Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургская оппозиция выступает в поддержку интернет-активиста Вадима Чарушева


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.

Михаил Саленков: Петербургские оппозиционеры и правозащитники опасаются за здоровье известного блогера Вадима Чарушева, насильно помещенного в психиатрическую клинику. По мнению оппозиции, таким образом сегодня власть борется с несогласными.

Виктор Резунков: Правозащитники уже давно говорят о том, что в России возрождается карательная психиатрия. Однако в последнее время ее жертвами становились по большей части оппозиционеры или журналисты, вставшие власти поперек дороги. В Петербурге последний случай принудительного помещения в психиатрическую больницу был с журналистом газеты "Новый Петербург" Николаем Андрущенко. То, что произошло с Вадимом, можно назвать первым случаем такого преследования за деятельность в сфере Интернет, подчеркивает лидер петербургского отделения Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова.

Ольга Курносова: Он очень активен в интернете. У него очень хорошая посещаемость на его аккаунтах, у него есть группа "В контакте".

Виктор Резунков: Об этих группах говорят сами названия: "Я не голосовал за ЕдРо и путинскую марионетку! Я против гебистской диктатуры в России!", "Валерия Новодворская", "Галина Старовойтова, Ваши идеи живы!".

Ольга Курносова: Есть группа, достаточно большая, там, по-моему, уже больше 10 тысяч участников, в которой написано, когда в этой группе будет 10 миллионов, Владимир Путин в белых стрингах побежит по Новому Арбату. И вообще он много дискутирует с путинистами и, в общем-то, ему уже некоторое время поступали угрозы различного характера.
Он мне позвонил буквально 6 марта, сказал, что он едет сейчас в Пенсионный фонд (а он до этого работал в Пенсионном фонде) поздравить женщин с 8 Марта, но опасается каких-то силовых акций в свой адрес. Я как раз нашла активиста, просила его тоже туда подъехать, ему помочь, но, к сожалению, как-то они разъехались.

Виктор Резунков: Именно в ночь на 7 марта Вадим был насильно увезен в психиатрическую больницу номер 6, в половину первого он еще успел позвонить своему другу, сказать, что его укололи каким-то препаратом, и попросить помощи. Слышно было, что ему трудно говорить, и после этого его телефон не отвечал.
В минувшую пятницу прямо в больнице произошло выездное судебное заседание, на котором было удовлетворено заявление врачей о принудительном лечении с отсутствием установленного диагноза заболевания.

Ольга Курносова: Шестая больница - это единственная, по-моему, больница в Петербурге, где до сих пор колют галоперидол. Сейчас ситуация очень плохая, он очень плохо выглядит, ему не передают фактически передачи, лишают возможности курить. Условия содержания ужасные. Его знакомая, которая была, говорит, что он очень похудел, стал абсолютно зеленый

Виктор Резунков: Ольга Курносова уверена, что если общество промолчит и не сделает всего, чтобы Вадим был освобожден, за ним последуют и другие жертвы карательной психиатрии.

Михаил Саленков: А сейчас на прямой связи с московской студией Свободы из Санкт-Петербурга Роман Чорный, директор городской гражданской комиссии по правам человек.
Роман, доброе утро.

Роман Чорный: Доброе утро, Михаил. Доброе утро, уважаемые радиослушатели.

Михаил Саленков: Роман, скажите, пожалуйста, ваша комиссия, как отреагировала на это событие и с какой степенью уверенностью здесь можно говорить о применении именно карательной психиатрии?

Роман Чорный: К нам обратился друг Вадима Чарушева и мы, собственно говорили, помогли ему состыковаться в первую очередь с адвокатом Виктором Леонидовичем Грозовским, тем самым, который не так давно представлял госпожу Гудкову в Конституционном суде и был одним из тех адвокатов, кто выиграл это дело в Конституционном суде, как раз по недееспособным.
Что касается возможного применения карательной психиатрии, вы знаете, стопроцентной уверенности сказать нельзя, но это дело весьма и весьма похоже на дело Артема Басырова или Ларисы Арап, национал-большевика или одной из активисток Объединенного гражданского фронта в Мурманске. Басыров - это Йошкар-Ола, то есть география, видите, какая.
Понимаете, что заставляет предполагать это? Дело в том, что сам Вадим предполагал, что в отношении него могут быть какие-то действия произведены и, возможно, что-то действительно произошло с ним рядом с Пенсионным фондом, а затем он был в общем-то при весьма странных обстоятельствах госпитализирован. Кроме того, хочу обратить внимание на следующее. Дело в том, что он был госпитализирован по 29-й статье пункт "В" Закона о психиатрической помощи, которая гласит, что психическое состояние человека тяжелое и может ухудшиться без лечения. То есть это такая статья на самом деле, по которой можно любого диссидента и не только диссидента, а любого неугодного человека поместить в психиатрическую больницу. То есть его даже не осмелились обвинить в том, что он опасен для себя и для окружающих, и госпитализировать по 29-й статье пункт "А". То есть, видимо, оснований даже при всем желании наши врачи-психиатры и, если кто-то еще, так сказать, им указывал это сделать, они не нашли оснований, чтобы говорить о 29-й статье пункт "А". Понимаете, вот эти моменты уже, мягко говоря, настораживают.
Кроме того, ведь на суде представлявший больницу врач-психиатр шестой городской психиатрической больницы говорил, что вроде как состояние купировано. И когда адвокат сказал, хорошо, если оно купировано, острое состояние, тогда выписывайте его, зачем вы его здесь держите, и тут же начались рассуждения, что нет, вы знаете, надо его подержать. То есть когда такого рода вещи происходят, все это выглядит весьма и весьма подозрительно. Кроме того, мы ведь знаем, что, в общем-то, некоторые действия в отношении интернет-активистов, интернет-журналистов имеют место быть. Например, в интернете появились публикации о том, что есть преследование, уголовное дело, например, возбуждено в отношении Сергея Крюкова, одного из журналистов, который пишет для ультра-оппозиционного издания из Страсбурга "Ичкерия-инфо". Поэтому все может быть.

Михаил Саленков: Роман, скажите, известно ли вам, сколько могут продержать в клинике Вадима Чарушева и что для него в этой ситуации можно сделать? Что делает гражданское общество?

Роман Чорный: Продержать его, я могу сказать вам совершенно точно, больница имеет право держать его теперь шесть месяцев. Не должна, но имеет право. В течение шести месяцев со дня вынесения решения суда, вступления его в законную силу. Шесть месяцев они имеют право его держать, потом нужно для того, чтобы продолжить держать его, еще один суд.
Что может сделать гражданское общество? Выступать с протестами. Я думаю, это самое важное и самое правильное из того, что мы можем сделать. Мы, как гражданская комиссия по правам человека, планируем обращение в комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга с просьбой или с требованием проверить обстоятельства госпитализации, обоснованность ее, скажем так. Вероятно, кассационную жалобу адвокат напишет, если сам Вадим этого захочет, а я думаю, Вадим, конечно же, пожелает это сделать. Вот это то, что сейчас можно сделать. Но главное - это протесты, протесты и публикации в средствах массовой информации. Я думаю, это еще может как-то заставить тех, кто заинтересован был в госпитализации Чарушева, все-таки изменить свою позицию и позволить этому человеку выйти на свободу, как, впрочем, это и было в случае Артема Басырова в Йошкар-Оле.

Михаил Саленков: Роман, большое спасибо за участие в нашей программе. Напомню, на прямой связи с московской студией Свободы из Санкт-Петербурга был Роман Чорный, директор городской гражданской комиссии по правам человека.
XS
SM
MD
LG