Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

1955-й. Вторая годовщина Воркутинского восстания


Студия Радио Свобода, Мюнхен, 1964 год

Студия Радио Свобода, Мюнхен, 1964 год

В рубрике "Переслушивая Свободу", посвященной истории нашего радио, сюжет из эфира 1955-го года. Вторая годовщина Воркутинского восстания отмечалась на волнах Радио Освобождение (так называлась наша радиостанция в те годы) многочисленными сюжетами: выступлениями вдовы американского президента Элеоноры Рузвельт, обращениями дочери Льва Толстого Александры Львовны, рассказами очевидцев. 16-го июля 55-го года наше радио передало небольшой рассказ "Посетитель из Воркуты", который читает диктор Екатерина Горина.

Диктор: "Это было зимой прошлого года в одном из западноевропейских городов. Нас было несколько человек - сотрудников радиостанции Освобождение. Мы пришли ужинать к одной из наших сослуживиц. В столовой, где мы сидели, было светло и тепло. За окном, в свете уличных фонарей, безостановочно падали мохнатые хлопья снега. Стол был накрыт тяжелой белой скатертью, на которой стояли приборы, вино, длинные овальные блюда с закусками. Ужин приготовила бабушка нашей хозяйки. Настоящий русский ужин. Мы сидели и разговаривали. Говорили о нашей работе, об ее ежедневных трудностях, радостях, шутили, смеялись.

Мы жили в богатой и свободной стране. Но в недавнем прошлом почти каждого из нас были допросы, концлагеря, угроза медленной или мгновенной смерти. То, чего мы никогда не забывали. Мы все были в сборе, и только один из наших друзей опаздывал. Потом раздался звонок, отворили дверь, и он вошел. Но он был не один. Рядом с ним стоял старый человек с худым и небритым лицом, в меховой шапке, валенках и ватном жилете. Он поздоровался с нами. Он говорил по-русски с сильным кавказским акцентом. Его появление у нас можно было назвать чудом. Чудом, потому что еще несколько недель тому назад он был политзаключенным на Воркуте. Его судьбу решило то обстоятельство, что он был иностранным подданным, и вот после многих лет переговоров между консульством его страны и советской администрацией его, наконец, освободили и разрешили ему вернуться на родину. В советских концлагерях он провел около восемнадцати лет. Теперь он стоял здесь в своей меховой шапке, ватном жилете и валенках и нам всем показалось, что вдруг, в эту минуту, к нам неудержимо приблизился этот далекий ледяной ад, снежные пространства, колючая проволока и белесый призрак концлагерной смерти. Этот человек был живым напоминанием о том, чего мы не могли и не имели права забыть и против чего мы вели ежедневную и упорную борьбу. Он посмотрел на нас своими далекими глазами, прислушался к нашей речи так, точно хотел удостовериться, что мы действительно говорим по-русски, и начал нам рассказывать о своей жизни.

За окном по-прежнему шел снег и все казалось почти таким же, как и полчаса тому назад. Но что-то дрогнуло и изменилось в эти минуты. Мы знали всегда, что то, что мы делаем, это правильно и что это наш долг. В этом мы не могли ошибиться. Но этот старый усталый человек точно принес с собой и ледяное дыхание далекой Воркуты, и еще одно неопровержимое подтверждение того, что мы правы и в нашей борьбе, и в наших надеждах на освобождение нашего народа".

Диктор Екатерина Васильевна Горина, и сама бывшая заключенная, попала в Европу в годы Второй мировой войны.

P. S. Мы будем рады советам и предложениям наших слушателей и читателей: что из аудио-архива вы хотели бы услышать? Какая тема вас интересует больше всего?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG