Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По заявлению лидера профсоюза Евгения Иванова возбуждено уголовное дело


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Андрей Шарый: В Санкт-Петербурге по заявлению лидера профсоюза завода General Motors Евгения Иванова возбуждено уголовное дело с формулировкой "угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью". Хот угрозы последовали более месяца назад, уголовное дело возбудили только сейчас. О причинах – корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Лидер профсоюза завода General Motors в Шушарах Евгений Иванов был избит в начале февраля среди бела дня, когда выходил из подъезда своего дома в Колпино. До этого он получил три телефонные угрозы. Сначала ему сказали "перестань заниматься на работе ерундой", потом позвонили жене, которая услышала такой недвусмысленный намек: "Если твой муж не успокоится, мы знаем, куда ты водишь ребенка в детский сад". Последняя угроза звучала так: "Ты плохо понимаешь - ходи-оборачивайся". Евгений Иванов сразу же перевез семью в другое место, а об угрозах сообщил в милицию. Но то, что кажется очевидным всякому здравомыслящему человеку, милиционерам таковым не показалось. Они отказались заводить уголовное дело по факту угроз, объяснив, что если неизвестные звонят твоей жене и сообщаю, что им известен детский сад ее ребенка, то это и надо рассматривать исключительно как невинное информационное сообщение. Как же все-таки удалось добиться возбуждения уголовного дела по факту угроз после решительных отказов? Говорит Евгений Иванов.

Евгений Иванов: Может быть, подействовала прокуратура. Президент Международной федерации написал письмо господину Чайке, чтобы взяли под контроль. Я думаю, что, скорее всего, это и сыграло.

Татьяна Вольтская: Так что теперь имеется целых два уголовных дела: первое, возбужденное сразу по факту избиения Евгения Иванова, и второе - по факту угроз, предшествовавших избиению. Говорит руководитель отдела информации межрегиональной правозащитной ассоциации "Агора" Дмитрий Колбасин, город Казань.

Дмитрий Колбасин: 2 февраля это было 2009 года. Нам начальник 80-го отдела милиции по Колпинскому району Антонович отказался возбуждать уголовное дело по факту телефонных угроз. У нас есть соответствующие документы об этом. Потом, как известно, не прошло и недели, как Иванова избили. Потом он еще несколько раз просил возбудить уголовное дело. И только после встречи 4 марта на допросе в качестве потерпевшего, когда он был у дознавателя, к нему прислушались. Уголовное дело, действительно, возбудили.

Татьяна Вольтская: У профсоюзного лидера Евгения Иванова есть своя версия, почему его избили.

Евгений Иванов: После разговора с управлением "Э" по борьбе к с экстремизмом у меня возникли подозрения, что все-таки это коррумпированные органы власти. Народ же надо держать в страхе, потому что народ голодный сейчас, злой. Как контролировать? С помощью профсоюзов. Таким образом, пытались выйти на профсоюзы. Я думаю, что это все-таки политика, скажем так.

Татьяна Вольтская: Более ясную версию того, что же произошло с Евгением Ивановым в управлении "Э", рассказал юрист ассоциации "Агора" Дмитрий Динзе, который находится в Петербурге.

Дмитрий Динзе: Когда его вызвали в Управление по борьбе с экстремизмом у нас в Петербурге, в достаточно жесткой форме его вызывали, настойчиво, ему грубили, ему хамили, достаточно жестко с ним начали разговаривать. А впоследствии с ним поговорил уже начальник этого управления. Он сделал вывод о том, что к этому преступлению могут быть причастны сотрудники милиции. В связи с тем, что первоначально, когда его вызвали в Управление по борьбе с экстремизмом, на него оказывалось определенное психологическое давление, чтобы он явился туда в обязательном порядке и пояснил информацию, связанную с деятельностью профсоюза, с деятельностью предприятия General Motors. Как вы думаете, когда с вами очень грубо разговаривают сотрудники милиции, спустя два дня после совершения в отношении вас преступления, какие мысли могут быть у нормального человека? Логика его понятна и ясна. Он выдвинул свою версию, на что он имеет право, как потерпевший. Эта версия должна проверяться, отрабатываться правоохранительными органами с дознанием, в том числе сотрудниками прокуратуры Следственного комитета при прокуратуре.

Татьяна Вольтская: Есть ли надежда на то, что виновных найдут?

Дмитрий Динзе: Дело в том, что мы заявили такое ходатайство о том, что могут быть причастны сотрудники правоохранительных органов. Нам было отказано дознавателем Ермановской в удовлетворении данного ходатайства и направлении дела в Следственный комитет при прокуратуре в связи с тем, что нет данных, которые свидетельствовали бы о том, что могут быть причастны сотрудники правоохранительных органов. На каком основании она сделала такой вывод – неизвестно.

Татьяна Вольтская: Мне удалось дозвониться до дознавателя Ирины Ермановской, но она от общения отказалась и не сказала, с кем можно поговорить вместо нее.

Ирина Ермановская: Я вам подсказать не могу.

Татьяна Вольтская: Адвокат Дмитрий Динзе считает порочной практику российской милиции возбуждать уголовные дела по факту угроз только после того, как они приводятся в исполнение.

Дмитрий Динзе: Недостаточно отработана, не проверена информация о то, что эти угрозы поступали, не проверена почва этих угроз, в связи с чем эти угрозы фактически могли поступить в отношении Иванова.

Татьяна Вольтская: Профсоюзные лидеры были избиты также в Таганроге и Тольятти, в Петербурге нападали на лидера фордовского профсоюза Алексея Этманова. По мнению Дмитрия Динзе, почерк всех этих избиений очень похож: сначала звонки с угрозами, затем избиения - не до полусмерти, а "предупреждающие". Во всех случаях жертв поджидали либо у проходной завода, либо в подъезде дома.
XS
SM
MD
LG