Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому Григорий Явлинский не протянет руки


Григорий Явлинский в студии Радио Свобода

Григорий Явлинский в студии Радио Свобода

Очередной призыв партии "Яблоко" к объединению демократических сил вызвал противоречивую – в том числе и весьма обидную для руководства партии - реакцию. Интернет-сообщество бурно обсуждает комментарий журналиста Матвея Ганапольского, в котором он называет "Яблоко" "мертвой или находящейся в коме" организацией. Что думает по поводу новой инициативы партии ее основатель Григорий Явлинский? На этот и другие вопросы бывший председатель "Яблока" ответил в беседе с обозревателем Радио Свобода Андреем Шарым.

- Партия "Яблоко" в очередной раз призвала демократические силы к объединению. В ответ часть этих самых демократических сил отреагировала на предложение скептически, заявив, что это уже тысячное заявление партии "Яблоко" и что, на самом деле, никакого объединения быть не может. Как вы относитесь к такой критике?

- Безразлично. Она ожидаема, ничего нового в этом нет. И это не отменяет необходимость делать правильные шаги. Может быть, и сейчас не получится, просто это важная задача, которую нужно решать.

- Какие конкретные шаги предполагается сделать?

- Первый шаг очевиден. Политический комитет "Яблока" утвердил обращение к другим лидерам демократической оппозиции. Если они подпишут или согласятся с принципиальными положениями, то, возможно, это будет начало диалога.

- Могли бы вы очертить хотя бы примерный круг людей, с которыми такой диалог может состояться?

- Для нас в качестве партнеров приемлемы все, кто может себя отнести себя к демократической оппозиции.

- Некоторая часть демократической оппозиции обвиняет "Яблоко" в том, что, декларируя желание объединиться, на деле партия либо ничего не делает, либо выставляет свои жесткие условия. Ваш ответ?

- Ответ не нужен. Это обычная демагогия, тут нет никакого содержания.

- "Яблоко" планирует выставлять своего кандидата на выборах мэра Сочи?

- Это не исключено. Решение по этому поводу, насколько мне известно, еще не принято.

- А есть вероятность, что вы поддержите кого-то из тех политиков, которые уже заявили о своем желании баллотироваться, или это будет обязательно кандидат "Яблока"?

- Не знаю. Это лучше обсудить с председателем партии, может быть, у него больше информации.

- А ваша позиция личная?

- Моя позиция состоит в том, что Сочи очень особый город в связи с тем, что в нем решено проводить Олимпиаду. Независимо от того, как будет развиваться подготовка к Олимпиаде, желательно, чтобы главой местного самоуправления был житель этого города, который в диалоге с федеральными властями будет отстаивать интересы местного населения.

- У вас есть отделение в Сочи?

- Да, есть.

- Хорошее?

- Оно существует около 20 лет, мы считаем, что у него были успехи.

- Отличается ли "Яблоко", которое было год назад, от той партии, которая существует сейчас?

- Думаю, самое главное – это то, что "Яблоко" осталось единственной политической, демократической организацией, структурированной и работающей в легальном поле. В этом огромное достижение партии. И в этом же - ее самая большая ответственность. Разговоры об объединении с СПС, как вам известно, закончились исчезновением этой структуры и переходом ее в "Единую Россию". Точно тем же закончились все разговоры, связанные с Комитетом-2008, "Другой Россией", Гражданским конгрессом и прочей всякой всячиной. Партия продолжает свою работу в очень сложных условиях, она обременена самыми разными долгами, испытывает давление, членов партии подвергают судебным преследованиям. Как вы знаете, двух наших активистов в прошлом году осудили, одного на пять лет условно, другого на семь лет условно.

- Как экономический кризис сказался на политической ситуации в России?


- Экономический кризис еще не оказал существенного влияния на экономическую ситуацию в России. На политическую ситуацию тоже. Либо масштабы этого кризиса недостаточны, либо конфигурация нынешней политической системы такова, что она будет ждать до предела, пока не окажется перед угрозой краха. У нее есть некоторые ресурсы и возможности, она является очень неповоротливой и очень негибкой, она не приспособлена для решения кризисных задач, но поскольку есть определенные резервы, она может обеспечивать свое существование еще какое-то время. Тактически власти просто ждут, что Соединенные Штаты, Западная Европа и Китай выйдут из кризиса…А сами никаких собственно национальных решений не принимают.
Мы принципиально возражаем против большевистского тезиса "чем хуже - тем лучше ...


- А надо вести себя по-другому?

- Я бы полагал, что нужно реализовывать национальную программу выхода из кризиса, но такую, которая легла бы в основу структурных и институциональных изменений в России, всего того, что не было сделано за последние восемь лет. Я бы полагал, что нужно развивать внутренний спрос, Сейчас это делать гораздо сложнее, но, тем не менее, раньше или позже это делать нужно, потому что экономическая система, которая создана в России, является неэффективной и неработоспособной в долгосрочном плане.

- Кризис уже вызвал социальные протесты, и они, по мнению многих экспертов, будут нарастать. Могут ли, на ваш взгляд, социальные протесты привести к существенным политическим сдвигам?

- Думаю, что об этом говорить рано, пока серьезных признаков этого нет. Пока мы наблюдаем чисто социальные, левые, а то и левацкие требования. Зачастую такие требования являются весьма разрушительными.

- То есть никто на этом политический капитал не заработает?

- Это не только вопрос прогноза. Это вопрос принципиальный. Это разрушительно для страны, это разрушительно для будущего и на этой волне к власти приходят самые контрпродуктивные, опасные силы, националистического, фашистского толка. Поэтому всем, кто вынашивает планы, чем хуже - тем лучше, я бы руку не протянул.

- С этим связано ваше, скажем так, осторожное отношение к деятельности Объединенного гражданского фронта или "Солидарности"?

- Нет, это связано с малой осмысленностью их деятельности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG