Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Авторитетная американская комиссия призывает к сближению США и России: кто должен сделать первый шаг? Президент критикует алчных финансистов. Прокуратура пытается найти миллиарды Мэйдоффа


Юрий Жигалкин: Авторитетная американская комиссия призывает к сближению США и России: кто должен сделать первый шаг? Президент критикует алчных финансистов. Прокуратура пытается найти миллиарды Мэйдоффа. Таковы некоторые из рубрики "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.
В понедельник в Вашингтоне состоялось представление доклада авторитетной комиссии, поставившей перед собой серьезнейшую задачу - предложить новой администрации рекомендации относительно того, как должна выглядеть российская стратегия Белого дома в контексте американских интересов. Главный тезис комиссии - больше сотрудничества. Рассказывает Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Независимая комиссия, организованная Центром Никсона в Вашингтоне и Гарвардским университетом, возглавляется бывшими сенаторами - демократом Гэри Хартом и республиканцем Чаком Хэгелом.
Доклад был представлен за две неделе до предстоящей встречи президентов обеих стран на лондонском саммите стран "большой двадцатки". Несколько дней назад члены комиссии встретились в Москве с президентом России Дмитрием Медведевым и другими представителями российского руководства. По словам сопредседателя комиссии Гэри Харта, Кремль подает ясные сигналы о готовности конструктивно разговаривать с Белым домом.

Гэри Харт: Наши встречи в Москве, были очень позитивными. В ходе более чем часовой встречи с Дмитрием Медведевым каждый из нас выступил с заявлением, получив возможность задать российскому президенту вопросы и ответить на его вопросы. Памятуя о встречах с советскими руководителями эпохи 70-х, скажу, что нынешний обмен мнениями совершенно не походил на то, что мне доводилось видеть в годы "холодной войны".

Аллан Давыдов: Авторы доклада считают необходимым более тесное сотрудничество США с Россией в таких вопросах, как ядерная программа Ирана, подавление талибов в Афганистане, а также стабилизация глобальной экономики. Они утверждают, что в ухудшении американо-российских отношений виновны правительства обеих стран. В такой же степени усилия по восстановлению этих отношений должны быть обоюдными, говорит другой сопредседатель комиссии Чак Хэгел.

Чак Хэгел: Между нами существуют противоречия и они останутся. США и Россия имеют свои специфические интересы по таким вопросам, как Иран, Северная Корея, энергопоставки в Западную Европу, международная торговля, охрана окружающей среды. На пути к сотрудничеству нас подстерегают ловушки. Быстро и легко ответить можно пока лишь на считанные вопросы.

Аллан Давыдов: Комиссия предлагает президенту Обаме по-новому взглянуть на размещение американских средств противоракетной обороны в Восточной Европе и вместо этого сосредоточиться на совместном с Россией противостоянии угрозе со стороны Ирана. "Наиболее желательным выглядело бы строительство совместной системы ПРО, в том числе с использованием российских объектов и оборудования", - говорится в докладе. Его авторы также утверждают, что с точки зрения безопасности у США сейчас нет очевидных интересов в принятии Грузии и Украины в НАТО.
Считая нынешние американо-российские отношения вызывающими глубокую тревогу, комиссия все же заключает, что Москва, "по крайней мере пока еще" не враждебна Соединенным Штатам. Но если даже отношения окончательно испортятся, то у России, ослабленной падением мировых цен на нефть, нет ни желания, ни ресурсов для ведения новой холодной войны, говорится в докладе.

Юрий Жигалкин: Поиск эффективной стратегии взаимодействия с постсоветской Россией был приоритетной задачей трех последних администраций, начиная с администрации Джорджа Буша-старшего, и все три в конце концов оказывались объектом традиционной критики за то, что именно они "потеряли Россию". Проблема и прежде и сейчас, как считает авторитетный американский политолог Дэвид Саттер, состоит в том, идея противостояния с Соединенными Штатами заключена в генной памяти Кремля. Именно он не способен, по мнению Дэвида Саттера, сделать шаг навстречу Белому дому.

Дэвид Саттер: Рекомендации этой комиссии, на мой взгляд, нереалистичны. Они звучат так, словно Соединенные Штаты никогда прежде не предлагали России самые разные варианты сотрудничества в области противоракетной обороны и, что более, на мой взгляд, удивительно, они звучат так, словно возражения Москвы имеют некий реальный базис, а не являются чисто пропагандисткой кампанией, попыткой добиться разнообразных уступок от США под надуманным предлогом. Эта комиссия, по сути, говорит: давайте откажемся от осуществления идеи противоракетной обороны в Европе, и Россия в ответ прекратит поддержку Ирана. Это крайне наивные надежды. Авторы этой концепции не осознают, что поддержка Кремлем Тегерана придает Москве международный вес, заставляет с ней считаться, и Москва не намерена отказаться от этой козырной карты, несмотря ни на что. Ведь она уже много лет ведет эту игру, вопреки своим собственным интересам. У России прямой интерес в том, чтобы предотвратить появление на своих границах экстремистского режима с ядерным оружием.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, судя по последним акциям Белого дома, администрация Обамы готова взять на вооружение именно такую концепцию?

Дэвид Саттер: Это выглядит так. Администрация Обамы - и не только в отношениях с Россией, но и в отношениях с ближневосточными странами - первыми шагами демонстрирует готовность к диалогу, пытается обаять партнеров по переговорам, надеясь на то, что такой стиль общения поможет избавиться от разногласий, оставшихся в наследство от администрации Буша. Я думаю, что это наивные расчеты. Ведь все это уже было в прошлом. Нечто подобное происходило после прихода в Белый дом Джимми Картера, заявившего, что Соединенные Штаты стали жертвой беспочвенного страха коммунизма. Только советское вторжение в Афганистан, точнее трехминутный разговор Картера с Брежневым по горячей линии заставил его пересмотреть свои взгляды. Сам Картер позже признал, что он узнал больше о коммунизме во время этого трехминутного разговора, чем за всю его предыдущую жизнь.

Юрий Жигалкин: Дэвид Саттер считает, что администрации Барака Обамы, скорее всего, придется в недалеком будущем пережить свой момент истины в отношениях с Кремлем.
В понедельник президент Обама присоединил свой голос к хору негодующих членов его администрации, обвиняющих крупнейший страховой конгломерат "Америкэн Интернэшнл Груп" по сути в воровстве средств налогоплательщиков. "Америкэн Интернэшнл Груп" была спасена от банкротства, благодаря вмешательству государства, выделившему 170 миллиардов долларов на гарантию ее долгов. На днях выяснилось, что, несмотря на фактический крах, корпорация выплатила 160 долларов премиальных своим наиболее ценным сотрудникам, формально, для того, чтобы они не перебежали к конкурентам. "Как они намерены оправдать это возмутительное решение перед налогоплательщиками, поддерживающими компанию на плаву? Компания оказалась в такой ситуации в результате безрассудного поведения и алчности", - заявил президент Обама, пообещавший американцам, что их деньги не уйдут в карманы тех, кто довел страну до кризиса. Однако это обещание вряд ли легко выполнима. По словам руководителей страховой компании, они обязаны выплатить эти бонусы согласно трудовым контрактам.
В начале нынешнего века потепление сменилось похолоданием, которое может затянуться еще на два-три десятилетия. Такой вывод сделали ученые из университета Висконсина, применившие для изучения климатических изменений математические формулы. Они взяли погодные данные за 100 последних лет и проанализировали их с помощью математической модели, известной как "синхронизированный хаос". Выяснилось, что за этот век периоды похолодания и потепления чередовались, последний 30-летний отрезок роста температур закончился на пороге нового столетия. Сейчас, по словам ученых, воздушные и морские массы воздуха, определяющие климат, находятся в синхронном движении, которое характеризуется снижением температур. Математика, впрочем, не дает ответа на вопрос, является ли этот процесс естественным или на него оказывает влияние деятельность человека.
Имеет ли семья Бернарда Мэйдоффа, сознавшегося в организации крупнейшей в истории финансовой пирамиды, право сохранить за собой принадлежащие ее членам десятки миллионов долларов? Отправив в тюрьму Мэйдоффа, прокуратура перенесла свое внимание на его жену и других родственников, которые, как выясняется, обладают немалыми состояниями. Они утверждают, что деньги заработаны честным путем. Следствие готово доказать обратное. Но, видимо, это будет сделать нелегко, как нелегко найти следы и десятков миллиардов, якобы похищенных Мэйдоффым. Рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: 65 миллиардов долларов исчезли из фондов инвестиционной фирмы Мэйдоффа. Куда делись эти деньги? Сколько осталось у самого Мэйдоффа? Кто ему помогал? Пока подозрение падает на жену.
Прокуроры уже подали прошение о конфискации манхэттенского пентхауза супругов, стоимостью 7 миллионов долларов, и другого состояния Рут Мэйдофф, оцененного в 62 миллиона. Адвокаты Рут Мэйдофф настаивают на том, что это состояние нажито ею самостоятельно, без помощи мужа, обманывавшего инвесторов.
Прокуроры требуют наложить арест на все имущество Рут Мэйдофф, дабы не дать ей спрятать деньги и скрыться самой.
Вот что рассказывает обозреватель компании CBS Мэгги Хики.

Мэгги Хики: Прокуратура сообщает, что ходатайствует о конфискации 7-мииллионного пентхауза, 9-миллионного дома в курортном городе Палм-Бич, в штате Флорида, и еще 62 миллионов, которые Рут Мэйдофф пытается сохранить за собой. Общее же состояние супругов, которое удалось разыскать, оценивается почти в миллиард долларов. Оно включает 700-миллионный бизнес, 45 миллионов в ценных бумагах, 17 миллионов на счетах в разных банках, драгоценностей на 2,6 миллиона, 6-миллионный дом во Франции и многое другое на общую сумму 823 миллиона, которые прокуратура требует заморозить. Из этой суммы, по утверждению Рут Мэйдофф, ей принадлежит имущество на сумму 69 миллионов.

Ян Рунов: Однако адвокаты жертв мошенничества сомневаются в том, что эти деньги по праву принадлежат Рут Мэйдофф.

Адвокат: У ее отца не было денег. Он оставил ей в наследству 37 тысяч долларов. Ее единственный законный источник дохода - написанная ею однажды поваренная книга, да и та не была бестселлером.

Ян Рунов: Бернард Мэйдофф отказался раскрыть места, где спрятаны украденные им десятки миллиардов долларов, и назвать своих сообщников.
Адвокаты жертв пирамиды говорят...

Адвокат: Каждый пострадавший из-за Мэйдоффа, да и вообще каждый гражданин США хочет, чтобы правосудие в отношении этого человека восторжествовало, но это преступление не мог совершить только один человек.

Ян Рунов: Расследование с последующей конфискацией имущества может коснуться не только жены Мэйдоффа, но и его двоих сыновей, брата, племянницы - все они работали в компании Мэйдоффа.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG