции протеста, состоявшейся в поселке Управленческий у клуба "Чайка", участвовало более пятисот работников. Поводом для митинга протеста стало появление информации об объединении двух самарских оборонных предприятий: "Самарского научно-технического комплекса имени Кузнецова" и завода "Моторостроитель". Как рассказали на митинге протеста рабочие, из-за укрупнения на СНТК имени Кузнецова в поселке Управленческий должны быть закрыты собственное производство ракетных двигателей и конструкторское бюро. "Из-за укрупнения оборонных заводов на СНТК имени Кузнецова под сокращение может попасть более одной тысячи рабочих", - рассказала рабочая СНТК имени Кузнецова Людмила Ефимова.

Людмила Ефимова: Я так поняла, что им легче закрыть завод, нежели чтобы работали. А люди все хотят работать и за такую низкую зарплату. Месяцами зарплату не платят, а мы все равно работаем. Не хотят они… Все направлено на закрытие.

Сергей Хазов: Долг по зарплате перед рабочими Самарского научно-технического комплекса имени академика Кузнецова по информации руководства предприятия сегодня превышает 50 миллионов рублей. По словам председателя профсоюзного комитета предприятия Виктора Чернышева, сумма долга перед рабочими гораздо больше.

Виктор Чернышев: У нас зарплата не выплачивается с ноября месяца. Декабрь, январь, февраль уже закончился. 16 марта уже будет три месяца. А это порядка 70 миллионов рублей. Сотрудники не получают заработную плату.

Сергей Хазов: Как рассказал председатель профкома СНТК Виктор Чернышев, сейчас около одной тысячи восьмисот человек, это примерно 90 процентов рабочих предприятия, отправлены в отпуск с выплатой 60 процентов зарплаты. На митинге протеста рабочие говорили о том, что СНТК Кузнецова создавался после войны в поселке Управленческом именно как независимое предприятие, объединившее конструкторское бюро и производство. "Сокращения на СНТК имени Кузнецова не приведут к массовым увольнениям", - пояснила представитель самарской двигателестроительной корпорации Анастасия Денисова.

Анастасия Денисова: Говорить о том, что одномоментно сократится половина персонала или очень такие большие, существенные сокращения – тысяча людей, этого не будет. Есть программа по оптимизации персонала. Она будет тоже проводиться поэтапно в рамках Трудового законодательства – не более 10 процентов в 2009-2010 году. По нашим оценкам, на одного производственного рабочего приходится один управленец. Это как бы неправильно.

Сергей Хазов: "Государство должно обратить внимание на уникальное предприятие, каким является самарский СНТК имени Кузнецова, где были созданы двигатели для российских реактивных самолетов, а также уникальные ракетные двигатели для советской "лунной ракеты"", - считает председатель обкома профсоюза рабочих авиационной промышленности Павел Ожередов.

Павел Ожередов: Стоит задача с тем, чтобы государство сделало заказы этих изделий для того, чтобы дать работу этому предприятию СНТК имени Николая Дмитриевича Кузнецова, а также работу "Моторостроителю" и другим предприятиям, которые в кооперации по созданию этих машин.

Сергей Хазов: О позиции губернских властей в решении проблем Самарского научно-технического комплекса имени Кузнецова рассказал министр нефтехимической и газовой промышленности Самарской области Вячеслав Денисов.

Вячеслав Денисов: Попытка сегодня руководства предприятия оптимизировать затраты путем замораживания одной из площадок, она понятна. Но мы ее не можем поддержать в полной мере, пока мы не поймем, как это будет происходить технологически, когда будет полностью расписан весь план такой структуризации. Правительство области предпринимает все сегодня возможные и невозможные шаги для того, чтобы смягчить эту ситуацию. На сегодняшний момент окончательных решений не принято. Мы хотим получить от руководства не только СНТК Кузнецова и "Моторостроитель", но и оборонпрома, полную программу действий, в том числе по дальнейшему использованию площадки, по трудоустройству каждого человека. Мы, безусловно, не поддерживаем ни массовых сокращений, ни тем более потери компетенции наших предприятий.

Сергей Хазов: "По итогам акции протеста рабочими принято обращение к президенту с требованием не допустить закрытия уникального научно-технического комплекса по производству авиационных и ракетных двигателей", - рассказал председатель профкома СНТК имени Кузнецова Виктор Чернышев.

Виктор Чернышев: Основной момент этой резолюции – это сохранение предприятия, погашение долгов по заработной плате, разработать антикризисную программу развития предприятий и господдержка предприятия как на государственном уровне, так и на областном.

Сергей Хазов: По информации Федерации независимых профсоюзов Самарской области общий долг по зарплате на самарских предприятиях военно-промышленного комплекса на конец января превысил 384 миллиона рублей.

В эфире Мордовия, Игорь Телин:

49-летняя жительница села Сузгарье Рузаевского района республики Лидия Семенова, спасая своего сына Владимира, четыре раза просто-напросто выкрадывала его из Российской армии. По мнению матери, ее сына вообще не должны были забирать на службу – по медицинским показаниям. Парень страдал от последствий полученной в детстве черепно-мозговой травмы, были у него и хронические заболевания.

Лидия Семенова: Основные заболевания – последствия черепно-мозговой травмы плюс пять сотрясений головного мозга.

Игорь Телин: Однако летом минувшего года 18-летний Владимир был признан медицинской комиссией "годным к воинской службе с незначительными ограничениями" и направлен в часть, расположенную в Подмосковье. Спустя месяц, парень позвонил матери и пожаловался, что у него начались головные боли, ухудшилась память, началось кровотечение из носа. Лидия немедленно выехала в Щелково, где располагалась часть, в которой служил Владимир. Показав военным медикам его медицинскую карту, она добилась, чтобы сына, еще не успевшего принять присягу, положили в госпиталь. Там медики подтвердили факты обострения хронических заболеваний, однако в качестве лечения назначили ему "трудотерапию", по словам матери - тяжелую, непосильную работу. И тогда Лидия Семенова решила увезти своего сына. Она наняла такси, подъехала к больнице, вызвала Владимира. Тот быстро прыгнул в салон, сменил больничную одежду на обычную.

Возвращаться в родное село Семеновы не стали, а поехали из Москвы прямо в Пензу, в военную прокуратуру. Здесь с парня взяли объяснения и поместили в военный госпиталь. Но тут возникла еще одна проблема. Владимир разговаривает во сне, это началось у него еще в детстве, после того, как повесился его дед. Мальчишка первым увидел страшную картину. Пережитое, конечно же, сказалось на психическом состоянии. А солдаты-старослужащие, лежавшие в одной палате с ним стали по ночам класть ему на лицо подушку и одеяло, якобы для того, чтобы не было слышно, как он разговаривает во сне. После этого, мать снова, тайком, забрала сына из военного госпиталя и привезла его домой. Соседям о похищении из армии не сказали ничего, и они уверены вот в такой версии возвращения Владимира.

Жительница: Я слышала, что как будто его по болезни комиссовали.

Игорь Телин: Между тем, Лидия Семенова обратилась в районный суд и просила назначить Владимиру независимую от армии экспертизу, которая бы определила - позволяет ли здоровье сына служить в армии или нет. Но после первого заседания суда работники военкомата вместе с участковым забрали парня и отправили обратно в Пензу. Там его поместили в карцер при военной комендатуре, хотя Владимир даже присягу не успел принять. Потом – опять госпиталь. И Лидия снова, пользуясь проверенным уже методом с такси, похищает сына и привозит его домой.

Незадолго до Нового года, парня опять забирают военные и милиция. Привезли в воинскую часть, где его тут же избили. По словам Лидии, экзекуцией занимался лично заместитель командира по воспитательной работе. Каждый вечер парня выводили перед строем и стыдили как самовольно оставившего часть. После отбоя – очередная порция издевательств. В итоге мать решила снова похитить сына из армии.

Лидия Смирнова: Я, скажем прямо, выкрала сына из нашей российской армии из-за серьезных заболеваний, которые, находясь в армии, еще из-за применения по отношению к сыну неуставных отношений обострились.

Игорь Телин: На этот раз Лидия Семенова спрятала сына, как она сама говорит "в надежном месте", и пока ждет суда. Во второй половине марта должно состояться заседание Верховного суда Мордовии, на котором должна решиться судьба Владимира.

В эфире Псков, Анна Липина:

Молодая мама: После того, как приказ об увольнении отменили, меня отправили в отпуск по уходу за ребенком, но должности я не имею. Таким образом, если я захочу выйти сейчас на службу, меня сразу же уволят.

Анна Липина: Молодая мама - одна из категорий, подверженных риску остаться без работы, сообщили в псковском областном совете профсоюзов. Анализируя звонки на "горячую линию", сотрудники правового отдела облсовпрофа определили круг проблем, которые волнуют людей - это сокращение штата и защита прав беременных женщин и молодых матерей. Каждый третий звонок о том, что заставляют уволиться по собственному желанию или соглашению сторон. Административное и психологическое воздействие - меры, которые применяют работодатели к своим работникам, говорит заместитель председателя облсовпрофа Ульяна Михайлова. Тем не менее, у работодателей есть вполне законные способы избавиться от лишних сотрудников. Например, предложить им работу в филиале, территориально удаленном от места жительства.

Ульяна Михайлова: Работникам, которые подвергаются к такой вот обработке, мы рекомендуем не идти на такой шаг, не увольняться по собственному желанию или соглашению сторон, если им параллельно не предлагается какая-то адекватная финансовая компенсация.

Анна Липина: Уровень безработицы в Пскове вырос на треть по сравнению с началом года. Увеличилось число случаев, когда руководители предприятий вынуждают работников увольняться по собственному желанию. В то же время, свободных вакансий стало меньше. Прокуратура начала проверки предприятий, где руководители заставляют уволиться по собственному желанию, говорит помощник прокурора Ярослава Тараканова.

Ярослава Тараканова: Возможно, это и имеет распространенный характер, но граждане не обращаются в прокуратуру. Хотя мы и ведем разъяснительную работу, говорим, чтобы к нам обращались, и мы будем принимать меры реагирования.

Анна Липина: В Псковском центре занятости населения - многолюдно. Некоторые ищущие работу псковичи посещают центр чуть ли не ежедневно - вдруг появятся новые вакансии.

- Ситуация меняется каждый день. Вот, может быть, сегодня какой-то работодатель у вас подвернется.

Анна Липина: Инспекторы Центра занятости активных соискателей узнают в лицо. Светлана Борисова - одна из таких. Работала бухгалтером в частной компании, уволили два месяца назад. Центр занятости пока предложил ей переобучение.

Светлана Борисова: Ну, вот предложили еще поучиться на секретаря, изучить делопроизводство и кадры.

Анна Липина: Альтернативный путь поиска работы - кадровые агентства. Как правило, клиенты кадрового агентства - менеджеры среднего и высшего звена. Александр работал заместителем директора, работу потерял.

Александр: Большая энергия, огромное желание учиться и работать.

Анна Липина: Как говорит директор кадрового агентства Светлана Винницкая, заявок от работодателей сейчас мало, в то время как количество ищущих работу заметно увеличилось.

Светлана Винницкая: Надеемся, что общими усилиями сможем решить этот вопрос, но мы всегда говорим о том, что в подобной ситуации многое зависит от самого человека, его позиции.

Анна Липина: Между тем, антикризисная программа Псковской области, направленная на снижение напряженности на рынке труда, прошла согласование различных министерств и ведомств Российской Федерации. Основная идея программы - организация общественных работ и переобучение. Программу разработали в областном управлении соцразвития. Говорит начальник управления Армен Мнацаканян.

Армен Мнацаканян: Я думаю, наша программа начнет работать в середине апреля, в лучшем случае, в середине марта начнем работать уже.

Анна Липина: На реализацию программы из федерального бюджета будут предоставлены субсидии в размере 61 миллиаона рублей, еще 3 миллиона составит софинансирование из областного бюджета. На эти средства планируется организовать общественные работы для 3 тысяч безработных и переобучение для 500 работников, находящихся под риском увольнения.

Тем временем, по данным областного совета профсоюзов, численность работников, планируемых к увольнению в марте, составляет чуть более 2,5 тысяч человек.

В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:

Родственник: Сегодня мы здесь собрались для того, чтобы отметить День рождения нашей любимой тети.

Геннадий Шляхов: Скромно, в кругу родных и близких отметила свой 100-летний юбилей жительница Адлера Байзар Текмиджан. Воспитав шестерых детей, она окружена сегодня заботой многочисленных родственников, внуков и правнуков. Поэтому и поздравляли юбиляра два дня, чтобы всем успеть!

А ведь едва появившись на свет, она должна была сразу же умереть – мать погибла при родах. Тогда отец сказал: "Хороните новорожденную в одной могиле с женой. Мне ее не поднять". Так бы и похоронили, если бы в этот же день у другой женщины при родах не погиб младенец. Его матери и отдали маленькую девочку, которую позже назовут Байзар. В 13 лет она вышла замуж – такова была традиция. В 15 – родила первого ребенка, а в 90 – похоронила мужа. Сегодня ее опекают многочисленные родственники, которые не перестают удивляться жизнелюбию Байзар Текниджан.

Родственница: Тетя, ты своего мужа любила? Говори громко!

Байзар Текмиджан: Если он меня любил, я тоже любила!

Родственница: Сколько у тебя детей, тетенька моя?

Байзар Текмиджан: Четыре мальчика и две девочки.

Родственница: А внуков сколько у тебя?

Байзар Текмиджан: Много…

Родственница: 18 внуков. Самому младшему – 3 года. Правильно?

Геннадий Шляхов: Бабушкой Байзар Текмиджан никто из родных не называет – тетя, а чаще всего "мама", так обращаются к ней близкие и дальние родственники. Вспоминает сын Карапет Текмиджан.

Карапет Текмиджан: Когда нам надо было работать, а мы бежали играть, а она на нас кричала, ругала. Строгая была – работать надо, чтобы деньги зарабатывать. Маленькие были, а кормить семью надо было. А так веселая жизнь была. Все хорошо, плохое мы забыли.

Владимир Татулян: В 1933 году мы были репрессированы в Казахстан. Это хорошо было, скажи?!

Геннадий Шляхов: Это в разговор вступил племянник именинницы – врач Владимир Татулян.

Владимир Татулян: Из Казахстана вернулись обратно. Сейчас они числятся репрессированными. Удалось вернуться. А бабушка у них там умерла, так в Казахстане и осталась. Это, можно сказать, нехорошее. А хорошее – после приезда у них сложилась, более или менее, удачная жизнь. Всех она замуж выдала, женили. Много внуков.

Звучит музыка

Геннадий Шляхов: День рождения Байзар Текмиджан отмечали два дня. Народный армянский инструмент играл все это время без устали, не смолкали и тосты. Вот только путались иногда выступающие. Одни поздравляли маму Байзар со 100-летним юбилеем, другие – со 101 днем рождения. Все дело в том, что, на самом деле, Байзар Такмиджан исполнился 101 год, но из-за ошибки, когда-то допущенной при оформлении паспорта, формально она моложе на год своего и без того почтенного возраста.

Звучит музыка.

В эфире Орловская область, Елена Годлевская:

Не прошло и двух недель со дня вступления в должность нового губернатора Орловской области Александра Козлова, как местные коммунисты выставили пикет. В их руках плакаты: "Сенатор Строев народ не устроит!", "Народ пребывает в прострации: с допроса – в Совет Федерации!" Таков ответ регионального отделения КПРФ на намерение Александра Козлова представить на ближайшей сессии областного Совета народных депутатов своего предшественника – Егора Строева в качестве кандидата в члены Совета Федерации, на место его дочери Марины Рогачевой.

Как уже сообщалось, 16 февраля Егор Строев, руководивший Орловской областью около 24 лет, указом президента был досрочно освобожден от должности, что позволило местным аналитикам в полный голос заявить о нем как о неэффективном менеджере. Кроме того, последние полтора года Орловщину сотрясают коррупционные скандалы, в которых замешано высшее руководство области. На прошлой неделе в Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре России по Орловской области был вызван сам Егор Строев. И у населения Орловщины, и у правоохранительных органов накопилось немало вопросов к бывшему губернатору, в том числе о законности приватизации государственного имущества, оказавшегося в руках его семьи.

Так что, желание Егора Строева стать сенатором и получить неприкосновенность, понятно. Но чем же руководствовался новый губернатор при выборе кандидата в Совет Федерации? Александр Козлов на пресс-конференции для журналистов местных и федеральных средств массовой информации, состоявшейся в четверг, свое решение объяснил так:

Александр Козлов: У него есть огромное количество заслуг. Если кто со мной не согласен, давайте аргументы. Но у нас единственный человек – Строев – в России, который имеет четыре степени Ордена "За заслуги перед Отечеством". Вы мне можете сказать – ну, мы знаем, как это все давали. Но, тем не менее… Он является почетным гражданином Орловской области, является почетным председателем Совета Федерации. Я больше ничего не говорю. Я не хочу его ни хвалить, ни хаять. Это уже не моя епархия.

Скажу только одно – я уже с ним договорился. В принципе, он принял такую постановку. Он в орловские дела больше не вмешивается. Кроме того, что он раздал, он должен вернуть в Орловскую область, независимо оттого, кому раздал. Меня это не волнует. Акции должен вернуть – и "Орелстрой", и "Орелэнерго", и "Орловской нивы"… Сейчас целый час буду перечислять, пальцев не хватит. Это моя задача. Мне надо все вернуть, что возможно. Мне легче будет заставить всю эту команду заставить вернуть все, что они забрали, чтобы он был в Совете Федерации, а не где-либо еще, или на пенсии. Хотя на пенсии он будет в самое ближайшее время. Этим я руководствовался, прежде всего. В принципе, я мог бы этого и не делать, но были бы другие проблемы.

Поэтому, я думаю, что в данном случае оттого, что я его представил в Совет Федерации сенатором от нашей области, можно определенную пользу получить для области. Авторитет я, наверное, тут в какой-то степени потеряю, но… Поживем – увидим. Я еще раз повторяю, моя задача – максимально все вернуть. Я прошу вас это учесть! Я буду добиваться этого!

Елена Годлевская: При этом он дал понять, что выдвижение отставного губернатора нельзя рассматривать как его личную инициативу.

Александр Козлов: Такие вещи, конечно, делаются не просто одним росчерком пера губернатора. Я могу сказать, что есть президент, есть его отношение к этому вопросу. Есть председатель правительства, есть председатель Государственной Думы, есть, в конце концов, генеральный секретарь партии "Единой России", есть, в конце концов, "Единая Россия". Будут голосовать депутаты.

Елена Годлевская: На это пикетчики отвечают:

Екатерина Лихачева: Если Строев пойдет с повышением, народ потеряет веру ко всему правительству. В Москве тоже знают, что Строев развалил всю Орловскую область. И берут его с повышением. Тогда у нас к ним не будет никакого доверия у народа и к власти, и к новому губернатору, и к московской власти тоже.

Елена Годлевская: Это мнение орловчанки Екатерины Лихачевой. А вот что говорит учительница с сороколетним стажем, представившаяся как Ольга Степановна:

Ольга Степановна: Я вышла, потому что я даже плакала, когда узнала из прессы, что Строев будет в Совете Федерации. Нельзя такому человеку быть в Совете Федерации. Почему? Я учитель, педагог с 40-летним стажем, я с Верховского района, директор Суходолье, в простонародье – Квасовка. От станции Верховья 4 или 5 километров. В это лето поехала, думала – перед смертью на родное место, поклонюсь. Приезжаю. Мама родная! От деревни ничего нет! Заросла бурьяном, еле видны крыши! Дело было летом прошлого года. Только в одном доме живут двое, муж с женой, и говорят: "Что ты! Все уже давно распродано, все давно развалено, а мы доживаем". Если пробраться даже к домикам, там надо топор брать и заросли пробивать! Это заслуга чья?! Это заслуга вот этого губернатора, которого сейчас пробивают в Совет Федерации! Я хотела пойти на почту и отбить телеграмму, не пожелаю со своей копеечной пенсию, Медведеву: "Ради бога! Не издевайтесь, не бейте нас по лицу! Не давайте пощечину. Мы уже добитые здесь и морально, и материально, и всяко! Радио бога, спасите Орловщину от Строева!"

Елена Годлевская: Коммунисты заявили о том, что будут выставлять пикет ежедневно, до дня сессии областного Совета народных депутатов, которая назначена на 14 марта. Теперь судьба Егора Строева в руках орловских избранников.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:

20-летний студент получил ножевое ранение и скончался на месте. Другой - также ножевым ранением - был госпитализирован. Так закончилась драка в центре города между студентами нескольких ростовских вузов.

По словам представителя Главного управления внутренних дел по Ростовской области, разнимать дерущихся пришлось прибывшему на место происшествия наряду милиции, усиленному бойцами ОМОНа. Вначале следствие склонялось к мысли о том, что конфликт возник из-за попытки завладеть чужим сотовым телефоном. Но на недавнем заседании городского политического клуба партии "Единая Россия" заместитель начальника милиции общественной безопасности региона Сергей Жуков заявил, что существуют доказательства принадлежности второго погибшего там человека к группировке "скинхедов". В частности, татуировки на его теле, призывающие к "Священной войне".

По мнению высокопоставленного сотрудника милиции, в Ростове-на-Дону остро стоит проблема экстремизма в молодёжной среде. Эту мысль поддержал и руководитель регионального Агентства молодёжных инициатив "Молодая гвардия" Борис Арженовский.

Борис Арженовский: Мы на прошлой неделе вышли с предложением к органам нашей власти (и нас поддержали) – создать в Ростове студенческий штат, который будет заниматься координацией работы в студенческой среде среди национальных групп. Со следующей недели будет запущен молодежный студенческий телефон доверия. Просто вот такая проблема, о которой раньше просто не принято было говорить вслух, что меня бьют в коридоре, я боюсь выйти из своей комнаты. Мы хотим, чтобы в любой такой ситуации был механизм, чтобы хотя бы просто позвонить и сказать: "Помогите мне. Я боюсь выйти на улицу".

Григорий Бочкарев: "Все участники межнациональных конфликтов и основная масса членов экстремистских группировок в Ростове-на-Дону – это учащаяся молодёжь! Школьники и студенчество! Ни одного рабочего практически нет", - сообщил Сергей Жуков.

По мнению редактора отдела "Политика" областной газеты "Наше время" Владимира Кобякина, тема о чрезмерном увлечении ростовской молодёжи экстремизмом возникла буквально на днях в результате конъюнктуры, в том числе, и политической.

Владимир Кобякин: Какую бы сторону экстремизма не взять, Ростов всегда отличался, в общем-то, в целом, толерантностью. Это всегда был самодостаточный город, где уживалось много национальностей. Тема молодежного экстремизма пришла откуда-то с севера. В Воронежской области, в Центральной России, где это действительно актуально, Петербург опять же. Здесь она неожиданно стала модной. И этот ярлык сейчас вешают, в общем-то, на все. А вот то, что в Ростове не сумело ужиться "Русское национальное единство" (РНЕ)… Они не сумели. Были организации, вроде бы даже мощные, а потом они захирели и исчезли. Это, я считаю, говорит о многом. У нас сейчас принято все, что не совпадает по цвету, называть экстремизмом. Это, кстати, очень удобно. Можно назвать, скажем, протест пенсионеров против повышения цен на услуги ЖКХ экстремизмом, а можно не называть – в зависимости от ситуации. Сейчас это не назовут, а завтра могут назвать. Вот точно так назвали эту молодежную драку – проявлением экстремизма. Скорее всего, нашли удобное объяснение, модное объяснение. Теперь надо оправдать свою бездеятельность, свой промах. Поэтому проводятся профилактические мероприятия, ставится галочка в отчете, после чего высокопоставленный милицейский начальник является перед публикой и говорит, что в Ростове молодежь увлекается экстремизмом, и мы полны стремления - положить этому конец.

Григорий Бочкарев: Так что, утверждение некоторых милицейских начальников Ростовской области о наличии экстремизма в молодёжной среде лишь отчасти соответствует действительности. Например, футбольные болельщики или участники "Марша несогласных" действительно привержены крайним взглядам. Хотя, согласитесь, ведь это свойственно большинству молодых людей. Но быть молодым – ведь это не экстремизм?

В эфире Иркутск, Екатерина Вертинская:

В Иркутском районе Приангарья местные власти решили вкладывать в детство. В этот раз не на словах, а на деле. Десятки миллионов рублей тратят на строительство новых и капитальный ремонт старых детских садов. В конце восьмидесятых, когда был спад рождаемости и дошкольные учреждения стали закрывать по всей России, коснулось это и Иркутского района. А сегодня, когда на очереди стоит 2 тысячи ребятишек, вопрос очень актуальный. Вот и пытаются власти усиленно решать проблему. За последние полтора года в районе открыто два десятка дошкольных учреждений. На днях детям поселка Бурдаковка подарили группу, стоит она немного немало 2 миллиона рублей. Все деньги выделены исключительно из районного бюджета. Говорит начальник управления образования администрации Иркутского района Галина Кудрявцева.

Галина Кудрявцева: Обращаясь к администрации района, обращаясь к думе, в общем-то, меня понимают и считают, что вложение денег в детей, в развитие и обучение детей - это самое правильное расходование денег.

Екатерина Вертинская: Открытия детского сада в поселке Бурдаковка местные жители ждали 20 лет. И вот свершилось, у них появился, правда, не детский сад, а только одна группа, но бурдаковцам и этого пока достаточно. 15 мам уже отдали сюда своих ребятишек. И теперь каждая из них может устроиться на работу и внести свой посильный вклад в бюджет семьи, что в момент финансовой нестабильности очень актуально. Говорит жительница поселка Бурдаковка Елена Рудых.

Елена Рудых: Я очень рада, что снова открылся наш детский садик. Я сама в него ходила 20 лет назад, наш выпуск был последний, и сейчас появилась такая возможность отправить в этот детский сад моего ребенка. И теперь у меня появится свободное время, и я смогу найти работу подходящую.

Екатерина Вертинская: Конечно, в Иркутском районе остались еще такие населенные пункты как Горяшино, где дошкольных учреждений нет ни одного. В последнее время в поселке активно развивается фермерское хозяйство, а потому садик там крайне необходим, родителям надо работать. По словам Галины Кудрявцевой, финансовый кризис внес в их планы свои коррективы, на Горяшино в их бюджете денег в ближайшее время не будет. Но чиновники не успокаиваются, подготовили проектно-сметную документацию и обратились за помощью к губернатору Приангарья, пока ответа нет. Галина Федоровна добавляет, открытие детских садов важно еще и потому, что дает им возможность бороться с безработицей. Вот что она говорит по этому поводу.

Галина Кудрявцева: У нас дополнительно было принято 65 только педагогических работников в детские сады. Сюда вошли логопеды, психологи. Кроме того, мы приняли четыре человека как медсестру, обслуживающий персонал 82 ставки. Итого 154 новых ставки введено в детские сады.

Екатерина Вертинская: Тем временем в городе Шелехов Иркутской области местная жительница Екатерина Волкова, узнав о событии в Бурдаковке, искренне порадовалась за сельских мамочек. В их городе, несмотря на огромные возможности градообразующего Иркутского алюминиевого завода, проблему решать не хотят. А ее дочке Алине в этом году уже исполнилось три года, а очередь в детский сад еще не подошла. Отпуск по уходу за ребенком молодой маме дали до трех лет, в феврале ей нужно было выходить на работу. Потерять место в такое тяжелое время как сейчас, для их семьи не приемлемо. Как вышли из положения рассказывает Екатерина Волкова.

Екатерина Волкова: На три часа мы водим ребенка в частный детский сад. Поэтому вопрос, конечно, очень наболевший, вот будем ждать, когда подойдет очередь и вставать в детский сад нормально, как положено.

Екатерина Вертинская: Таких детей, как Алина Волкова, в Иркутской области 24480. До 2014 года в правительстве региона планировали ввести в эксплуатацию 17 тысяч новых мест. Предполагаемый объем финансирования составлял 13,5 миллиардов рублей. Но, учитывая, что областной бюджет от сессии к сессии сокращают, вряд ли этим планам суждено сбыться. Тем временем в Иркутском районе нашли денег на капитальный ремонт еще одного детского сада и одной группы. Открытие планируют на апрель.

В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:

Лидия Соломко: Я пришла работать руководителем 5 лет назад, там было 90 пунктов. На сегодняшний день осталось 38 пунктов капитального характера. Остальные все были устранены.

Елена Стрельникова: С досадой рассказывает директор Чебеньковского профучилища Лидия Соломко. На днях по заявлению пожарных суд вынес решение закрыть общежитие этого учебного заведения. Главные претензии - нет пожарной сигнализации, не работают водяные гидранты, система оповещения людей о пожаре не удовлетворяет современным требованиям. Плюс пришлось убрать на первом этаже деревянные полы и выдрать деревянную обшивку стен в коридорах. Последнее сделать оказалось проще простого, говорит Лидия Соломко.

Лидия Соломко: Если пожарную сигнализацию на пять этажей сделать, то будет стоимость 1 миллион 102 тысячи 765 рублей. Откуда же у нас такие деньги?!

Елена Стрельникова: Опечатывать Дом милосердия в Саракташской обители судебные приставы пришли в первый день Великого поста. 40 послушников, в основном пожилого возраста, выселяться отказались. Дом милосердия опечатали вместе с людьми. Говорит настоятель Свято-Троицкой Православной благотворительной обители милосердия протоиерей Николай Стремский.

Николай Стремский: Как пережили?! У них приступы сердечные были. Одна умерла, потому что она два года болела. Но, тем не менее, для людей это удар, это стресс, это шок!

Елена Стрельникова: Чтобы удовлетворить все требования Госпожарнадзора нужно строить новое здание обители. На что? вопрошает Николай Стремский.

Николай Стремский: Ну, мы-то не государственное учреждение. Мы Русская православная церковь Московской патриархии. Нам деньги никто не выделяет отдельной строкой на содержание обители милосердия. Мы потихонечку, по крупиночкам собираем с миру по нитке с добрых людей, с организаций – просим, стучим. Сейчас очень сложно. Сегодня в силу кризиса многие организации прекратили свою помощь – либо разорились, либо урезали до минимума. Плюс ко всему еще идут наезды со стороны органов Госпожарнадзора, судебной и исполнительной властей.

Елена Стрельникова: В этом деле у каждого своя правда, добавляет отец Николай.

Николай Стремский: Естественно, каждый стоит на своей букве закона, каждый старается буквально исполнить, потому что каждый переживает за себя, переживает за свое рабочее кресло. Каждый свое дело делает. Приходят судебные приставы и поставили на выселение.

Елена Стрельникова: В итоге Николай Стремский взял всю ответственность за безопасность людей на себя. А вот бесплатное общежитие в Чебеньках сейчас закрыто. 84 студента, из которых 50 детей-сирот, выселены. Говорит Лидия Соломко.

Лидия Соломко: Кто ездит в близлежащие села на электричке, для детей сирот поставили 12 кроватей, для девочек мы сняли комнату в больнице рядом с нами. А остальные находятся на квартирах – у сотрудников, у детей, обучающихся. Несправедливо. Тем более, вынести постановлением суда о выселении в зимнее время! Хотя мы прекрасно знаем, что до 15 мая никто не имеет права выселять никого!

Елена Стрельникова: Сразу после трагедии в доме престарелых в республике Коми практически во всех социальных учреждениях Оренбургской области пожарные выявили недочеты. В Гае закрыли дом-интернат для умственно-отсталых детей, а в Переволоцке – центр для детей и подростков. Часть ребят распределили по другим спецучреждениям - кого-то вернули назад тем же неблагополучным родителям, от которых совсем недавно детей буквально спасали. Все благополучно только в одном Ташлинском районе. Там нет ни приютов, ни интернатов. А в Переволоцком районе сразу после праздников в селе Рычковка сгорела начальная школа. Говорит директор Эльвира Сагитова.

Эльвира Сагитова: Когда я школу сдавала в августе, у меня там было выявлено только одно замечание, а так замечаний никаких не было. Школа у меня была очень хорошая. Они приезжали и сами хвалили мою школу.

Елена Стрельникова: А вот у пожарных сразу после трагедии нашлись недостатки. Как заявил исполняющий обязанности начальника Главного управления пожарной безопасности при МЧС Российской Федерации по Оренбургской области Сергей Коротков:

Сергей Коротков: Основными недостатками там являлись – отсутствие автоматической пожарной сигнализации и системы оповещения людей при пожаре, отсутствие защиты, отсутствие наружного противопожарного снабжения и нарушение правил безопасности при эксплуатации электрооборудования.

Елена Стрельникова: Кстати, в прошлом году Рычковская школа была вынуждена отказаться от газовой системы отопления. Правоохранители заявили - газовый котел не должен находиться в здании. Одноэтажную школу, где всего два класса, этой зимой отапливали электрообогреватели. Возможно, они и стали причиной возгорания. Сами жители села считают, что огонь можно было бы остановить вовремя и спасти школьные принадлежности. Но на место происшествия пожарные прибыли через три часа после вызова, добираться им пришлось из райцентра Переволоцк в 65 километрах. На четыре села нет ни одной пожарной машины. Говорит глава администрации Наталья Новикова.

Наталья Новикова: Наша территория и близлежащие села не имеет никакой пожарной машины. У нас ее нет. Если загорится частный дом, к нам не приедет никто!

Елена Стрельникова: Когда-то многие колхозы Оренбуржья имели свои пожарные машины и добровольную дружину. Сейчас в области закуплено много новой пожарной техники. И главы администраций готовы взять на вооружение старую, предоставить теплый гараж, выделить людей. Пока эти предложения остаются без ответа Госпожарнадзора. А значит и самая современная сигнализация все чаще устанавливается только для галочки.

В эфире село Никольское, Татьяна Вольтская:

Старые дворянские усадьбы сегодня входят в моду. Судьба большинства из них печальна - те, что не сгорели после революции, были приспособлены под колхозные конторы, склады и даже больницы. С одной стороны, в советские годы печально было смотреть, например, на туберкулезную больницу, расположившуюся в усадьбе предков Пушкина Ганнибалов в поселке Кобрино. С другой стороны, когда больница оттуда выехала, последняя жизнь, теплившаяся доме, угасла, и теперь он на глазах разваливается. Другой пример, более удачный, - это бывшая усадьба Демидова в селе Никольское Гатчинского района. Там находится известная психиатрическая больница имени Кащенко. О самой больнице и о том, как там содержатся пациенты, говорят разное, ореол вокруг нее довольно мрачный, но это общероссийская проблема психиатрии, закрытой для общественного контроля. Зато здание, где расположен дом скорби, а также парк и пруд постепенно оживают. Парк - задумчивый и светлый, как большинство остатков здешних усадеб, длинный красивый пруд затенен серебристыми ивами. Говорит главный врач больницы имени Кащенко Олег Лиманкин.

Олег Лиманкин: Место это называется Сиворицы, почтовый адрес – это Никольское. Это бывшая усадьба Апраксиных, от нее ничего не осталось. А то, что осталось от усадьбы, теперь это Демидовская усадьба, выстроенная Иваном Егоровичем Старовым в 70-х годах XVIII века. Весь этот комплекс, более или менее, центральная часть, сохранился. Сам комплекс огромнейший, включал в себя фактически пять усадеб. Последние находки в Екатеринбургском художественном музее новых картин, на которых показали, что это был не проект, а это был реализованный проект. На самом деле, был огромный комплекс, от которого осталась центральная часть, которая также является, я считаю, наиболее крупным сохранившимся ансамблем с общей композиционной структурой, сохранившейся до нашего времени в Ленинградской области.

У усадьбы были сложные времена – была гражданская война, была Отечественная война, там была массовая гибель больных, уничтожение больницы. На сегодняшний день это крупное учреждение – 1,5 тысячи коек, большой психиатрический центр.

Что делаем с усадьбой? В конце 90-х годов занялись усадьбой как таковой. Было восстановлено главное усадебное здание, флигели. Представляла она из себя печальное зрелище. Это была контора, выкрашенная зелено-синей красной с кучей проводов по стенам, с массой перегородок. Все, что можно было уничтожено чужеродное. Все, что можно было восстановлено исконное, исходное. Восстановлены оба флигеля, в одном из которых останавливался Тургенев, у которого была уже крыша снесена и так далее.

Больница как памятник истории культуры представляет из себя такой блок. Это усадебный комплекс XVIII века Демидовский. Больничные здания царской больницы (в будущем году мы будем отмечать 100-летие больницы имени Кащенко) – это тоже памятник. Это русский модерн уже начала ХХ века. Он тоже интересный. Это фактически больница царская под открытым небом – единственная в России. Такой больше нет, включая лечебные здания, хозяйственные здания, церковь, театр – это тоже уникальный комплекс, который сейчас тоже, более или менее, весь приведен в порядок. Вычищен был парк. Это была самая сложная и хлопотная часть работы. Где-то 5 лет это заняло, поскольку никаких средств, естественно, на это никто не выделял. Все делалось руками единомышленников, спонсоров, помощников рубилось, чистилось. Вывозилось огромное количество мусора, бетона, столбов, зарывались ямы, траншеи!.. Это была колоссальная работа. Более или менее, парк сейчас представляет то, что он представлял.

Татьяна Вольтская: Но, конечно, речь не идет о декоративном убранстве, клумбах и прочих садовых затеях. Очень важно, что, по словам главного врача, парк сейчас доступен для всех желающих. Долгое время пришлось биться для решения еще одной проблемы.

Олег Лиманкин: Четыре года мы потратили на то, чтобы к парку нельзя было подъехать на машине. Мы рыли траншеи, рвы специальные по окраинам, бетоны ставили, машины ловили, милицию вызывали. Была специальная группа подростков, которые шины прокалывали и так далее. За пять лет нам удалось полностью прекратить… Всякий русский человек – для него есть один запретительный знак "кирпич". Все остальные знаки предупреждающие. Вот только если физические нельзя, тогда нельзя.

Татьяна Вольтская: Понятно, что интерес к старым усадьбам - это веяние времени, но оно отчасти рукотворное, говорит главный специалист департамента государственной охраны, сохранения и использования объектов культурного наследия Комитета по культуре правительства Ленинградской области Ольга Набокина.

Ольга Набокина: Работа наиболее массовая по обследованию усадеб началась в конце 80-х годов. По заказу Инспекции охраны памятников Управления Леноблисполкома тогда еще началась планомерная работа по паспортизации усадебных парков. Инспекция охарны памятников была заказчиком этой работы (и огромный, титанический труд работников Института "Леспроект") начала обследовать усадебные парки Ленинградской области – планомерно район за районом – Лужский, Ломоносовский, Волховский, Всеволожский и так далее. Все сегодня оценили огромный титанический труд Нонны Васильевны Глинка-Мурашовой и Лины Петровны Мыслиной, которые являются авторам замечательных книг "Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии", которые буквально уже стали раритетами. Книг уже не найти, только сейчас вот новая книга "Усадьбы Всеволожского района". Конечно, благодаря этим книгам, надо сказать, резко возрос интерес к усадьбам, благодаря им, возросли, так скажем, потоки туристов, экскурсантов.

Татьяна Вольтская: Чиновники уверяют, что они будут и дальше охранять усадьбы, но все-таки дальнейшая судьба большинства из них будет, видимо, зависеть от того интереса, который проснется к старинным домам и паркам у тех, кто живет вокруг.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG