Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партия "Яблоко" вновь призывает демократические силы к объединению


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политик Григорий Явлинский.

Андрей Шарый: Очередной призыв партии "Яблоко" к объединению демократических сил вызвал противоречивую - в том числе, и весьма обидную для руководства партии - реакцию. Часть российского демократического сообщества обвиняет и новых лидеров "Яблока", и бывшего многолетнего председателя Григория Явлинского в пренебрежительном и покровительственном отношении к потенциальным партнерам и в отсутствии действительного желания, а главное - реального потенциала объединения. Довольно живую реакцию в Интернете вызвали комментарии журналиста Матвея Ганапольского, в которых он называет "Яблоко" "мертвой или находящейся в коме" организацией, а новое оппозиционное движение "Солидарность" - пусть и заслуживающим критики, но живым фактором политики. Я беседовал с одним из основателей партии "Яблоко" Григорием Явлинским.
Партия "Яблоко" в очередной раз призвала демократические силы к объединению, и это вызвало у части этого, скажем так, демократического сообщества российского критические замечания относительного того, что это уже тысячное заявление партии "Яблоко", на самом деле никакого объединения быть не может. Как вы относитесь к такой критике?

Григорий Явлинский: Безразлично. Она ожидаема, ничего нового в этом нет. И это не отменяет необходимость делать правильные шаги. Может быть и сейчас не получится, просто это важная задача, которую нужно решать.

Андрей Шарый: Как вы видите конкретно шаги к такому объединению?

Григорий Явлинский: Первый шаг очевиден. Политический комитет утвердил обращение к другим лидерам демократической оппозиции. Если они подпишут или согласятся с принципиальными положениями, то, возможно, это будет начало диалога.

Андрей Шарый: Могли бы вы очертить примерный круг людей, с которыми такой диалог может состояться?

Григорий Явлинский: Это даже очень сложно сказать. Это могут быть люди из социал-демократической сферы, из каких-то политических общественных групп. Иначе говоря, для нас приемлемыми в этом отношении являются все, кто может себя отнести к демократической оппозиции.

Андрей Шарый: Некоторая часть демократической оппозиции обвиняет "Яблоко" в том, что, декларируя желание объединиться, на деле партия ничего не делает, выставляет свои жесткие условия. Есть ли у вас какой-то ответ на это?

Григорий Явлинский: Ответ никакой не нужен. Это обычная демагогия, потому что за этим нет никакого содержания. Потому что есть конкретные предложения, партия внесла определенные предложения, о них и нужно говорить. А пустые разговоры никого не интересуют.

Андрей Шарый: Григорий Алексеевич, "Яблоко" планирует выставлять своего кандидата на выборах мэра Сочи?

Григорий Явлинский: Это не исключено. Решение по этому поводу, насколько мне известно, не принято еще.

Андрей Шарый: А есть такая вероятность, что вы поддержите кого-то из тех политиков, которые уже заявили о своем желании баллотироваться, или это будет обязательно свой кандидат "Яблока"?

Григорий Явлинский: Не знаю. Это лучше обсудить с председателем партии, может быть у него больше информации.

Андрей Шарый: А ваша позиция личная, в чем состоит?

Григорий Явлинский: Моя позиция личная состоит в том, что Сочи очень особый город в связи с тем, что решено проводить там Олимпиаду. Независимо от того, как будет развиваться подготовка к Олимпиаде, желательно, чтобы главой местного самоуправления был житель этого города, который в диалоге с федеральными властями будет отстаивать интересы жителей этого города. Я думаю, что это важный и серьезный вопрос. Если же считать, что это вообще спецобъект, в котором люди не живут и в нем нужно только проводить Олимпиаду, тогда это вообще федеральный объект и местное самоуправление здесь не играет никакой роли.

Андрей Шарый: У вас есть отделение в Сочи?

Григорий Явлинский: Да, есть.

Андрей Шарый: Хорошее?

Григорий Явлинский: Оно существует около 20 лет, поэтому мы считаем, что у него были неплохие успехи.

Андрей Шарый: Отличается ли то "Яблоко", которое было год назад, от той партии, которая существует сейчас, на ваш взгляд?

Григорий Явлинский: Я думаю, что самое главное - "Яблоко" осталось единственной политической, демократической организацией, структурированной и работающей в легальном поле. В этом ее огромное и достижение и в этом же ее самая большая ответственность. Разговоры, которые были постоянно об СПС, об объединении с СПС, как вам известно, закончились просто исчезновением этой структуры и переходом ее в "Единую Россию". Точно тем же закончились все разговоры, связанные с Комитетом-2008, "Другой Россией", "Гражданским конгрессом" и прочей всякой всячиной.
То, что происходит в обсуждении нынешних этих инициатив и документов - это примерно все то же самое, это не интересно, это пустая трата времени. Партия продолжает свою работу в очень сложных условиях, обремененная самыми разными долгами, давлением, судебным преследованием. Как вы знаете, двух активистов в прошлом году осудили, одного на пять лет условно, другого на семь лет условно. Это очень сложная и серьезная работа. А то, что вы у меня спрашиваете - это в основном такое, околополитическое суетливое обсуждение ни о чем.

Андрей Шарый: Как экономический кризис сказался на политической ситуации в России?

Григорий Явлинский: Экономический кризис еще не оказал существенного влияния на экономическую ситуацию в России. На политическую ситуацию он пока еще вообще не оказывает никакого впечатления. Либо масштабы этого кризиса недостаточны, либо конфигурация нынешней политической системы такова, что она будет ждать до предела, пока она не будет стоять просто перед угрозой краха. У нее есть некоторые ресурсы и возможности, она является очень неповоротливой и очень негибкой, она не приспособлена для решения кризисных задач, но поскольку есть определенные ресурсы и резервы, то она может обеспечивать свое существование еще какое-то время. Тактически они просто ждут, что Соединенные Штаты, Западная Европа и Китай выйдут из кризиса, вот все, что они думают. Они, собственно, никаких решений в отношении кризиса, собственно национальных решений не принимают.

Андрей Шарый: А надо вести себя по-другому?

Григорий Явлинский: Я бы полагал, что нужно развивать внутренний спрос, нужно реализовывать национальную программу выхода из кризиса, но такую, которая легла бы в основу структурных и институциональных изменений в России, всего того, что не было сделано за последние восемь лет вообще. Сейчас это делать гораздо сложнее, но, тем не менее, раньше или позже это делать нужно, потому что экономическая система, которая создана в России, она является неэффективной и неработоспособной в долгосрочном плане.

Андрей Шарый: Часть политологического сообщества российского и некоторые представители того, что называется широкой демократической оппозицией, ожидают, что главным политическим последствием кризиса станет нарастание социальной активности российских граждан, волна массовых протестов, что может привести к каким-то существенным политическим сдвигам, в том числе в стране. Вы видите такую силу, которая способна была бы организовать такие протесты или такое движение, и будут ли они вообще, на ваш взгляд?

Григорий Явлинский: Думаю, что об этом говорить рано в том смысле, что пока серьезных признаков нет. Кроме того, социальные протесты очень сильно отличаются от политических. Политическая структура общества на сегодняшний день выстроена таким образом, что сегодня нет таких пожеланий со стороны граждан, чтобы их протесты были оформлены политически. Это чисто социальные, причем левые, зачастую левацкие требования. Зачастую такого рода требования являются весьма разрушительными.

Андрей Шарый: То есть ожидания, что на этой волне, потенциальной волне социального протеста можно какой-то собрать политический капитал, вам кажутся неоправданными?

Григорий Явлинский: Это вопрос не только прогноза. Это вопрос принципиальный. Мы принципиально возражаем против большевистского тезиса "чем хуже - тем лучше". Это разрушительно для страны, это разрушительно для будущего и на этой волне к власти приходят самые контрпродуктивные, опасные силы националистического, фашистского толка. Поэтому всем, кто вынашивает планы, чем хуже - тем лучше, я бы руку не протянул.

Андрей Шарый: С этим связано ваша, скажем так, осторожное отношение к деятельности "Объединенного гражданского фронта" или "Солидарности"?

Григорий Явлинский: Нет, это связано с малой осмысленностью этой деятельности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG