Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"ТАСС не уполномочен заявить": «зато мы делаем ракеты…»


Владимир Тольц: Сегодня, в очередной передаче цикла "ТАСС не уполномочен заявить", мы продолжим тему, затронутую в прошлый раз: гонка вооружений, военно-техническое соперничество США и СССР во время холодной войны. 50 лет назад, в начале 1959 года, в западной прессе появлялись и переводились для узкого круга читателей секретного бюллетеня "Особые закрытые письма ТАСС" (ОЗП) тревожные и даже панические сообщения, что Советский Союз якобы далеко опередил Соединенные Штаты. Мы уже рассказывали в прошлой передаче одну такую историю, когда западные информагентства взволнованно передавали новость о том, что СССР испытывает самолет с атомным двигателем. Наряду с этим появлялись сообщения и о ракетном превосходстве Советского Союза.

Ольга Эдельман: В ОЗП за 5 января 1959 года был помещен перевод большой статьи из американского журнала "Рипортер" "Растущий ракетный разрыв". Автор - отставной американский бригадный генерал Томас Филлипс.

"Ракетный разрыв" - это тот период, в течение которого Советский союз будет иметь возможность вывести из строя значительную часть бомбардировочных сил Запада, предназначенных для контрудара, и в течение которого он будет обладать боевыми ракетами в большом числе, против которых мы не можем защищаться. В отличие от Советского Союза, располагающего боевыми ракетами всех полезных радиусов действия. У Соединенных Штатов нет оперативных баллистических снарядов с дальностью действия, превышающей 200 миль.

Ольга Эдельман: Далее следовали цифры, способные ошеломить любого американского читателя. Правда, подозреваю, советского тоже. Что якобы у Советского Союза есть около 20 тысяч баллистических снарядов дальностью от 150 до 6 тысяч миль, и проведено уже более тысячи их испытаний. В 1959 году у Соединенных Штатов не будет межконтинентальных ракет, а у русских их будет 100, в 60 году в США их будет 30 против 500 советских, в 61 - 70 против 1000, в 63 году 130 ракет против 2 тысяч. "Эти цифры были охарактеризованы лицами, связанными с Пентагоном, как оптимистические для Советского Союза. Однако есть все основания считать, что русские доведут свое производство до этих цифр". Именно поэтому, рассуждал отставной бригадный генерал Филлипс, Хрущев ведет такую резкую внешнюю политику, в т.ч. относительно Западного Берлина - он ведь уверен в своем превосходстве. Далее приводился набор, как говорили в 19 веке, "гадательных предположений" высокопоставленных американских военных и сенаторов: есть ли у Советов превосходство в ракетах? В общем, все были склонны считать, что есть. Высказывавшиеся публично сомнения на этот счет Филлипс объяснял тем, что западные правительства просто не хотят пугать своих граждан.

Владимир Тольц: Тут еще надо добавить, что тогда, в конце 50-х, когда баллистические ракеты были новостью, стало казаться, что сам факт их появления на вооружении означает конец военной авиации. Самолет рядом с ракетой - механизм вроде бы морально устаревший, таким образом мощная американская авиация скоро может оказаться бесполезной.

Ольга Эдельман: Ну и мало того, тогдашним американским аналитикам, в том числе и бригадному генералу Филлипсу, мерещилось к тому же, что у Советского Союза есть еще и превосходство в подводных лодках. Якобы они уже имеют 50 подводных лодок, способных запускать баллистические ракеты, причем они постоянно дежурят у американского побережья. На фоне этого Филлипс критиковал американское планирование производства новейших вооружений и писал об опасности дальнейшей коммунистической экспансии. И это была далеко не единичная публикация. Например, 21 января 59 года в том же ОЗП была переведена еще одна статья.

Вашингтон, 20 января (ТАСС). Дрю Пирсон пишет в газете "Вашингтон пост энд таймс геральд":

Выступления Никсона и Саймингтона убедили Пентагон, что следовало бы опубликовать полные цифры, показывающие нашу отсталость в области ракет. Эти цифры будут представлены на первом же соответствующем заседании конгресса. Вице-президенту Никсону не понравятся эти цифры. Не понравятся они и американскому народу. Но вот эти цифры: межконтинентальные баллистические ракеты (баллистические ракеты дальнего действия, способные поразить Нью-Йорк, вылетев из Москвы). Россия будет иметь 300 таких ракет к концу 1959 года, Соединенные Штаты - 10.

Баллистические ракеты средней дальности действия (способные покрыть расстояние в 1.500-1.800 миль). СССР имеет или будет иметь к концу 1959 года 750 таких ракет, готовых к запуску. У нас имеется сейчас около 24 таких ракет, а к концу 1959 года их будет 75.

Подводные лодки. Россия будет иметь к концу 1959 года 100 подводных лодок, предназначенных для запуска ракет. Соединенные Штаты к концу этого года будут иметь только 5 таких подводных лодок. Наша первая атомная подводная лодка, вооруженная управляемым снарядом "Поларис", будет готова не ранее 1960 года. На дне океана вблизи побережья Америки мы обнаружили секретные приспособления, по-видимому, приспособления для наведения, предназначенные для управления русскими подводными лодками в период войны. Вот, видимо, что делали недавно советские подводные лодки в американских водах.

В общем, лишь к 1962 году мы сможем иметь столько ракет, сколько Россия имеет в 1959 году. Но к 1962 году Россия уйдет еще дальше.

Опасность состоит в том, что в промежутке и в дальнейшем наша способность вести торг в мире уменьшится, а быть может мы и совсем ее утратим. Вот почему оливковая ветвь, протянутая Микояном в холодной войне, если только эту ветвь можно претворить в твердые и быстрые соглашения, имеет большое значение.

Владимир Тольц: Что касается Микояна, то, как раз в январе 59 года одним из главных сюжетов международной печати был его визит в Америку, первый за много лет холодной войны визит советского представителя столь высокого ранга, вызвавший на Западе множество толков. Довольно заметны были голоса, что-де разговаривать с советскими коммунистическими лидерами, принимать их - позор для свободного демократического мира. Другие полагали, что переговоры напротив следует расценивать как шаг позитивный. Конечно, данные о подавляющем советском превосходстве в ракетах добавляли красок в эти дискуссии.

Ольга Эдельман: Выпуск ТАССовского бюллетеня с переводом статьи, который мы только что прочли, был разослан, помимо обычных читателей - членов Президиума ЦК КПСС, еще и руководству заинтересованных ведомств - маршалам Малиновскому, Коневу, Соколовскому, Гречко, Ивану Серову, который за месяц до того, в декабре 58 года, был снят с должности председателя КГБ и являлся теперь начальником ГРУ Генштаба. Думаю, эти люди могли оценить по достоинству выкладки американского генерала о числе советских ракет и, наверное, от души повеселились. Эти цифры я хочу обсудить с гостем нашей передачи, специалистом по истории вооружений, полковником Михаилом Николаевичем Полежаевым. Итак, американская печать называла колоссальные цифры "ракетного разрыва", подавляющее советское превосходство по ракетам. Реальность, видимо, была гораздо более скромной для СССР?

Михаил Полежаев: Вот такие публикации, начавшиеся где-то в конце 50-х годов, производят на меня впечатление шизофренического бреда. Ну, видимо, нужно было настолько сильно воздействовать на Конгресс и на избирателей. Давайте вспомним, по-моему, первая вспышка это был 59 год, в самом начале, когда вдруг появились публикации о том, что СССР располагает, чуть ли не 20 000 ракет с дальностью до 6000 миль. Это мы получаем 10 000 км. Межконтинентальных. И испытал более 1000 таких ракет. А дальше вообще какой-то ужас, русские заставят ракетами видимо всю территорию СССР. В то время. Когда р-7 это только-только наклевывалась королевская. Ну, стороны боялись, конечно, друг друга, но я должен сказать, что вот эта история с ракетным разрывом они имела свое продолжение в течение многих лет. И, по-моему, только около 2000 года кто-то с американской стороны извиняющимся тоном сказал, что «да, конечно, было такое дело, мы наших конгрессменов и сенаторов некоторым образом запугивали с легким перегибом, конечно, когда говорили о том, что вот такое окно, такой разрыв». Что русские уже и на подводных лодках уже чуть ли не 50 штук их имели в 59-то году, которые могли бы баллистическими ракетами накрыть любую точку на территории США. Ну, что тут скажешь? «Наутилус» они спустили в 54-ом году, а спуск «Комсомольца», или К-3, как его тогда называли, объект в 57-ом проглядели. Ну, что тут можно сказать?

Владимир Тольц: Вот еще один материал из ОЗП, это выпуск от 2 февраля 1959 года. Тут заметно некое как бы критическое отношение к советской стороне, но в основе все те же непомерные цифры. Тут еще надо сказать, что в то же время в ТАССовских бюллетенях то и дело появлялись переводы западных новостных сообщений о том, что из-за советских ядерных испытаний отмечается повышенный радиоактивный фон в Исландии, Японии, в других местах.

Лондон, 1 февраля. Корреспондент агентства Рейтер передает из Рима:

Итальянское агентство Адженциа Континенталь, которое в прошлом часто оказывалось осведомленным источником сообщений о коммунистическом блоке, заявило сегодня, что во время советских испытаний ракет за 2 года по март прошлого года произошло 2.400 несчастных случаев со смертельным исходом.

Ссылаясь на "подробный доклад югославской секретной службы ИКО", агентство сообщило, что во время испытания в Содолохе в Южной Сибири одна ракета вышла из-под контроля и упала на близ находящиеся казармы пехоты. Казармы были совершенно разрушены, а спавшие солдаты убиты. Число убитых не указано. ... В докладе говорится, что 32 процента испытаний ракет, происходивший в Советском Союзе в 1956-57 годах, не были успешными. Многие неудачи, говорится в докладе, объяснялись дефектами металла.

Ольга Эдельман: Я обращаюсь к Михаилу Николаевичу Полежаеву. Верно ли я понимаю, что и здесь успехи советской науки и техники преувеличивались так, что даже и советской пропаганде не снилось?

Михаил Полежаев: Да, конечно. Другое дело, что когда ты доказываешь что-то, от кого ты надеешься получить инвестиции, ты всегда можешь ответить на вопрос, а тебя обязательно спросят: «А у них как?» Вот, у них тоже там чего-то есть, они там уже предполагают, что мы собираемся на них напасть, и имеют какое-то контр-средство.

Ольга Эдельман: А откуда в американской прессе появились эти безумные цифры советского превосходства? Это что: внутриамериканская паника? результат советского блефа, намеренного вброса информации? или, может, действия американских лоббистов от ВПК, запугивавших публику и правительство, чтобы вытрясти побольше денег на оборонный заказ?

Михаил Полежаев: Когда в 53 году была взорвана водородная бомба наша, паника была очень большая у американцев. Ведь мы же понимаем, что происходит. Когда ты каждый день читаешь, что там есть агрессивные и страшные русские, у которых медведь играет на балалайке, мужики ходят постоянно пьяные, а бабы носят на коромысле ведро с медвежьим молоком, и вообще, они ужасные люди, они не знают, что такое туалетная бумага. Они ж тут разрушат нашу цивилизацию! Сопровождается это все фильмами, какие мы могучие, какие мы можем сделать бомбы, самолеты. А тут вдруг раз, и оказывается, что русские такую штуку сделали. Естественно, паника в стране была. Это первое. А второе то, что Никита-то Сергеевич, конечно, блефовал тогда в ООН, когда сказал, что мы делаем ракеты, как сосиски. Мы их не делал еще тогда так. Да и вообще, ракеты как сосиски сделать невозможно. Это тяжелый труд, очень такой кропотливый, даже сборка. Ну а дальше ведь никто не контролирует, и, как говорил доктор Йозеф Геббельс, «ложь должна быть оглушительной, тогда в нее поверят».

Ольга Эдельман: 50 лет назад, в начале 1959 года, в западной прессе то и дело появлялись довольно панические сообщения о подавляющем военном превосходстве Советского Союза по числу межконтинентальных ракет, подводных лодок, с которых может быть осуществлен запуск ракеты. Приводились фантастические цифры. Давайте, - это снова вопрос к полковнику Михаилу Полежаеву, - посмотрим, так сказать, с нашей стороны железного занавеса. Обе стороны действовали наощупь, вслепую, ориентировались на данные разведки, пытались как-то прикинуть, каковы успехи противника. На тот момент как в СССР оценивали соотношение сил? Я имею в виду квалифицированные оценки, те данные, которыми оперировало военное и политическое руководство? И как проблема подавалась советскому народу?

Михаил Полежаев: Ну, советской публике она понятно как подавалась, как должна была подаваться. «Агрессивное стремление американского империализма, посмотрите на карту». А на карте-то очень плохо это все выглядит. Не потому, что карта кривая, а потому, что Земля круглая. И у Советского Союза относительно США очень невыгодное положение, особенно если учитывать, что у США были союзники. Ты можешь поставить у границы, допустим, тот же Карибский кризис иллюстрация, когда ракеты размещались на территории Турции. Ну и пусть у тебя ракета имеет дальность 2000 км, ты все равно достаешь и до Москвы и до Архангельска, а русские до тебя достать не могут. А к тому же, к этому времени пошло первое поколение подводных лодок с ракетами к 60-му году американских. Там было, в общем-то, сначала не так уж хорошо, около 2000 км дальность, но потом-то она стала очень быстро прогрессировать эта характеристика. О том, что эти лодки гуляют в океане, мы уже знали. О том, что можно быстро достаточно перебросить на территорию Европы и Турции стратегические бомбардировщики было понятно. И как тут защищаться, если что-то произойдет? Получается, что они тебя полукругом охватывают. А ты? На это надо было отвечать. Получалось не очень хорошо. С ракетами на подводных лодках мы бились долго. Они только с 70-х годах вышли. Ну, будем говорить, паритетом это еще не назовешь, но на тот уровень, который противник уже уважает, никуда не денется. Это вот пошло уже поколение наших лодок, которое называли американцы «Янки». Так их назвали потому, что хоть и с опозданием на 10 лет, мы сделали лодку практически такую же, как у них, с такими же ракетами. Вот видите, ракетное окно. То есть не у них оно было, а у нас. Мы опаздывали, мы всегда отвечали, я бы так сказал. Вынуждены были отвечать.

Владимир Тольц: В те годы, в конце 50-х, на западе, особенно в Соединенных Штатах, сильны были и антикоммунистические настроения, и страх перед коммунистической агентурой и влиянием. Но в отличие от Хрущева, Тито, Мао, вполне прагматично осуществлявших свои внутри- и внешнеполитические интриги, мирившихся, а потом и ссорившихся между собой, на государственном уровне, разумеется, - так вот, в отличие от них западные журналисты еще сохраняли романтическую веру в грядущие перспективы коммунистического интернационала и угрожающие возможности реализации этих перспектив. Свидетельство тому, в частности, следующие заметки, переведенные для советского руководства в декабре 1958 года.

Лондон. 11 декабря (ТАСС). Газета "Дейли экспресс" на видном месте публикует сенсационное сообщение своего корреспондента, находящегося на индийско-тибетской границе. В сообщении утверждается, что Советский Союз и Китай заняты строительством в Тибете ракетных баз. Корреспондент указывает, что эти базы могут облегчить вторжение в Индию ... Эти базы смогут господствовать, как выражается корреспондент, над "половиной земного шара". Корреспондент признает, что его сообщение основано на слухах.

Нью-Йорк, 12 декабря. Корреспондент агентства ЮПИ Дэррел Гарвуд передает из Вашингтона:

Ученые Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства заявили сегодня, что ракетные пусковые площадки в Тибете на высоте от 15 до 20 тысяч футов дадут русским "существенное" преимущество в отношении пуска ракет и искусственных спутников. Ученые отмечают, что 50 процентов всей массы атмосферы находятся ниже 15.000 футов и поэтому "атмосферное торможение" может уменьшится наполовину. Ракетные пусковые площадки на большой высоте могут явиться также своего рода указанием на то, что советские ученые достигают успехов в создании ракет с твердым горючим. ... Уменьшение силы торможения будет способствовать существенному увеличению веса "полезного груза" любого спутника ... и также существенно может увеличить дальность полета ракеты.

Ольга Эдельман: Вопрос к нашему гостю Михаилу Николаевичу Полежаеву. Вот эти сообщения о строительстве советско-китайских ракетных баз в горах Тибета напоминают не дающие ныне покоя некоторым как бы историкам "зловещие тайны прошлого": что Гитлер искал Шамбалу, ту да же стремилась советская разведка, да и все прочие тоже. Или остроумные писательские построения Виктора Пелевина, или вот недавний голливудский фильм "Небесный капитан и мир будущего", там тоже фашизоидный ученый безумец как раз в Шамбале строил гигантские ракеты.

Михаил Полежаев: Эти публикации относятся к тем годам, когда спутниковой разведки практически не было. То есть об этом мечтали, но ее как надежной, ну вы вспомните, когда у нас полетел первый космонавт? Спутников фоторазведки должен весить существенно больше, во всяком случае, не меньше, чем аппарат с космонавтом. Тем более он не позволяет, допустим фотографировать все время и все подряд. Там может быть облачность, ты оттуда не увидишь, отсюда не увидишь. Значит, самолеты-разведчики. Вот этот ТУ-2 пресловутый, который мы свалили, допустим, там под Свердловском. А вот этот район Тибета, туда как раз и толком не долететь ниоткуда, и он всегда облачность и затянуто. Вот, мне так кажется, что там русские или китайцы чего-нибудь делают. Давайте про это напишем? Писали. Громкая кампания была. Бред собачий.

Ольга Эдельман: То есть не строили там советско-китайской базы?

Михаил Полежаев: нет, конечно. Китайцам было незачем, потому что у них не было ракет в ту пору. А нам незачем, потому что Тибет не наш. Тем более, когда ракет нет, на чем туда завозить? На ЯК-ах?

Ольга Эдельман: Вот я тоже думала, как предполагается в этот высокогорный район все завозить?

Михаил Полежаев: А это зависит от того, для кого ты пишешь. Или для кого ты вещаешь. Если география вся исчерпывается границами штата, и вообще, откуда у нас в Джорджии русские танки?

Владимир Тольц: Ну, к сказанному Михаилом Николаевичем я бы добавил, что и советско-китайская дружба, как известно, продержалась не настолько долго, чтобы успеть построить высокогорную базу для несуществующих ракет.

Подытоживая сегодняшний наш разговор, я бы хотел сказать, что такого рода вещи, как давняя газетная шумиха, беспокойство по мнимым поводам забываются очень легко. Но тогда-то они составляли фон реальных событий, более того - играли в них свою роль, сказывались на поведении разного уровня участников этих событий. А также и являлись результатом чьих-то целенаправленных усилий.

Тогда еще не было в ходу словосочетание "информационная война", но явление-то, как мы видим, существовало. Кстати, именно в те годы генерал Иван Иванович Агаянц возглавил в КГБ Службу активных мероприятий, начавшую регулярно запускать в западные СМИ сработанную в ней дезинформацию. Вот и гадай теперь, откуда в западной прессе сведения об ошеломляющем количестве советских ракет, и с которой стороны "железного занавеса" находился тот, кто их сочинил и пустил гулять по свету?

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG