Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва поддерживает Иран вопреки собственным интересам


Оказание поддержки Тегерану придает Кремлю международный вес, полагает американский политолог

Оказание поддержки Тегерану придает Кремлю международный вес, полагает американский политолог

В преддверии саммита G20 Центр Никсона и Гарвард предложили Белому дому свое видение стабилизации американо-российских отношений. Москва "пока еще" не враждебна США, уверены эксперты независимой комиссии.


Поиск эффективной стратегии взаимодействия с постсоветской Россией был приоритетной задачей трех последних администраций США. В результате каждая из них, начиная с кабинета Джорджа Буша-старшего, становилась объектом критики как "потерявшая Россию". И прежде, и сейчас основная проблема заключается в том, что Кремль органически не способен сделать шаг навстречу Белому дому, говорит в эфире Радио Свобода американский политолог Дэвид Саттер:


— На мой взгляд, рекомендации этой комиссии нереалистичны. Они звучат так, словно США никогда прежде не предлагали России самые разные варианты сотрудничества в области противоракетной обороны. И, что более, на мой взгляд, удивительно, они звучат так, словно возражения Москвы имеют некий реальный базис, а не являются чисто пропагандисткой кампанией, попыткой добиться разнообразных уступок от США под надуманным предлогом.


Комиссия, по сути, говорит: давайте откажемся от осуществления идеи противоракетной обороны в Европе, и Россия в ответ прекратит поддержку Ирана. Это крайне наивные надежды. Авторы этой концепции не осознают, что оказание поддержки Тегерану придает Кремлю международный вес, заставляет с ним считаться, и он не намерен отказываться от этой козырной карты несмотря ни на что. Москва уже много лет ведет эту игру вопреки своим собственным интересам: Россия сама же напрямую заинтересована в том, чтобы предотвратить появление на своих границах экстремистского режима с ядерным оружием.


В отношениях с Россией и ближневосточными странами администрация Обамы в первую очередь демонстрирует свою готовность к диалогу, пытается обаять партнеров по переговорам, надеясь на то, что такой стиль общения поможет избавиться от разногласий, оставшихся в наследство от администрации Буша. Я думаю, что это наивные расчеты. Все это в прошлом уже было. Нечто подобное произошло после прихода в Белый Дом Джимми Картера, заявившего, что США питают беспочвенный страх перед коммунизмом. Только советское вторжение в Афганистан, точнее, трехминутный разговор с Брежневым по горячей линии, заставил его пересмотреть свои взгляды. Сам Картер позже признал, что за эти три минуты он узнал о коммунизме больше, чем за всю предыдущую жизнь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG