Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Общая газета" (1995): Отдаваясь, "Столица" забыла спросить о главном: об условиях



Анна Политковская, "Общая газета" от 12.10.1995

В результате 34 сотрудника этого журнала, в мае нынешнего года прекратившего выход, начали судебную тяжбу с одноименным акционерным обществом закрытого типа. Они требуют выплаты заработной платы за полгода вынужденного простоя. Коллектив также считает, что о причинах закрытия их журнала должна знать российская общественность.

Тарас ты наш Бульба!

Как известно, многие трагедии наших дней упираются своими причинно-следственными связями в главную проблему современности -
передел собственности. "Столица" - не исключение. Почти год назад, 14 ноября 1994 года, его создатель и главный редактор Андрей Мальгин подписал уставные документы АОЗТ "Еженедельник " Столица " и стал генеральным директором. 80 процентов акций приобретал издательский дом " Коммерсантъ " в качестве юридического лица, а 20 процентов оказывались
лично у Мальгина.

Что такое эти 20 процентов? Да ничего. Димедрол для личных амбиций - не более. Согласно уставу, все основные решения в АОЗТ принимаются 3/4 голосов акционеров - а значит, теми, кто владеет основным пакетом акций.
При этом в документах не оказалось ни единого слова о правах коллектива " Столицы ". Журналисты потеряли все юридические права даже знакомиться с отчетом о финансовой деятельности новых акционеров. Все вопросы подписки и распространения были также добровольно отданы издательскому дому.

Мальгин фактически продал " Столицу " со всеми потрохами. Шаг для главного редактора совершенно нелогичный. Но чем-то он был продиктован?. .

Почем журнал торгуем?

Начать рассказ о трагедии " Столицы " именно с финансовой стороны дела нас заставляет исключительно анализ все тех же учредительских документов АОЗТ. Они выглядят крайне странно, если помнить о том, что стороны вроде бы договаривались продолжить издание популярного еженедельника на паритетных основах. Адвокат безденежных сотрудников " Столицы " Валентина
Ефремова несколько ошарашенно говорила о том, что сферы деятельности АОЗТ простираются так далеко, что на тех просторах журнала попросту не видно.

И этого, конечно, не мог не понимать Андрей Мальгин. Значит, акционеры намеренно не стремились издавать журнал? Однако если сугубо коммерческий подход издательского дома " Коммерсантъ " логически объясним, то позиция главного редактора не вписывается ни в какие умопостроения.

На этот счет по Москве бродило и бродит множество слухов. Во-первых, издательский дом изначально не желал видеть Мальгина главным редактором, а потому и предлагал ему некую сумму за то, чтобы " Столицу " возглавил кто-то другой. И Мальгин согласился. Во-вторых, поговаривают о самых невероятных размерах этих отступных: новый " мерседес ", новая квартира, сотни тысяч долларов. .. Мальгин публично опроверг слухи о размерах, однако сделал это вяло и неубедительно. В-третьих, Мальгин долго ждал
приличных отступных, которых не получил, и только после этого очнулся ото сна.

Естественно, существует и официальная версия событий. Ее изложил заместитель главного редактора " Столицы " Владислав Старчевский: " Примерно полтора года назад руководство журнала стало ощущать, что необходимо делать более качественное издание, - и творчески, и полиграфически. Для этого нужны большие средства ".

" Столица " такими средствами не обладала. К середине 1994 года объем рекламы во всех без исключения российских СМИ стал резко падать. При этом собственно финансовое положение " Столицы " на момент поиска инвесторов, по версии Старчевского, продолжало оставаться достаточно стабильным: " И зарплаты, и гонорары были нормальными ". Тем не менее. ..

Цензура - современное явление

После образования АОЗТ издательский дом " Коммерсантъ ", по словам Андрея Мальгина, поэтапно " влил " в " Столицу " 750 тысяч долларов США (кредитом от " Столичного банка сбережений "). Журнал стал печататься в Финляндии. И издательский дом потребовал, чтобы оттуда в Москву доставлялся, прежде всего, " массовый журнал для горожан ".

Что такое массовость, можно обсуждать. В данном случае полосы " Столицы " наводнила информация о бесконечных московских презентациях, похожих друг на друга как близнецы-братья. Сплетни, тусовки, кто с кем, когда и почему, какого цвета у кого белье, туфли и волосы. ..

В кабинетах " Столицы ", претендующей на звание лидера свободолюбивой отечественной публицистики, появились " представители " издательского дома. В интеллигентных кругах их принято теперь называть рерайтерами. Кто не владеет английским языком, переведем максимально точно: рерайтеры - это переписчики. А попросту, цензоры.

Поначалу рерайтеры только следили за точностью публикуемой информации о светской жизни Москвы, дабы не случилось поводов к судебным искам. Чуть позже оказалось, что они вправе влезать и в так называемую " публицистическую " часть " Столицы " - вычеркивать, переписывать, дописывать, даже не ставя в известность авторов текстов. А это, как правило, лучшие московские публицисты, плохо понимающие ситуацию, при которой их сочинения могли кастрироваться, как Бог на душу положит безымянному цензору. Мальгин все терпел.

По словам сотрудников " Столицы ", чьи материалы подвергались резекциям, им объясняли причину так: " Среднему человеку надо лепить образ красивой богатой жизни ". И еще: " Прочь чернуху ". Постепенно стала очевидной модель будущей " Столицы ": простенький по содержанию таблоид, и больше ничего.

Лозунг " Долой чернуху! " не так уж безобиден, как может кому-то показаться. Что ни месяц, от журналистского тела кто-нибудь да
откалывается. С тем, чтобы " создавать образ красивой богатой жизни ". Как правило, это происходит вскоре после того, как кто-то кому-то пообещал высокие зарплаты. Известно, и чем заканчивается такой опыт: увольняются лучшие журналисты, не желающие ваять венчики там, где стоит рисовать дьявольские рога. Но что тут скажешь? Исключительное право владельца иметь то издание, которое он хочет.

Исходя из этого, Андрею Мальгину не грех было бы уточнить еще накануне подписания документов некоторые важные идеологические детали проекта.

Увы, когда эти вопросы у журналистов " Столицы " возникли, выяснять ответы было уже не у кого. Рерайтеры, не вдаваясь в словопрения, свирепствовали. Очень многие тогда или ушли из " Столицы ", или перестали туда относить свои материалы. Впрочем, многие и остались, ожидая перемен к лучшему. Издательский дом нет-нет да и шел на то, чтобы менять рерайтеров. Однако уступки не могут продолжаться бесконечно, и 1 мая всякие вливания в " Столицу " прекратились. Причин тут, скорее всего, несколько. Стали очевидны финансовые сложности самого издательского дома, плюс строптивость журнала, не пожелавшего подвергаться полному и
безоговорочному оскоплению.

Издательский дом объявил технический перерыв для " Столицы ". Было сказано: максимум на месяц. Перерыв продолжается по сей день. Сотрудники все это время лишь формально числятся на работе - зарплаты нет. Все телодвижения с целью прояснить свою судьбу у руководства АОЗТ безрезультатны. Впереди - судебные заседания, где Мальгин ответчиком по искам 34 своих же сотрудников. Позади - " Столица ".. . Никакого полюбовного примирения с издательским домом у " Столицы " уже быть не может. В то же время без такого примирения " Столица " теряет абсолютно все - прежде всего, свою торговую марку.

Как считает Владислав Старчевский, " честь и достоинство журналиста нужно защищать не только тогда, когда его бьют или убивают. Сейчас идет разговор уже о чести и достоинстве целого журналистского коллектива ". Глубоко соболезнуя коллегам, невозможно не понимать главного: пассажи негодования сегодня можно относить прежде всего к Мальгину. Желая отдаться и отдаваясь, не проклинай обстоятельств, которые сам и создал.


P.S. Взбунтовавшимся сотрудникам "Столицы" только что предложено получить часть причитающейся им заработной платы в обмен на отказ от исковых требований и заявления об уходе из журнала, с условием оформления последних задним числом.

Публикация предоставлена информационно-аналитическим агентством "Интегрум"
XS
SM
MD
LG