Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Народная любовь переменчива. Никто не чувствует это так остро, как политики. Осознав, что их разлюбили, они встают в позу обманутой у алтаря невесты и начинают искать причины.

«Как можно править страной, у которой 265 сортов сыра?» - сказал де Голль и ушел в отставку.

По другим источникам, он сказал «246». На самом деле сыра во Франции более 400 сортов.

По воскресеньям мы с дочерью по дороге в художественную школу в старой Александрии минуем несколько кварталов дешевых муниципальных таунхаузов, населенных бедными семьями. Это довольно унылое место. В хилых палисадниках там и сям еще торчат жестяные предвыборные транспаранты «Обама-Байден-2008». Они уже проржавели, но в жизни здешних обитателей пока ничего не изменилось.

Картина эта представляется мне наглядным воплощением нынешних настроений американского общества. Конечно, спрашивать с Барака Обамы результаты еще рано. Но эйфория была так велика, что энтузиазм масс поневоле пошел на спад. Нарочно зашел на днях в бистро, где видел в меню сэндвич «Обама». Нет сэндвича в меню. Обамания кончилась.

На прошлой неделе рейтинг президента впервые упал ниже отметки 60 процентов. Деятельность Барака Обамы на посту главы государства одобряют в среднем 59,8 процента избирателей и не одобряют 28 процентов, а в одном из опросов это соотношение составляет 56 к 43. Это все еще высокая цифра, не сравнимая с той, с какой уходил Буш. Но сравнивать-то надо не с какой уходил, а с аналогичным периодом президентства. Так вот это корректное сравнение не в пользу Обамы: на третьем месяце первого срока действия Буша-младшего одобряли 63 процента избирателей, а не одобряли всего 22. Несмотря на острейшее соперничество выборов 2000 года первые пять недель после инаугурации Буш неуклонно набирал очки – Обама столь же неуклонно их теряет.

Еще более грустный вид имеют результаты опросов, касающиеся конкретных аспектов деятельности президента и его администрации, прежде всего антикризисного плана. 83 процента американцев тревожатся, что меры эти не сработают, и страну в итоге постигнет гораздо более жестокий кризис. 82 процента говорят, что их беспокоит астрономический рост национального долга. 69 – что им не нравится растущее вмешательство государства в экономику.

Сомнениям этим способствует неуверенность главных оракулов «оздоровления по Обаме». Едва Конгресс, к вящему ликованию вождей Демократической партии, одобрил пакет экономических стимулов, как одна из таких пифий, Нобелевский лауреат прошлого года по экономике Пол Кругман, тотчас заявил, что 800 миллиардов мало. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси ничтоже сумняшеся предложила принять второй пакет стимулирующих мер. Но эту светлую идею негативно воспринимают двое из каждых трех американцев: расплачиваться по долгам придется уже не внукам, а правнукам нынешних спасителей экономики.

Понимая, что мрачный настрой избирателей необходимо изменить, президент и его команда переставили акценты в своей агитации. Если прежде состояние экономики характеризовалось как исключительно серьезное, угрожающее национальной катастрофой, то теперь выясняется, что дела вовсе не так уж плохи; если до принятия закона о стимулах уместным и убедительным считалось сравнение нынешнего кризиса с Великой депрессией, то теперь экономические советники президента столь же убедительно говорят, что депрессия была куда худшим бедствием.

Иные скажут: на то и рейтинг президенту, чтобы употребить его на непопулярные, но необходимые решения. Именно это заявил и сделал Джордж Буш, выиграв выборы 2004 года: «Я заработал политический капитал, а теперь я собираюсь его потратить». И потратил до копейки. Но штука в том, что состояние американской экономики, львиную долю которого составляет потребительский рынок, всецело зависит от доверия потребителя.

Барак Обама вынужден придерживаться «политического принципа Мёбиуса»: «У каждой проблемы две стороны, и ты должен выбрать обе, если тебе дорога популярность».

Подробнее о том, как кризис формирует взгляды американцев - здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG