Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День легионеров в Риги стал сезонной политической датой


Программу ведет Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Несмотря на запрет городских властей проводить в Риги какие-либо шествия и митинги по случаю так называемого Дня легионеров, у памятника Свободы состоялось сегодня несколько публичных мероприятий и несколько человек были задержаны полицией. Часть латвийской общественности считает сражавшихся на стороне гитлеровской Германии в составе дивизии СС солдат борцами за свободу и независимость Латвии и их вклад в независимую историю республики как раз и отмечают эти люди 16 марта. Против такого понимания истории возражают представители антифашистских организаций.
День легионеров, споры вокруг которого не прекращаются уже много лет, стал в Латвии своего рода определителем общей политической температуры. Признание легионеров, как борцов за свободу и независимость, как указывают некоторые эксперты, остается фрагментом почти обязательной для многих местных политиков этики. Однако такой день уже не отмечается как официальный праздник.
О динамике общественных настроений в Латвии я беседовал с депутатом Сейма от политического блока Центр согласия Борисом Цилевичем.
День легионеров стал сезонным событием в Латвии. Острота проблемы нарастает или как-то страсти все-таки вокруг этого дня утихомириваются потихоньку.

Борис Цилевич: Честно говоря, мы хотим, чтобы этот день стал днем маргиналов и, в общем, эта тенденция есть. Потому что сегодня заметно, что все-таки люди мейнстрима, политики, общественные деятели стараются от этой даты дистанцироваться, по крайней мере, публично, по крайней мере, не принимать участие в каких-то публичных мероприятиях. Для латышской политической элиты это, конечно, огромное испытание, потому что официальный дискурс все-таки включает в себя позитивную оценку легионеров, как борцов за свободу. С этим не согласна не только оппозиция в Латвии, но Европейский союз, Америка, в общем, основные наши союзники. Как это у нас и по многим другим вопросам бывает. Существуют две концепции, одна как бы внутренняя, то есть в душе, когда этого наши партнеры не видят, очень многие официозные политики как бы в этом участвуют, бьют себя кулаком в грудь и говорят, как они любят легионеров, то на официальном уровне пытаются дистанцироваться. Я думаю, что эта тенденция правильная, так же как исключение этого дня из официального календаря. Мы видим свою задачу в том, чтобы максимально этой тенденции способствовать.

Андрей Шарый: С чем связана такая динамика? Мудрее становится Латвия, вымирают мало-помалу легионеры и этот праздник уходит просто в учебники истории, с той или иной окраской положительной или негативной, что тут главное?

Борис Цилевич: Я думаю, что было бы несколько оптимистично говорить о взрослении политической элиты Латвии. Я думаю, что скорее наши европейские партнеры, американские партнеры начинают выражать свою позицию все более и более в жесткой форме. Все-таки у нас есть определенные обязательства перед Евросоюзом и перед НАТО, особенно в условиях, когда мы экономически зависим от того, как хорошо к нам относится Евросоюз, было бы достаточно рискованно вести себя неподобающим образом.
Что касается легионеров самих, в общем, они давно стали символом. Основные действующие лица события 16 марта это отнюдь не легионеры, а в основном это молодые неонацисты, которые таким образом пытаются сколотить себе политический капитал, играют на том, что вы не можете себе позволить сказать правду, сказать все, что мы думаем, а мы можем. И эти ребята надеются на этом каким-то образом войти в политическую элиту. Пока что им это не удавалось, но кто знает, что будет дальше?

Андрей Шарый: Можно ли эту проблему рассматривать как проекцию непростых отношений между Латвией и Россией? Если я предположу, что кое-что в Латвии может делаться назло нынешним российским властям, это будет верно в связи с этим праздником или нет?

Борис Цилевич: Да, несомненно, латвийско-российские отношения являются очень важным аспектом всей этой проблемы. В тех границах, в которых поводок позволяет, наши правые политики, конечно же, стараются максимально часто и больно кусать Россию за пятку. И это, в общем уже процесс самодостаточный. То есть о целях никто не думает, о причинах, в общем, все уже забыли. Это считается неким хорошим тоном, хотя, конечно же, суть проблемы внутренняя. Я думаю, что проблема легионеров - серьезная внутренняя проблема латвийского общества и латышского общества. Способность пережить эту проблему и найти какое-то взаимоприемлемое решение, смириться с тем, что в латвийском обществе, внутри Латвии существуют полярно различные отношения к этой проблеме, наверное, это и будет свидетельством позитивной динамики. Пока что я не вижу таких сигналов, и это свидетельствует о том, что эта динамика взросления и общества, и политической элиты пока, увы, оставляет желать лучшего.

Андрей Шарый: Этот вопрос каким-то образом является пунктом предвыборной кампании нынешней, которая ведется в Латвии, или это как-то отдельно, за рамками?

Борис Цилевич: Нет, обязательно, конечно. Особенно сейчас, когда до выборов осталось менее трех месяцев, все партии пытаются, так или иначе, использовать эти события для повышения своего рейтинга. К сожалению, не раз уже бывало так, что вот эта цепочка событий приводила к тому, что возрастали рейтинги крайних партий, радикально-националистических партий, ослаблялись позиции центристов. Но не похоже, что в этот раз произойдет нечто подобное, хотя, в общем, думаю, что мартовские, апрельские рейтинги покажут динамику этой тенденции.
XS
SM
MD
LG